Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сергей Харитонов


Ведущий Петербургского часа программы "Liberty Live" Виктор Резунков:

Гость Петербургской студии Радио Свобода - эколог, член совета организации "Зеленый мир" Сергей Харитонов. Доброе утро, Сергей, как настроение?

Сергей Харитонов:

Настроение отличное. Выражаясь японской хокку: "Любуясь прекрасным, я жил, как хотел" - вот так я кончаю год.

Виктор Резунков:

Сергей, вчера стало известно, что созданная в Госдуме комиссия по отработанному ядерному топливу будет состоять исключительно из сторонников ввоза в Россию ОЯТ - как экологи отреагировали на это известие?

Сергей Харитонов:

Естественно, отрицательно и с недоумением, и понятно, какие будут результаты. Ядерное топливо будет ввозиться и при этом законодательство соблюдаться не будет, как мы это сегодня наблюдаем на примере Ленинградской АЭС, где ОЯТ хранится и работают с ним не надлежащим образом.

Виктор Резунков:

Вы работали на хранилище ядерного топлива отработанного в Сосновом Бору - с чем вы столкнулись, что у вас вызывает особое беспокойство?

Сергей Харитонов:

Я работал на хранилище ядерного топлива 17 лет, с момента начала его, так сказать, работы. И столкнулся с полнейшим несоблюдением законодательства, всевозможных правил, касающихся работы с ОЯТ, и я вижу, что мы просто еще не подошли к европейскому пониманию работы с такими высокорадиоактивными веществами. Персонал низко квалифицирован, не соблюдает правила, его просто принуждают нарушать эти правила. Система допуска как к отработавшему, так и к свежему ядерному топливу не соблюдается. Возможен допуск и устным распоряжением, работают алкоголики, есть откровенные алкоголики. Последний случай вообще вопиющий - у одного из работников просто-напросто "поехала крыша", он в настоящее время все равно находится на хранилище ядерного топлива и это не огульные выдумки, это произошло на днях, он выведен в день, но ходит на работу, еще у него при том приняли экзамены, пока он прошел проверку в учебно-тренировочном центре ЛАЭС, перед этим он принес справку о том, что он лечится у нарколога именно от алкоголизма. Эти случаи не единичные - они сплошь и рядом. Зеленый мир сообщал также о вопиющем случае, когда в пьяном состоянии работник хранилища ядерного топлива был направлен на хранилище свежего ядерного топлива, его поймала служба безопасности, отправили на осмотр, и там у него еще выпала бутылка водки из кармана. Руководство не уволило этого работника, а полдня еще и оплатило.

Виктор Резунков:

А почему складывается такая ситуация? Почему там работают такие люди?

Сергей Харитонов:

Технологии, с которыми работает работник на подобного рода объектах, сохранились со времен Лаврентия Берии. Хотя говорят о том, что мы пытаемся взять из-за рубежа опыт работы с ядерными технологиями и материалами, ссылаются на французский опыт, но дело в том, что менталитетом мы не подошли и выгодно держать людей неприхотливых, можно сказать - маргиналов, которые готовы работать при любой зарплате в любых условиях труда, не щадят ни жизни, ни здоровья и работают с риском для общества.

Виктор Резунков:

Сергей, я получил информацию в вашей организации о том, что в Сосновый бор недавно из Чипецкого механического завода ввезли очередную партию радиоактивного металла - расскажите об этом?

Сергей Харитонов:

Этот случай произошел 16 октября. Это уже не первая поставка радиоактивного металла, пятая или шестая. Вагон содержал 10 контейнеров с радиоактивным металлом, фон примерно в тысячу раз превышал естественный. При этом вообще создается впечатление, что работают полнейшие профаны. Нет маркировки, не соблюдается никакое законодательство при перемещении подобных материалов. Радиоактивный лом везли на предприятие "Экомет-С," частное предприятие довольно сомнительное, которое расположено на территории ядерного объекта, и это создает угрозу просто-напросто теракта в отношении ЛАЭС и расположенного рядом хранилища жидких радиоактивных отходов. Почему? Потому что, естественно, никто не проверяет, что содержится на самом деле в ящиках, под видом радиоактивного лома можно туда пластид ввозить, и сколько ввезли - неизвестно? Достаточно долго уже завозится радиоактивный металл на хранилище на "Экомет-С", производятся нелегальные плавки, экологическую экспертизу не прошло предприятие, то есть, по сути, оно работает незаконно.

Виктор Резунков:

И никто не знает, кто стоит за ним?

Сергей Харитонов:

За ним стоит целая группа бизнесменов, в частности, "Газпром-Банк" вложил 10 миллионов долларов и надеется окупить за 2-4 года, и ряд структур с игривыми названиями, например, "Дельфин" - кто за ним скрывается? Можно предположить, что ряд руководителей, в том числе и ЛАЭС.

Виктор Резунков:

Сергей, вы обрисовали уж очень мрачную картину, создается впечатление, что Петербург становится транзитным городом, через который будут возить ОЯТ и вообще радиоактивные материалы из гражданских организацией, никто это контролировать не будет, экологи не допущены, и на самой ЛАЭС тоже достаточно неприятная криминальная обстановка, судя по вашему заявлению... Что же делать?

Сергей Харитонов:

Одна из моих попыток - как раз стремление ввести общественный контроль на Ленинградской атомной станции. Я постоянно информировал общественность через свои статьи через интервью и показывал, почему же такая ситуация именно на таком ядерно-опасном объекте. Но общество, видимо, к сожалению больше учится на авариях типа Чернобыля, до поры до времени допускает такую ситуацию и не обращает внимания на сигналы. Я всегда говорил, что сегодня структуры, которые призваны следить за положением дел на АЭС - Госатомнадзор и другие - просто не выполняют свои обязанности. Это связано, скорее всего, как я всегда говорил, с какой-то личной заинтересованностью. Не секрет, что бывает, лицензии просто откровенно продаются, и за это получают очень большие деньги, чтобы дать лицензию - на право работать на территории ЛАЭС выдаются лицензии - и, на мой взгляд, здесь связано с какими-то нечистоплотными финансовыми операциями.

Виктор Резунков:

Насколько мне известно, в 2003-м уже году закончится срок эксплуатации первого энергоблока. Говорят, сейчас собираются строить новые энергоблоки - что вы знаете об этом?

Сергей Харитонов:

Больше у меня сведений о том, что все-таки будут продлевать работу энергоблока на разные сроки - на 6-7-8-10 лет. Планы строительства дополнительных энергоблоков существуют, есть уже информация, что один из таких вариантов - Красный бор, хотят строить подземную АЭС небольшой мощности... ЛАЭС, скорее всего, будет продлевать ресурс энергоблоков, это связано с отсутствием денег на новые энергоблоки, это связано с очень большими затратами - один блок порядка миллиарда долларов и также пока с отсутствием типа ректора. Очень много разных лоббистов предлагают свои типы реакторов, начиная с "ВВР-640", "МКР-800" и "1000", и один из вариантов, который на мой взгляд лоббируется сейчас - "ВВР-1500". Скорее всего будет это западный вариант.

Виктор Резунков:

Но вот, судя по новостям, европейские правительства очень озабочены судьбой АЭС и выделяют большие деньги. Но гражданские общества, зеленые не смогут даже следить, отслеживать, куда пойдут эти деньги - опять замкнутый круг?

Сергей Харитонов:

На мой взгляд, наивно стремление как ЕБРР, так и других финансовых институтов повысить безопасность ядерного объекта через какие-то финансовые вливания. Я всегда утверждал, что финансовые вливания просто порождают криминальную ситуацию внутри ЛАЭС, свои деньги ЛАЭС весьма успешно прокручивает в каких-то криминальных структурах, имеются многочисленные посредники и поэтому это не решит проблему безопасности.

Виктор Резунков:

Сергей, вчера в газете "Таймс" появилась статья одного английского журналиста, который очень озабочен вопросом о том, могут ли попасть в руки международных террористов ОЯТ или какие-то радиоактивные материалы, что позволит им создать бомбы с их использованием - ваше мнение?

Сергей Харитонов:

Я читал эту статью. И я оцениваю ее достаточно - это профессиональная статья. Ситуация, которая сложилась на ЛАЭС, обращение с ОЯТ, допуск и к свежему ядерному топливу, физическая защита, климат, дисциплина внутри станции показывают, что такие случаи возможны и на ЛАЭС. Небрежный допуск, перемещение персонала внутри станции показывают, что возможны на ЛАЭС случаи хищения ядерных материалов.

Виктор Резунков:

Я так понимаю, что "зеленые" обратились к президенту Путину совсем недавно, когда он сказал, что готов включить в состав комиссии или способствовать тому, чтобы в состав комиссии по отслеживанию ОЯТ в России вошли какие-то гражданские организации. Однако же, когда зеленые обратились со своими данными в администрацию президента, оттуда ни ответа, ни привета - ничего. Опять та же самая ситуация - то есть, практически власть не допускает гражданское общество к контролю за тем, что она делает?

Сергей Харитонов:

На мой взгляд, это очевидно. Путин - ставленник тех структур, которые всегда именно и стояли на страже интересах Минатома. Это не значит интересы всего общества. Минатом, Минобороны, ФСБ - это вот те структуры, которые стоят на страже очень такого какого-то клана, который все боится потерять какие-то приоритеты государственные, связано это с ядерным оружием. Поэтому, на мой взгляд, ввоз ОЯТ и получение каких-то сумм - правда, пока неизвестно еще, будут ли они получены и скорее всего эти суммы будут направлены на какие-то ядерные программы, программы эти будут от общества скрыты, и поэтому вот не допускается какой-то внешний контроль и попытка информирования общества обо всем происходящем на ядерных объектах. Ситуация очень плачевная. Никакое финансирование, еще раз повторяю, не повысит безопасность ядерных объектов. Речь идет именно о культуре безопасности, о человеческом факторе, который просто игнорируется. Вся ставка делается вот именно на технологию работ со времен Лаврентия Берии, когда именно репрессии, страх, промывание мозгов, создание культа личности, нарушение прав человека - вот именно сейчас преобладание на ядерном объекте, в частности, ЛАЭС - несмотря на то, что этот объект находится в 40 километрах от такой жемчужины, как Петергофские фонтаны, и прочих ценностей человеческой цивилизации...

XS
SM
MD
LG