Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Игорь Курдин


Ведущий Петербургского часа программы "Liberty Live" Виктор Резунков:

Гость Петербургской студии Радио Свобода - председатель Петербургского Клуба моряков-подводников, капитан первого ранга запаса Игорь Курдин. Как настроение Игорь Кириллович?

Игорь Курдин:

Настроение можно сказать, почти бодрое, потому что уже сейчас стало ясно, что операция по подъему "Курска" благополучно прошла, и в настоящее время связка "баржа Гигант-4" -"Курск" следует по направлению к Кольскому заливу, и мы очень надеемся, что в ближайшее время она войдет в Кольский залив.

Виктор Резунков:

Игорь Кириллович, что обращает на себя внимание, в первую очередь, по ходу завершающей фазы операции по подъему "Курска"?

Игорь Курдин:

В первую очередь, то же самое, что и в последние дни - противоречивость информации. К сожалению, официальные лица дают, видимо, не так часто, как нам бы хотелось, комментарии, поэтому корреспонденты, не обладая достаточной информацией, часто желаемое выдают за действительное. И когда идет такая нестыковка - вызывает недоумение, почему же так? Мы с вами знаем, что расстояние от места гибели "Курска" до входа в Кольский залив - 70 миль, и еще по заливу 25 миль. Первоначальная скорость буксировки как планировалось 3, максимум 4 узла. Поверьте 8 узлов - приличная скорость, связка "Гигант-4 - Курск" с такой скоростью просто буксироваться не может. По расчетам, если вчера вечером буксировка была продолжена, связка по идее должна находиться у входа в Кольский залив. Если погода ухудшилась, то там предусмотрен южный, так называемый ,безопасный маршрут, чтобы, прикрываясь береговой чертой, связка испытывала наименьшее влияние моря, но понимаете... А где же сейчас эта связка. Пускай бы нам давали информацию каждые два часа, понятно, когда эта связка зайдет в Кольский залив, скорость буксировки будет уменьшена до двух с половиной-трех узлов, будет сокращена длина самого буксирного троса, и эту связку будут страховать еще 4 буксира. И уже погода в Кольском заливе практически на буксировку повлиять просто не может, потому Кольский залив - узкость, она защищена высокими скалистыми берегами, и там уже буксировка пройдет достаточно спокойно. Следующее и наиболее в настоящий момент ответственная фаза операции: корреспондент Радио Свобода сказал, что связка у поселка Белокаменка. Так Белокаменка как раз и находится напротив ПД № 50 поселка Росляково. То есть, непонятно, вдруг она уже и в самом Кольском. Когда связка подойдет к доку - начнется самая тяжелая опасная ювелирная работа, и для капитанов буксира, прежде всего, потому что надо ее точно выставить напротив дока и очень аккуратно завести в этот док, потому что места для маневра там просто нет. Там уже погодный фактор может повлиять, потому что вся эта связка имеет очень большую парусность, и надо уловить такой момент, чтобы аккуратно, осторожно ввести ее в этот док, чтобы потом уже провести саму доковую операцию.

Виктор Резунков:

Игорь Кириллович, опять-таки набивший оскомину вопрос о причинах катастрофы на "Курске". По крайней мере, как я понимаю, одна из версий, которая активно обсуждалась и в средствах массовой информации, и руководством России - версия о столкновении с иностранной субмариной или каким-то плавучим телом, она все-таки отпала. Я знаю, недавно вы обратились к руководителям ведущих стран мира, Англии и США с призывом заявить о том, что этого столкновения не было, в очередной раз - с какой целью вы это сделали?

Игорь Курдин:

Дело в том, что когда мы слышим выступления официальных лиц, они все время, как правило, говорят: "Три версии, которые названы в прошлом году - столкновение, мина, внутренние проблемы - остаются". Никто не хочет отдавать предпочтение какой-либо из версий. Но я, поверьте, очень внимательно слежу за всеми комментариями и я хочу сказать, что наиболее четкие комментарии дает академик Игорь Дмитриевич Спасский. Вчера в "Красной Звезде" были опубликованы материалы пресс-конференции, и я обратил особое внимание на его ответы. Он сказал: "Теперь уже ясно, что первопричиной послужил взрыв толстой практической торпеды в торпедном аппарате, что взывало выброс керосина и атомарного кислорода в отсек дальнейший пожар и детонацию части боезапаса". Никто так четко из членов правительственной комиссии, людей, которые обозначены и могут давать официальные комментарии - так не говорят. Спасский сказал это четко и однозначно. Теперь осталось выяснить - дальше продолжает Игорь Дмитриевич - что же послужило первопричиной взрыва торпеды. И вот теперь, значит, тоже стало ясно, что оба взрыва на "Курске" и первый, и второй, который собственно и погубил лодку, произошли в тот момент, когда лодка находилась под перископом. Это означает, она находилась на глубине порядка 18 метров с поднятыми выдвижными устройствами. Могла ли это быть мина времен Второй мировой войны? Да нет, конечно. Говорили о донной мине, хочу напомнить. Могло ли в этот момент быть столкновение или навал, как сейчас говорят, подводный - да, теоретически он мог быть, но лодки на такой глубине ,что наши, что американские, что английские, маневрируют с минимальной скоростью - не более 6 узлов, и даже при условии лобового столкновения, которого явно не было, последствия - ну, ударило лодку, более 20 столкновений за последние 20 лет, которые не привели к трагическим последствиям. Я не исключаю эту версию, но не могло вот это касание, даже удар скользящий привести к взрыву торпеды - это раз. И второе, как бы меня не убеждали, так сказать, некоторые наши оппоненты, взрыв второй был такой силы, что я точно знаю, что лодки наши, находившиеся на удалении более 40 миль - это порядка 80 километров, испытали мощнейший гидравлический удар, я говорил с этими людьми. Та лодка, которая якобы ударила "Курск"за 2 минуты 15 секунд отошла не более чем на 300-400 метров, поэтому для нее взрыв на "Курске" послужил таким мощным ударом, как сверхмощная глубинная бомба - она легла бы рядом. Никаких вот таких исключительных случаев - атомная лодка легла, а потом вот стуки, они законопатили корпус, подкрутили свой реактор и тихо, тихо уползли - так не бывает. Поэтому я и мои товарищи, прежде всего, родные и близкие погибших, мы подумали, что после 11 сентября мы вправе обратиться с таким письмом к руководителям США и Великобритании. Мы просто по-человечески просим их ответить, где же находились две американские подводные лодки "Мемфис" и "Толедо" и английская подводная лодка "Сплендид" в 11 часов 30 минут московского времени 12 августа прошлого года. Никому не надо их маршруты, никому не надо их задачи, как они маневрировали, что - скажите, где они находились. Назовите это место, или просто как родные говорят, скажите свое веское слово, что наши лодки не причастны к гибели АПЛ "Курск". В той ситуации, которая сейчас - ведь мы все поняли, что мир после 11 сентября изменился - нет холодной войны, нет противостояния, я абсолютно согласен с нашим президентом, когда он говорит, пока мы с вами разбирались, кто главнее в мире, на словах содействовали друг другу и заключали какие-то договора, а на деле противодействовали во всех областях, прежде всего, в военной, экономической и других - тогда и родилась эта неизвестная сила, которая поставила мир, можно сказать, на грань третьей войны. Но не той, которую мы предполагали, с участием ядерных боеголовок, ракет самолетов и так далее. Поэтому в новых реалиях, чтобы у нас не оставалось за кормой ничего невыясненного, вот именно и послужило поводом к такому обращению.

Виктор Резунков:

Игорь Кириллович, тогда возникает такой вопрос: надо ли в таком случае, если вот Игорь Спасский, можно сказать, уже объявил о при чинах аварии на "Курске"- надо ли вообще поднимать первый отсек?

Игорь Курдин:

На сегодняшний день уже было официально сообщено о том, что порядка 40 тонн обломков поднято со дна Баренцева моря, конечно, большая их часто принадлежит первому отсеку. Сейчас планируется, когда у всех возникли большие сомнения, когда отказались от подъема первого отсека вообще - перенесли его на следующий год, сейчас говорят о фрагментарном подъеме первого отсека, потому что на самом деле все те обломки, которые были нужны для экспертизы - они уже на берегу, они уже в "Рубине", они уже прошли исследование, я не думаю, что следует сейчас поднимать вопрос - будет поднят первый отсек, не будет - и так уже скоро все будет ясно.

Виктор Резунков:

Игорь Кириллович, вчера встречались в Санкт-Петербурге родственники моряков, погибших на "Курске" какие проблемы они обсуждали, что сейчас вообще обсуждалось на этом собрании вчера?

Игорь Курдин:

Не только операция по подъему "Курска". Она стоит, конечно, во главе угла, но после того, как лодку поднимут и как сказал президент, первыми, кто войдут на ее борт - представители Главной военной прокуратуры и судебные медики, которые будут - не дай Бог это покажут, будут извлекать тела погибших. Судя по всему, люди в кормовом блоке - там должно остаться 11 тел, я уверен, что эти тела достаточно хорошо сохранились и их можно будет достаточно легко опознать. И вот мы сейчас уже имеем договоренность с "Пулковскими авиалиниями", что, если понадобится, родственники будут ближайшим рейсом доставлены в Мурманск и Североморск для этой очень тяжелой миссии. Но те члены экипажа, которые находились в носовых отсеках - что с ними, как, я боюсь, что это просто не передать словами. Поэтому потребуется специальная экспертиза. Я знаю, что у нас в Петербурге есть такая специальная лаборатория, и она наверняка будет задействована, меня заверили в этом в аппарате полпреда президента. То есть, вот эта экспертиза должна все должно пройти достаточно и не торопясь, но и быстро. Потому что когда обсуждали вопрос, и появилась такая проблема - кого-то опознают уже через несколько дней, а для кого-то потребуется недели две, вы представляете, что это превратится в непрерывные похороны. Поэтому мы будем обращаться с просьбами к командованию ВМФ, руководству страны, чтобы эти похороны провести одновременно. Нельзя людям наносить еще один такой моральный удар. Одновременные похороны...

Я понимаю родственников, родных и близких - вот, тело моего близкого нашли, да, я увидела, а остальные как все это. Поверьте, все это настолько сложно. Мы занимаемся этим целый год и, слава Богу, что в прошлом году, 14 августа, когда мы все узнали о катастрофе "Курска", именно Клуб подводников оказался той организацией, которая в наибольшей степени была подготовлена к решению этих вопросов. Я всегда теперь в течение года говорю: если бы мы не выполнили эту задачу тогда, и если бы мы не продолжили ее выполнять сейчас - значит надо было наш Клуб просто закрыть.

Виктор Резунков:

Скажите пожалуйста, вот я вспоминаю, буквально несколько месяцев назад многие родственники заявляли, что не надо вообще поднимать "Курск" - сейчас по-моему все это, то, что сейчас происходит - тяжелейшая душевная травма?

Игорь Курдин:

Вы знаете, много таких вопросов сейчас задают, я хочу все разложить по полочкам. В прошлом году в октябре мы действительно инициировали такое обращение к президенту Владимиру Владимировичу Путину, его подписали 78 семей, и не только в Петербурге, во многих других городах -они просили не проводить резку лодки, чтобы извлекать тела погибших. Они говорили - как же так, моего поднимут, а как я буду смотреть в глаза другой матери, чей муж, брат, сын останется на борту лодки, и, во-вторых, они боялись, что таким образом, вот делая специальные вырезы технологические, что потом откажутся от подъема лодки вообще. Сейчас мнение родственников однозначно - что лодку надо было поднимать, обязательно надо поднимать, и это мнение родных и близких совпадает и с мнением профессиональных подводников. Президент сказал, что мы поднимем "Курск" и назвал три причины - огни общеизвестны. Я хотел бы добавить четвертую, которая, на мой взгляд, появилась после 11 сентября: если "Курск" оставить на глубине 108 метров на дне Баренцева моря в районе интенсивного судоходства и рыболовства - вот он и является той самой донной миной, которая - поверьте, для боевых пловцов такая глубина не представляет особой сложности и поставив там специальные заряды можно было бы вторично подорвать "Курск" - и тогда, я не хочу сказать, что они сдетонируют, но можно было бы добиться разрушения и 2 реакторов и 22 ракет "Гранит". Поэтому тоже надо было поднимать Курск.

Виктор Резунков:

Игорь Кириллович я недавно с удивлением услышал новость, что вашу организацию выселяют, в чем дело?

Игорь Курдин:

У нас есть тоже такой "черный сентябрь", как только он наступает - здание в котором мы 5 лет располагались - его пытались продать, в течение 5 лет этого не удавалось сделать по разным причинам - наконец-то его продали. Есть такая поговорка - "лучше ужасный конец, чем ужас без конца". На птичьих правах мы там действительно слишком долго сидели. Сейчас это здание продано. Нам поставлен срок до 26 ноября, чтобы освободить его и поэтому мы обратились за поддержкой к органам государственной власти и в аппарат полпреда президента по Северо-Западу в правительстве Санкт-Петербурга. От некоторых чиновников мы услышали: "Вы сами найдите, поищите, пускай вам помогут, а мы вас поддержим в плане оформления". Я думаю, что не наша задача сегодня - искать это здание. Если мы за 7лет своей работы, особенно за конкретный год, я считаю, своей работой доказали, что мы организация, способная решать проблемы, именно социальные проблемы, и не только в отношении семей погибших на "Курске", а и всех других подводников - а у нас ведь живут в Петербурге семьи погибших и на "Комсомольце", и на К-8 в апреле 1970-го, и многих других, мы же потеряли более 500 подводников в годы холодной войны... Поэтому я считаю, если мы сейчас бросим эту работу, как и подготовку к захоронению "Курска", и займемся поисками помещения - значит, нам надо просто закрывать свою деятельность. Поэтому, я считаю - я сам 25 лет прослужил в Вооруженных силах, 7 лет был командиром атомной ракетной подводной лодки, у меня 15 боевых служб, и анализ у нас состава клуба показывает, что полторы тысячи человек, в основном, это командиры и офицеры подводных лодок, в том числе и адмиралы, от нахимовца Сережи Исаенко, отец которого погиб на "Курске", до Героя Советского Союза адмирала флота Георгия Михайловича Егорова - если такая организация не получает государственной поддержки, значит, что-то у нас неладно, потому что мы всю жизнь верой и правдой служили этому государству, и теперь наша организация... Не являясь, никакой оппозиционности у нас нет. Другое дело, что иногда приходится выступать вразрез с общепринятыми какими-то вещами, с тем, что говорят официальные лица, но это не болтовня, это попытка все-таки конструктивно решать эти сложные и порой острые вопросы. Поэтому я в данном случае очень рассчитываю на государственную поддержку нашей организации.

Виктор Резунков:

Игорь Кириллович, а сейчас у родственников погибших моряков есть какие-то претензии к властям - есть ли задержка в выделении помощи или ситуация с предстоящими похоронами?..

Игорь Курдин:

Наверное, впервые в нашей стране гибель "Курска" стала беспрецедентной... Мы, как и вы задавали вопросы, в том числе и на улицах. Ответ один: "До тех пор, пока у нас есть такие подлодки, как "Курск", мы - держава, с нами будут считаться". Гибель лодки потрясла всех. Не было такого при гибели самолетов, столкновениях поездов и прочих техногенных катастрофах. Именно "Курск", потому, что "Курск" для многих был символом государства. Наверное, впервые в нашей стране такая реакция общественного мнения, его влияние на органы власти, привели к беспрецедентной помощи родственникам погибших со стороны государства. Я не хочу называть ни сумму выплат, ни все остальное, но поверьте, все, что государство обещало, было не только выполнено, но выполнено с лихвой. Уже сейчас в Петербурге предоставлено 39 квартир... И, к сожалению, опять мы, в том числе и Клуб подводников, не учли что-то в своей работе, потому что сейчас развивается некая негативная тенденция в отношении родственников с "Курска". Вопрос примерно один, родственников тех, чьи мужья погибли на других подводных лодках: "Почему им все, а нам ничего"? Я вижу, как и в семьях "Курска" - со временем успокоятся, пройдут похороны, придут к тому же - что надо делать общий фонд помощи всем семьям подводников. И последнее, что я хочу сказать: спасибо всем петербуржцам всем, кто оказал эту помощь в течение года. Спасибо тем водолазам-спасателям, которые подняли "Курск", и, дай Бог, успешно поставят его в док, потому что это было наше с вами общее дело.

XS
SM
MD
LG