Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Наталья Нестеренко


Ведущий Петербургского часа программы "Liberty Live" Виктор Резунков:

Гость Петербургской студии Радио Свобода - главный редактор газеты "Невский ковчег", сотрудница общественной благотворительной организации "Ассоциация помощи беженцам" Наталья Нестеренко.

Наташа, скажите пожалуйста, сколько сейчас беженцев на территории России и в Санкт-Петербурге?

Наталья Нестеренко:

За последнее десятилетие миграции на территорию России прибыло около 8 миллионов мигрантов. Надо учитывать, кто такие эти люди. Прежде всего, это вынужденные переселенцы и беженцы из стран ближнего и дальнего зарубежья, стран СНГ и Балтии. Это огромное количество нелегальных мигрантов, сотни тысяч трудовых мигрантов из стран СНГ, которые приезжают в нашу страну в поисках заработка. Если рассматривать по регионам, то большое количество мигрантов все же находится именно в Северокавказском регионе. Это связано, прежде всего, с войной в Чечне. Потому что людям проще переехать туда в тот регион, где похожий климат, есть уже какие-то родственники - и это как раз Северокавказский регион. Что же касается других регионов, то наибольшее количество вынужденных переселенцев и беженцев также имеется в Саратовской области, Белгородской области, и вот, что касается Северо-Запада, то количество вынужденных переселенцев составляет где-то порядка 410 тысяч, а что касается беженцев, то их всего лишь 188 человек. Но это официально зарегистрированные люди, а есть еще люди не зарегистрированные, которые ходатайствуют о получении статуса - таких людей очень много. Что касается самого Петербурга, то в Петербурге зарегистрировано порядка 5 тысяч мигрантов, а по Ленинградской области - около 12 тысяч. Вот такие цифры. Это небольшие цифры, по сравнению с другими регионами нашей страны, но, тем не менее.

Виктор Резунков:

А что можно сказать о национальной принадлежности?

Наталья Нестеренко:

Надо сказать, что касается Петербурга и всей страны - на примере Петербурга я могу сказать, что примерно 80 процентов всех мигрантов составляют русские. То есть, это наши с вами соотечественники из стран СНГ и Балтии. Мне очень хочется привести пример Узбекистана, потому что в 1990-м - 1997-м годах на территорию России прибыло где-то 516 тысяч именно русских, их еще называют репатриантами - это бывшие граждане СССР, которые прибыли на территорию Узбекистана для освоения, "поднятия" этих территорий, и потом были вынуждены уехать оттуда. Что касается потенциала этих людей, то зачастую, это утверждают государственные органы, а не только общественные организации - это люди высококвалифицированные, с высшим образованием обычно, и очень жаль, что они находятся сейчас в достаточно плачевном состоянии - если говорить об общей массе. То же самое в Петербурге - вынужденные переселенцы и беженцы, в том числе и беженцы из дальнего зарубежья - это афганцы, их в Петербурге около 2 тысяч всего, это официальные данные, из них около ста человек зарегистрированы - остальные отказники, либо люди, которые ходатайствуют о получении статуса. В данном случае мне бы хотелось обратить внимание именно на афганцев, поскольку последние события как раз говорят о том, что, возможно, поток беженцев несколько увеличится, и как раз, возможно, это будут афганцы. И тут нужно думать о том, в каком состоянии сейчас находятся эти две тысячи человек в Петербурге, как они живут, на что им можно рассчитывать, чтобы уже думать, можем ли мы принять тех или иных беженцев из Афганистана, которые возможно будут. Что касается этих афганских беженцев, то их положение оставляет желать лучшего. Это - люди, которые когда-то представляли собой, будем так говорить, будущее Афганистана, люди, которые жили при правительстве Наджибуллы, врачи, доктора, люди, которые работали при правительстве, военные, также студенты, которые были вынуждены приехать в Россию, или спасаться бегством. И здесь они находятся в достаточно трудном положении, несмотря на то, что им все-таки помогают международные организации.

Виктор Резунков:

Наташа, какой процент беженцы из Чечни составляют от общего количества, сколько вообще беженцев из Чечни в Санкт-Петербурге?

Наталья Нестеренко:

По официальным данным Миграционной службы, их примерно около полутора тысяч человек, по неофициальным данным, как говорится - по данным общественных организаций - более 2 тысяч. На самом деле, эти цифры колеблются, так как в последнее время очень многим людям пришлось уехать из Санкт-Петербурга, многие вернулись в Ингушетию, некоторые вернулись в Чечню, в том числе и в Грозный. Им достаточно сложно обустроиться здесь, в большом городе, и они были вынуждены уехать. Поэтому назвать точные цифры сейчас нельзя.

Виктор Резунков:

Я знаю, что Чечня вообще ваша родина, вше личное мнение: каким образом можно вообще изменить эту ситуацию, этот клубок противоречий, который постоянно довлеет над двумя нашими странами, скажем так?

Наталья Нестеренко:

Да, действительно Чечня - моя родина, не только родина, но и в последнее время, последние годы, прежде всего - боль моя, как это ни печально. И сколько ни думаешь на этот счет, сколько ни слушаешь чужих мнений, не прислушиваешься к своему сердцу, все равно достаточно сложно определиться, как быть, потому что ситуация все время меняется. Меняется в том плане, что с одной стороны тебе кажется - вот до начала этой недели мне казалось, что действительно ситуация идет на улучшение, вся республика действительно под контролем российских властей и действительно люди, местные жители идут только на помощь российским властям, на помощь к той власти, которая находится в Чечне. Но, на самом деле, совсем недавно ситуация изменилась, люди в растерянности, в том числе и те, кто следят за событиями, здесь очень сложно определить, как быть в этой ситуации. Люди очень устали от этого, и вынужденные переселенцы, которые здесь находятся - очень часто спрашиваешь: "Как вы думаете, как быть"? Люди только ждут каких-то уже не силовых методов, наверное, а какого-то однозначного ответа именно наших органов власти, когда же все это прекратится. Но очень сложно сказать. Наверное, очень хочется, чтобы изначально все было по другому, потому что сейчас это все развязано уже, доведено до той степени, когда сложно понять, где найти начало и где конец, и мне очень сложно ответить на этот вопрос.

Виктор Резунков:

Вчера, например, я читал предложение одного из наблюдателей - просто-напросто вывести российские войска из Чечни и ввести туда войска, либо НАТО, либо вообще какие-то интернациональные силы?

Наталья Нестеренко:

Ну, я с этим не согласна. Потому что опыт показывает, что это не совсем правильно. На самом деле, до какого-то времени я была уверена в том, что нам необходимо садиться за стол переговоров с Масхадовым и каким-то образом привлечь его на свою сторону, убедить его, чтобы он ближе был к нам, особенно это связано с последними событиями в Америке. Но сейчас я не очень уверена в этом.

Виктор Резунков:

Наташа, недавно Борис Грызлов заявил, что Россия в срочном порядке должна готовиться к большому количеству беженцев из Средней Азии в связи с началом возможной операции - что вы думаете? Вообще, как российское правительство должно решать все эти вопросы - что надо делать?

Наталья Нестеренко:

На самом деле, это несколько сложно, потому что те 8 миллионов мигрантов, которых мы сегодня уже упоминали, находятся в достаточно плохом положении. Чтобы принять новых мигрантов, на мой взгляд, нужно сначала обустроить тех, которые сейчас находятся на территории Российской Федерации. Пока эти мигранты не будут обустроены, говорить о будущем потоке несколько сложно. Прежде всего, в нашей стране не отрегулированы миграционные потоки. Это прежде всего, и это основная цель нынешнего Министерства Федерации по делам национальной и миграционной политики. Это главная их цель, и пока она не будет достигнута - очень сложно говорить о будущих потоках. 8 миллионов мигрантов не обустроены. Это, прежде всего, наши соотечественники, прежде всего - те русские люди, которые когда-то жили, работали в Советском Союзе и которые, в общем-то, оказались в безвыходном положении. Большинство из них живет на иждивении у государства. И надо не забывать о том, что именно государство поставило их в такие условия, что, конечно, оставляет за собой такой отпечаток негативного отношения местного населения именно к мигрантами, к вынужденным переселенцам, поэтому очень часто забывают о том, что вынужденные переселенцы - прежде всего, граждане той страны, где они жили когда-то. Что касается беженцев - та же самая ситуация. Несмотря на то, что Россия все-таки примкнула к международному законодательству по беженцам, к различным протоколам, Женевской конвенции - все-таки достаточно жестко у нас стоит такой вопрос, как миграционный контроль. И в 1999-м году более 14 тысяч беженцев были не приняты в нашу страну - по разным причинам. Можно говорить также и о том, что достаточно сложно распределяются и перераспределяются бюджетные средства, которые выделяются Министерством Федерации и другими органами власти для обустройства вынужденных переселенцев и беженцев. И как мы можем сейчас судить о том, можем ли мы принять следующий поток беженцев - это очень сложно. Вот из той же Средней Азии на 1999-й год было направлено 379 611 человек. Это всего. Из них вынужденных переселенцев - 329 тысяч, и беженцев - 49 тысяч. И опять же, эти люди не обустроены. И очень сложно говорить о том, сможем ли мы принять новых беженцев.

XS
SM
MD
LG