Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Светлана Крючкова


Ведущий Петербургского часа программы "Liberty Live" Виктор Резунков:

Гость Петербургской студии Радио Свобода - народная артистка России Светлана Крючкова. Светлана Николаевна, как настроение? Смотрю улыбаетесь...

Светлана Крючкова:

Я всегда говорю: прошу утренний подъем заменить расстрелом, но одно меня радует сегодняшним утром - что я проснулась дома. Первая мысль, когда я просыпаюсь, не открывая глаз: в каком городе я нахожусь, который час, утро или вечер и сколько времени на сборы?.. Слава Богу, я сегодня дома.

Виктор Резунков:

Светлана Николаевна, вы вообще отдыхали когда-нибудь в Грузии или Абхазии?

Светлана Крючкова:

Я никогда не отдыхала в Грузии и Абхазии, я была в Грузии с гастролями Большого драматического театра. Это было в 1977-м или 1978-м году. Сейчас уже точно не помню.

Виктор Резунков:

Вы слышали новости из этого региона. Вот что вас беспокоит? Мне, например, непонятно, почему они не могут мирно существовать?

Светлана Крючкова:

Вы знаете, я человек вообще интернациональный, я родилась в Молдавии, в Кишиневе, хотя у меня мама с Белого моря. Она поморка, папа - белорус, и у нас никогда не было деления на национальности. Для меня существует, скажу банальную вещь, хороший человек или плохой человек, а национальность тут не имеет никакого значения. У моего старшего сына отец был чистокровный еврей, Царство ему Небесное, я чистокровная русская, жена моего сына - у нее мама - француженка чистокровная, а папа - араб. И что же мы будем делить, и какие конфликты там могут быть? Если любовь есть, понимание - больше ничего не нужно, мне кажется.

Виктор Резунков:

Чем вы сейчас занимаетесь? Я слышал, что вы работаете над ролью Лени Рифеншталь?

Светлана Крючкова:

Совершенно верно.

Виктор Резунков:

Расскажите, очень интересно.

Светлана Крючкова:

Мы начали работать с московским режиссером Сергеем Ивановичем Яшиным, главным режиссером Театра Гоголя, он ставил у нас, в Большом драматическом театре в Петербурге спектакль "Мамаша Кураш и ее дети", и я играла в этом спектакле Мамашу Кураш. И так как-то мы нашли такое понимание с ним, можем разговаривать, что называется, на "птичьем языке" и два года он ходил с идеей сделать нам совместно какой-то спектакль в Москве, и мы искали пьесу, и вдруг он мне внезапно позвонил и предложил пьесу немецкого драматурга Тео Дорн, называется она "Марленис", спектакль будет называться "Последние грезы Марлен", это Марлен Дитрих и Лени Рифеншталь - последний день жизни Марлен Дитрих. Материал безумно интересный, я окунулась с головой, я только что была в Германии в начале сентября, мне там приобрели специально книгу о ней со множеством фотографий и ее фильм "Олимпия", известный, получивший очень много международных наград, и фильм "Голубой свет", где она играла как актриса, и сейчас я просто в этот материал погружаюсь. Я еще не могу дать ответы. Вопросов у меня пока очень много. 20 января мы начинаем работу над спектаклем. А 10 марта мы должны выпустить его в Москве.

Виктор Резунков:

Вас немного не пугает то, что общественность, в частности, правозащитники Санкт-Петербурга выступали с резкой критикой показа на фестивале - вот у нас проходил фестиваль документального кино и там показывали фильмы о Лени?

Светлана Крючкова:

Я их совершенно поддерживаю. Это была чья-то нелепая идея. В годовщину Великой отечественной войны пригласить ее 22 июня - это просто человека подставить, что называется, как говорит молодежь на нынешнем языке, это был неправильный шаг. Сама по себе Лени Рифеншталь у меня не вызывает негативного отношения, потому что все, что она снимала, она снимала до прихода Гитлера к власти, она была гениальным режиссером, что не могло не родить очень много врагов. В 1939-м году, когда Гитлер послал ее в Польшу, когда началась война, она приехала, увидела, только один раз что-то увидела... Я видела в Интернете ее фотографию - два солдата и искаженное ужасом лицо Рифеншталь. Она повернулась и уехала - не в Германию, она просто уехала, уехала, уехала, по-моему, в Африку, или в Австралию, куда-то туда, очень далеко, и она никогда вообще не поддерживала этот режим, и всю жизнь ей приходилось от этого открещиваться. И я считаю, что история к ней не очень несправедлива, вот так скажем.

Виктор Резунков:

Вы будете исправлять эту ошибку?

Светлана Крючкова:

Я постараюсь сделать все, чтобы все-таки люди не так однозначно относились. Вообще, никто не имеет права судить никого. Еще раз говорю: она не поддерживала этот режим. Она от него открестилась тут же, как только он возник. А все снятое ей было - 1935-1937-й год. И если Черчилль сказал: "Наконец-то у Германии появился сильный правитель", - Черчилль был умный человек - почему же не могла ошибиться слабая женщина? Он ее просто увлек своей личностью, вот энергетикой, я бы сказала, масштабом.

Виктор Резунков:

Светлана Николаевна, а вы ощущаете угрозу со стороны террористов вашей жизни и жизни ваших близких?

Светлана Крючкова:

Само главное, что не только я это ощущаю, это ощущает мой младший сын, которому 11 лет. Я очень много летаю и езжу с гастролями, и я, звоню ему из самолета, не помню с какого-то города, и он говорит: "Мама, они уже начали" "Кто"? "Американцы - уже война, они бомбят". Что, кого... Представляете, 11-летний ребенок. И, конечно, он идет, у него сердце бьется не на месте. Когда он ходит один - я очень нервничаю. А старший сын у меня вообще находится в Париже, и мне тоже от этого страшно. Это красиво звучит - Париж, но то, что он далеко и что я не могу защитить - у меня был мистический случай. Находясь 10 сентября в Дюссельдорфе я заснула и мне приснилось, что война, в ночь с 10 на 11. Я встала в ужасном настроении, причем я не видела ни взрывов, ничего. У меня было ощущение жуткого ужаса и беспомощности, в том смысле, что я не могу защитить свою семью. И я встала в страшном настроении, рассказала нашим актрисам, они надо мной смеялись, а через 5 часов мы узнали, что в Америке произошла такая трагедия.

Виктор Резунков:

Как вы это объясняете?

Светлана Крючкова:

Я - Рак. А Раки становятся к 70 годам пророками. Поскольку мне уже шестой десяток - чем дальше, тем ближе.

Виктор Резунков:

Давайте поговорим на более приятные темы: сейчас вы выступаете в новой для себя роли, в роли режиссера. Я не знаю, насколько она вообще нова для вас?

Светлана Крючкова:

Дело в том, что я профессор и мастер курсов в Санкт-Петербургском гуманитарном университете профсоюзов, и я выпускаю курсы. Это уже последний курс, дипломный. И я очень давно люблю драматургию питерского драматурга Людмилы Разумовской, я играла в трех ее спектаклях, и я при встрече с ней попросила у нее пьесу для молодежи. Она мне ее дала. Это - пьеса памяти культовой рок-певицы Янки Дягилевой. Называется она "Домой" - так же, как одноименная песня Янки Дягилевой, и шла она за пределами России, была поставлена во многих странах и никогда ее не ставили в России. Это пьеса о питерских детях, совершенно петербургская история о питерских детях, которые уехали, сбежали из интернатов, уехали по той или иной причине от родителей. Основная мысль спектакля, для меня - что ребенок в этом мире без поддержки взрослых беззащитен, и мы хотим достучаться до сердца зрителя, открыть некие клапаны, из которых как раз вот должно проистекать милосердие, сочувствие, вообще, люди должны задумываться о том, где мы живем, как мы живем, как мы к кому относимся. Мне кажется, что это будет интересно. Пока что, вот мои друзья, с детьми приходившие, смотревшие - мне кажется, что это интересно для разновозрастной аудитории, от 10 лет и до беспредельности.

Виктор Резунков:

Где это будет спектакль?

Светлана Крючкова:

Спектакль будет идти у нас, в Выборгском дворце культуры, в концертном зале на пятом этаже, зал на 415 мест. 2,3 4 и 5 ноября мы играем нашу премьеру. Работаем мы все бесплатно. Работают все профессионалы. У нас лучший хореограф города работает -Коля Реутов... Но у нас уже на 2-е и 3-е билетов нет.

Виктор Резунков:

А что молодежь - есть талантливые ребята?

Светлана Крючкова:

Безусловно, у меня был курс 45 человек, я оставила 19. Я считаю, что хирургический способ - он самый действенный. Я убрала тех, кому в этой профессии делать нечего и оставила тех, кто для этого рожден. Мне нравится то, что каждый из них личность, они все непохожи друг на друга, у них нет такого, что называется - общее лицо. Нет, нет.. Каждый из них вытарчивает, выпирает, выглядывает, они достаточно сложные, как и должна быть личность настоящая, и безумно интересные. Возраст персонажей - от 9 до 18 лет - в спектакле.

Виктор Резунков:

От 9 до 18?

Светлана Крючкова:

От 9 до 18, и двух мальчиков 9 и 11 играют девочки. И те, кто приходят, говорят: "А что это за парни, что это за ребята"? Нет, это не ребята, это девчонки. Играют они на уровне, как играла, Казарина, Аспирантова, Соколова молодая...

Виктор Резунков:

Светлана Николаевна, а что вообще происходит в петербургском кинематографе, я имею в виду, не в кинематографе, куда мы ходили в юности, так сказать постоянно, а вообще?

Светлана Крючкова:

Я не знаю, что происходит в петербургском, я скорее знаю, что происходит в московском. Нет пророка в своем отечестве. Когда я жила в Москве - меня приглашали сниматься в Петербурге. Теперь я житель Петербурга, уже 27 лет, и меня приглашает только Москва, и сейчас я снимаюсь достаточно много в Москве, но, к сожалению, это не кино. К сожалению, это видео, это совершенно другое как бы искусство. Мне кажется, что у нас еще не очень этому научены. И немножко оно попахивает такой самодеятельностью, любительской съемкой. Это меня очень расстраивает. Потому что все нюансы, которые существует на площадке, к сожалению на пленке не передаются. Так же, как и цвета, искаженные, примитивные, грубые и так далее. Но мы работаем, работаем с хорошими режиссерами, и слава Богу. Сейчас я снимаюсь в кино, у режиссера Фокина, который снимал большой сериал "ТАСС уполномочен заявить", он снимает по роману Володарского "Осень олигарха или охотник за черепами", - как называются журналисты, собирающие компромат на правительственные структуры. Я там играю бухгалтера огромной холдинговой компании, правительственной. Так что роль интересная.

Виктор Резунков:

Опять будет сериал?

Светлана Крючкова:

Да, это опять будет сериал, но по очень хорошему материалу с очень хорошим режиссером, профессиональным и замечательным оператором. Оператор снимал "Холодное лето 1953-го" ...

Виктор Резунков:

Вы знаете, я как киноман постоянно ощущаю такой голод, и в принципе не я один, мои знакомые и друзья тоже - голод по глубоким философским фильмам, как раньше можно было находить какие-то, и таким красочным, я не знаю, но вот что-то такое - не впечатляющие...

Светлана Крючкова:

Не хватает глубины, да? Но в данном материале глубина существует. И что касается моей роли - она безумно интересная для меня, потому что я уже устала играть дурочек. У нас как считают режиссеры - раз толстый, значит, глупый. А это совершенно наоборот, я считаю, больше худых глупых, чем толстых... Я играю умную женщину со своей судьбой и со своей болью серьезной и женской, и человеческой, и социальной, если хотите, для меня это всегда важно. Потому что мы не можем от социума отключиться, мы здесь живем - в этом обществе.

Виктор Резунков:

Вообще о каких-то проектах еще вы можете рассказать?

Светлана Крючкова:

Я еще, слава Богу, театральная актриса, поэтому театр занимает огромное место в моей жизни. Вот, я в Москве буду репетировать и, слава Богу, еще я сама по себе планета. Вот 16 ноября в Филармонии будет мой вечер поэтический - "Два века русской поэзии", - и, слава Богу, я встречаюсь еще со своими зрителями. Я так, разлаписто, существую, поэтому меня очень трудно начальникам достать. Как только на меня один начальник нажал - я так раз тихонечко и ушла к другому...

Виктор Резунков:

А сколько сборников стихов вы выпустили?

Светлана Крючкова:

Я не выпускаю, я читаю, я читаю русскую поэзию. И, представьте себе, находятся дураки, которые ее слушают, и я очень рада, я больше всего, наверное, люблю эту публику. Меня приглашали, кстати, на вручение Царскосельской премии, но, к сожалению, сейчас у меня на выпуске спектакль и я не могу на этом присутствовать. Я не имею права отдавать свое время на что-то другое.

Виктор Резунков:

Хорошо, а если вернуться к российскому кинематографу - какой фильм последних лет, скажем, последних двух произвел на вас наибольшее впечатление?

Светлана Крючкова:

Ой, вы мне такой вопрос задали, мне очень сложно сказать. Не могу ответить.

Виктор Резунков:

Ну, выделите что-то...

Светлана Крючкова:

Нет, не могу ответить. Я смотрю больше западное кино, европейское, я люблю европейское кино. У меня сын старший хорошо знает вообще мировой кинематограф, и он меня в этом смысле просвещает. Он мне приносит - я все смотрю. Не могу даже сказать... Я французское кино люблю, люблю кино скандинавское.

Виктор Резунков:

Что вы смотрели последнее?

Светлана Крючкова:

Последнее что я смотрела... вы меня так спрашиваете, у меня такой в голове эклер, я много чего смотрю... Такого назвать, что на меня произвело очень сильное впечатление я не могу. Я выбираю себе какие-то фильмы, мы очень называется фильм который называется "День восьмой" - с Даниэлем Отеем, и все время думаю - интересно, там есть человек который играет психически нездорового: или он гениально играет, или это действительно больной человек, которого выучили так играть.

XS
SM
MD
LG