Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Аза Рахманова


Ведущий Петербургского часа программы "Liberty Live" Виктор Резунков:

Гость Петербургской студии Радио Свобода - главный врач-инфекционист Петербурга профессор Аза Рахманова. Доброе утро, Аза Гасановна, как настроение?.. Смотрю - улыбаетесь...

Аза Рахманова:

Ну, настроение активное должно быть. Инфекционисты, эпидемиологи - они всегда должны быть активны.

Виктор Резунков:

Аза Гасановна, какая общая ситуация с инфекционными заболеваниями в Петербурге?

Аза Рахманова:

Ситуация - я бы не сказала благополучная. Я бы хотела, прежде всего, обратить внимание на заболевание, которое легко контролируется, против которого существует вакцина и которого не должно быть в нашем городе, как и в России - я говорю о дифтерии. Показатели дифтерии в Санкт-Петербурге в три раза выше показателей заболеваемости, даже более в чем три раза выше, чем по России в целом. И самое главное: что за 8 месяцев этого года показатели не уменьшились, а наоборот - стали еще выше. А кто болеет? Болеют лица преимущественно в возрасте старше 40-45 лет -взрослые. И болеют достаточно тяжело. 20 процентов этих больных с токсическими формами дифтерии - в реанимации лежат. И когда спрашиваешь их - а почему вы не сделали себе прививку - так они отвечают очень просто: "А мы не знали, что это столь опасно". И вот уже не я, а многие наши коллеги выступают по телевидению и призывают население к прививкам. Это бесплатно, это во всех поликлиниках можно сделать. Это делается один раз, делается ревакцинация, а потом через 6 месяцев или 8 третья прививка, и человек надежно защищен, без всяких последствий, без всяких реакций на прививку, и мой призыв к тому, чтобы ленинградцы, петербуржцы, жители нашей страны задумались об этом. Потому что это - предупреждаемое заболевание. А у нас два человека в этом году умерло от дифтерии. Причем люди такого работоспособного возраста, ну, не молодые, конечно, но во всяком случае работоспособного возраста. Поэтому это первая проблема, и почему я ее выделила эту инфекцию из всех других, хотя числа не такие уж большие - 150 человек за 8 месяцев этого года. Кажется, что эта цифра для нашего города не очень большая, но она очень серьезна, потому что идет рост, и серьезна потому, что можно это заболевание не допустить вообще. Оно может вообще отсутствовать в нашем городе, как это было 20 лет тому назад. Мы были городом, в котором не было ни одного случая дифтерии - единственный в СССР.

Виктор Резунков:

Какие еще болезни?

Аза Рахманова:

Другие болезни, которые, конечно, у нас вызывают большую тревогу - это три группы заболеваний. Я не говорю о гриппе, вспышка которого приближается, но эта особая статья. Я бы хотела выделить три инфекции - кишечные, и вы знаете, что вспышка кишечных инфекций среди детей в нашем городе была, и была она связана, прежде всего, с продуктами питания, поэтому это, прежде всего, службы, которые обеспечивают водоснабжение и питание нашего города - они должны нас предупредить. Правда, есть очень много случаев заболеваний среди бомжей, среди людей злоупотребляющих алкоголем, которые как попало питаются, не соблюдают никаких правил личной гигиены и вовлекают в эпидемию и население, которое достаточно благополучно в плане соблюдения своего режима поведения. И поэтому проблема дизентерии нас очень волнует и заслуживает того внимания, которое ей должны уделить, прежде всего, наши органы санэпиднадзора.

Далее очень серьезная проблема - социальная проблема, которая выходит за рамки здравоохранения и тесно соприкасается и с правоохранительными органами, и с целыми другими структурами - это ВИЧ-инфекция, СПИД, вирусные гепатиты Б и С. Почему я их объединяю: у нас идет неконтролируемый рост заболеваемости этими инфекциями, причем такой рост, что становится - иногда даже мы прогнозировали, что будет плохо. Мы говорили, что будет увеличение в 3,4,5 раз - нам не верили и говорили о том, что этого не может быть, и даже наша программа городская, принятая правительством и законодательным собранием - она рассчитана на совсем другие показатели. Она рассчитана на показатели в 6 раз меньшие, чем мы имеем на сегодняшний день. А рост такой - я вам назову цифру: за 8 месяцев прошлого года мы регистрировали примерно две с половиной тысячи ВИЧ-инфицированных. За 8 месяцев этого года уже зарегистрировано 8,5 тысяч. Вот такой идет прирост, катастрофический прирост. А за счет чего идет? За счет наркопотребителей, и не только наркоманов, а тех, кто пробует наркотики, причем лица молодого возраста, нередко школьники, студенты вузов и те, кто не работает, потому что многие наркопотребители не работают. Поэтому я считаю, что принятие правительственной программы противодействию наркотикам и то, что об этом говорит президент Владимир Владимирович Путин - это очень существенно, потому что это поднято на общенациональный уровень и совершенно справедливо им было сказано, что если мы не справимся с проблемой наркомании, то это угрожает здоровью нации. Потому что сегодня ВИЧ-инфицированные болеют в основном гепатитом вирусным, умирают в основном от гепатита, а завтра, через 3-4 года, они будут умирать от СПИДа. И кто эти люди - 18-20 лет.

Виктор Резунков:

Аза Гасановна, наблюдая за тем, что происходит сейчас в мире у меня складывается впечатление, и специалисты говорят об этом, что вырастить штамм сибирской язвы, споры, в домашних условиях, разумеется, невозможно. То есть, этим должна заниматься государственная лаборатория. То есть, подразумевается, что за всеми этими отправленными конвертами стоит спецслужба какой-то страны? Или?

Аза Рахманова:

Я - политически ответить на этот вопрос для себя считаю невозможным, но как специалист я бы хотела заметить, что для того, чтобы получить споры сибирской язвы, нужно иметь специальные лаборатории, большие помещения, хорошо подготовленных людей, то есть, это должна быть структура, которая не может быть не замечена государственными органами. Даже если она не является государственной структурой - она достаточно мощная, чтобы изготавливать споры. Поэтому я думаю, что маловероятно, я не могу категорически ответить на этот вопрос, но маловероятно, чтобы это было связано с отдельными неизвестными лабораториями - для страны, в которой это производится.

Виктор Резунков:

Если приходит конверт, в котором оказывается порошок - как поступать?

Аза Рахманова:

В данном случае я могу ссылаться на совершенно официальные источники, во-первых, на выступление главного санитарного врача, заместителя министра Российской Федерации Онищенко Геннадия Григорьевича, на нашего председателя Комитета здравоохранения, главного санитарного врача Санкт-Петербурга, Когана, Курчанова - вполне официально предписано, что если только получен подозрительный конверт, где можно подразумевать наличие спор сибирской язвы - он помещается в целлофановый пакет и доставляется в официальный орган - в районное отделение милиции или "Скорую Помощь", которые дальше будут его идентифицировать. Но главное - я хотела бы предостеречь от другого - у нас два уже таких конверта были вскрыты, и там ничего не оказалось, и контактные были госпитализированы и обследованы в больнице Боткина - тоже ничего не подтвердилось. Сейчас идет не столько биотерроризм в нашей стране и нашем городе, сколько психотерроризм. Это термин вполне официальный, был изложен в нашей газете - "Российской газете", и я его повторяю. Потому что это очень страшно и, я бы сказала - экономически неоправданно, когда мы тратим огромные деньги на какие-то шуточки. А это уже не шуточки, а я расцениваю как государственное преступление, когда люди подбрасывают конверты, умышленно это делают, сеют страх, а нас самом деле там ничего не оказывается. За этим же стоит большая затрата денег, лабораторные исследования, и другие - целый комплекс мероприятий, который разработан. Мы готовы к тому, чтобы лечить сибирскую язву, диагностировать сибирскую язву проводить комплексные мероприятия, но если она будет. А в нашем городе ее нет и давно нет, хотя все мы знаем, и я сама работала много лет в Казахстане и знаю, что такое сибирская язва и видела этих больных сибирской язвой. В основном-то эти заболевания протекают не тяжело. В основном, это кожная форма сибирской язвы, которая хорошо излечивается. А сейчас даже и легочную форму можно вылечить - если только она вовремя диагностирована. Я слышала, что в США уже умерло двое больных от легочной или септической формы сибирской язвы, как мы ее называем, если надо - мы готовы к этому, но пока не надо и пока не надо сеять террор и панику, потому что это еще страшнее, чем сибирская язва. Я вам уже в самом начале нашей беседы говорила, что есть более серьезные вещи для забот - и дифтерия - вакцинопрофилактика, и ВИЧ-инфекция растет не по дням, а по часам у наркоманов и наркозависимых, и вирусные гепатиты тоже хронические идут в этой группе риска. И это представляет для нашего города серьезную опасность, вакцинопрофилактика - большая проблема.

Виктор Резунков:

Аза Гасановна, сейчас американские инфекционисты оказались на фронте борьбы с терроризмом на переднем крае. Скажите, что бы вы пожелали своим американским коллегам?

Аза Рахманова:

У нас много друзей в Вашингтоне, в частности, в Национальном институте здоровья и в Национальном институте наркомании. Я хотела бы им пожелать бодрости духа и благополучия, и россиянам, проживающим в Вашингтоне, своим друзьям, своим родным -пожелать бодрости духа и благополучия. Я еще хотела бы рассказать, что 9 октября, когда только-только начинались первые случаи инфицирования сибирской язвой в Вашингтоне, приезжала из Пентагона сюда группа ученых. И в Военно-медицинской академии главный инфекционист Минобороны профессор Лобзин провел международную конференцию. Я участвовала в этой конференции. На ней выступала группа ученых, в частности, Эндрю Вебер из Пентагона, и он говорил о том, как это опасно и как надо готовиться. Но мы сказали - тоже выступили и сказали о нашей готовности, и я присутствовала, и из Института Пастера присутствовал директор, и наши выступления были приняты тоже во внимание. Поэтому ученым из Пентагона, которых мы видели на этой конференции, мне бы хотелось пожелать всего самого наилучшего, бодрости, энергии и благополучия.

Виктор Резунков:

А если говорить о жителях Санкт-Петербурга - бояться надо или нет?

Аза Рахманова:

Вот излишний страх всегда вреден. Излишний страх и паника всегда только мешают в работе. Поэтому готовыми быть нужно, готовность у нас есть, наша эпидемиологическая инфекционная служба имеет готовность номер один - я бы так сказала, потому что совещания специальные были проведены. Но не должно быть пстихотерроризма - это первое. И не должно быть ложного террора, ложных писем с посылками, в которых ничего не содержится. Это страшно. Это государственное преступление.

Виктор Резунков:

Некоторые политики заявили, что надо увеличить наказание этим психотеррористам - как вы думаете?

Аза Рахманова:

Я абсолютно в этом уверена и не сомневаюсь, что надо это сделать, потому что это траты огромных денег впустую, и помимо траты - представляете, какое моральное состояние у окружающих... Все начинают бояться, того, что не существует. И поэтому здесь, конечно, нужна уголовная ответственность за это. И каждый такой случай должен быть расследован - не только в плане сибирской язвы, но в плане того, откуда такая ложная тревога.

Виктор Резунков:

Аза Гасановна, у нас в России постоянно было принято мнение, что надо увеличивать наказание - такая же ситуация складывается в борьбе с наркоманией, по поводу наркоманов тоже постоянно ратуют за усиление наказания...

Аза Рахманова:

Я бы хотела заметить, что усиливать наказание, может, и нужно, но не по отношению к наркоманам, они же больные люди, а по отношению к тем, кто распространяет наркотики. Вот наркодельцы должны быть наказуемы, по самым суровым меркам закона, а по поводу тех, кто болен, я бы хотела заметить - сейчас, после выступления Владимира Владимировича Путина, наш министр здравоохранения сказал о том, что в каждой поликлинике, в том числе подростковой, будут открыты специальные кабинеты для помощи тем, кто вовлекся в наркоэпидемию.

XS
SM
MD
LG