Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сергей Баневич


Ведущая Петербургского часа программы "Liberty Live" Татьяна Валович:

Гость Петербургской студии Радио Свобода - петербургский композитор, заслуженный деятель искусств России Сергей Баневич. Сергей Петрович, доброе утро, надеюсь, что оно доброе, хотя встать пришлось рано... Как творческий человек - вы сова или жаворонок?

Сергей Баневич:

Больше, конечно, сова.

Татьяна Валович:

То есть вы творите по ночам?

Сергей Баневич:

Во всяком случае, по ночам я придумываю то, что я буду делать днем.

Татьяна Валович:

Сергей Петрович, когда вы слушаете новости, какие сферы жизни вас больше всего волнуют и что вообще волнует из того, что окружает?

Сергей Баневич:

Конечно, волнует все, что приходится слышать, потому что постоянно ты слышишь, что идут военные действия, происходят землетрясения, террористы захватывают самолеты и мир полон зла. И так можно на этом сосредоточиться и сконцентрироваться, что просто потерять свою жизнь и рассудок. А ведь нужно жить. Нам отпущена жизнь не для того, чтобы мы жили и ждали зла, и жили в тревоге. Мы должны что-то делать, то, что от нас зависит. Что-то совсем небольшое, но это нужно делать, это нужно делать ежедневно. И в этом есть, так сказать, героизм слабого. А слабым я называю себя как музыканта, потому что, что я могу сделать? Я не могу изменить ход истории, я не могу повлиять на людей, которые хотят зла, я не могу повлиять, но я могу сделать то, что не сделает никто другой, и я должен этим заниматься, и думаю, что в этом есть смысл.

Татьяна Валович:

Вы сказали, что не можете повлиять на ход истории, но, в общем-то, музыкант своей музыкой может как-то поддержать других. Он оказывает достаточно сильное влияние на окружающий мир, на людей. Не зря говорят, красота спасет мир, музыка - тоже красота.

Сергей Баневич:

Прежде всего, красота все-таки не спасла по-настоящему мир. Красота не спасла мир. Она, в принципе, должна спасти, потому что другого выхода нет. Но вспомним Петра Ильича Чайковского, который хотел, чтобы его музыка распространялась, жила, потому что он чувствовал, что это -лекарство, это какое-то, не только утешитель, но утолитель боли, которая живет в каждом человеке. Его музыка в этом смысле очень показательна. Если бы меня спросили, в чем все-таки главное значение музыканта - это помогать, жалеть, любить людей.

Татьяна Валович:

Сергей Петрович, вы говорили о том, что сейчас в мире происходят такие события, что человек находится в таком подвешенном, неопределенном состоянии - вы как музыкант в чем все-таки черпаете вдохновение, чтобы создавать свои произведения?

Сергей Баневич:

Вдохновение - это, прежде всего, воспоминание о прошлом, о той жизни, которая, казалось мне... Но это у всех пожилых людей очень характерно - всегда вспоминать старое и ругать новое. Вспоминать прежде лучшее, самое яркое из того, что было, и надеяться, без этой надежды жить было бы вообще бессмысленно - что подрастают какие-то неведомые мне, а может и какие-то из них знакомые, дети, которые, как говорится, моща лбы над книжками не дадут погибнуть этой стране, вычитают что-то в этих книгах, вычитают какой-то рецепт спасения - иначе совсем страшно.

Татьяна Валович:

Ваше творчество действительно часто связано с детьми, с детской темой, вы являетесь просветителем и пишете много для детей, вас даже называют рыцарем детства - а сложно писать для детей сейчас?

Сергей Баневич:

Для детей писать всегда было сложно. Потому что по-настоящему не существует границ между музыкой, написанной для детей и написанной для взрослых. Прекрасно этот вопрос сформулирован Чеховым. Он говорил: "Я не верю в литературу, специально написанную для детей, я не верю в эту литературу, как не верю в лекарства, которые созданы специально для детей", - а он как врач хорошо разбирался в этом, - вопрос только в дозах.

Татьяна Валович:

Сергей Петрович, а как бы вы ответили на вопрос, нужно ли запрещать несовершеннолетним детям выходить вечером на улицу без взрослых?

Сергей Баневич:

Смотря какие родители будут находиться в то время, пока они не будут ходить по улицам. Если это родители, которые ничего не могут сказать и сделать для своих детей хорошего, то просто сидеть в клетке вместе с ними - я считаю, что это так же нехорошо, как и все остальное.

Татьяна Валович:

А как вы вообще считаете - сейчас к детям, наверное, отношение совершенно другое. Они действительно больше предоставлены себе, постольку, поскольку взрослые заняты тем, чтобы достать деньги, чтобы было пропитание в доме.

Сергей Баневич:

Меня больше всего беспокоит то, что отношение к детям, несмотря на то, что им покупают компьютеры, дорогие игрушки, вещи, отношение все равно грубое. Я часто слышу и на улице хамское обращение к ребенку. И на что надеются эти родители? Как они ответят им через какое-то время - трудно предположить. Это неуважение к ребенку. Необязательно нужно его баловать или потакать его капризам, но просто говорить с ним как с равным и относиться к нему как к человеку, а только грубость, резкость - я понимаю, что это от неустроенности, в частности, скажем, матерей, от неудач, от пьющих мужей - причин масса ,но с ребенком нельзя так говорить, как говорят на улице.

Татьяна Валович:

Сергей Петрович, продолжая тему детства - я знаю, что вы действительно очень много работаете с детьми, отдаете им силу душу, являетесь инициатором международного музыкального фестиваля для детей, который в этом году уже, по-моему, в 12-й раз прошел. Вы встречаете талантливых ребят? Много их у нас?

Сергей Баневич:

Да, это действительно счастье, когда ты видишь - у нас есть такой традиционный гала-концерт в конце фестиваля, на котором дети исполняют музыку в четыре руки, или исполняют свою музыку, и когда ты видишь семи, восьми, девятилетних детей из разных концов России - мы друг другу говорим: "Этого не может быть". Это действительно фантастическое дарование у тех детей, которых нам иногда приходится слышать.

Татьяна Валович:

В музыкальной рубрике у нас сегодня была тема, посвященная 75-летию Чака Берри. Я знаю, что совсем скоро у вас тоже будет юбилей. Как вы его собираетесь отмечать, какими премьерами? Или будете, как Чак Берри, приглашать на свой концерт кого-то из друзей?

Сергей Баневич:

Ни то, ни другое, я думаю, что сейчас не время вот так широко отмечать, проводить юбилеи, и мне кажется, что если быть оригинальным, то можно просто забыть про этот день, а если кто вспомнит, то с благодарностью принять поздравления, но ничего самому не делать.

Татьяна Валович:

Сергей Петрович, а какие ближайшие премьеры, вообще как у вас складывается творческая судьба? Трудно ли композитору в современных условиях работать? Я знаю, что вот вы единственный из современных композиторов, чье произведение ставится у нас в Мариинском театре - как вообще складывается творческая судьба?

Сергей Баневич:

Видите ли, у всех сложная судьба, у всех моих коллег, за редким исключением. Четыре года я просидел на диване, я никому не был нужен. Потом вдруг появились предложения, кино, что-то еще, театральные работы и возникло, значит, опять желание работать, хотя можно работать, как говорят композиторы, "в стол", но я не принадлежу к тем композиторам, которые пишут для себя симфонии, фуги, сонаты, я создан для того, чтобы меня любили, мою музыку любили. Если меня не любят, мою музыку не любят, то моя жизнь абсолютно бессмысленна.

Татьяна Валович:

Сергей Петрович, вы упомянули работу в кинематографе - я знаю, что вы достаточно много работали, создали музыку к 25 фильмам. Какая-нибудь работа самая запоминающаяся есть?

Сергей Баневич:

Ну, самая запоминающаяся работа, конечно, и публике запомнилась больше всего - это телесериал "Николо Паганини". Потом я очень люблю фильм "Пиквикский клуб" с замечательными актерами БДТ, фильмы Родиона Нахапетова кое-какие, а сейчас я работаю с очень хорошим человеком - прежде всего я говорю человеком, потому что режиссеры бывают очень разные - это такой Эрнест Ясан, автор знаменитого фильма: "В моей смерти прошу винить Клаву К.". Это старый фильм... А сейчас мы делаем фильм, который называется "Крот". В сюжете я еще не разобрался, но первые 12 серий уже идут по "ТВ-6" и скоро, видимо, мы их увидим. Ну, это типичный боевик и ничего хорошего публике я не обещаю.

XS
SM
MD
LG