Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Алексей Мусаков


Ведущий Петербургского часа программы "Liberty Live" Виктор Резунков:

Гость Петербургской студии Радио Свобода - петербургский политолог Алексей Мусаков.

Алексей Николаевич, как вы оцениваете действия российских властей после 11 сентября?

Алексей Мусаков:

Я считаю эти действия, прежде всего, адекватными. Дело все в том, что у многих мыслящих людей в России и, наверное, не только в России в последние годы в связи с тем, что они себе позволяют утверждать или предполагать в виде версии утверждений и предположений - есть ощущение, что мы успели, как-то удачно успели изменить менеджмент политический в стране, когда к власти в России с 1998-го года отчетливо приходят представители спецслужб. Начиная с главы СВР и МИД - связанных ведомств - Евгения Максимовича Примакова, впоследствии генерал-полковник внутренней службы Степашин, а далее, по разным версиям, подполковник КГБ в отставке, а дальше полковник СВР запаса Владимир Владимирович Путин, Сергей Борисович Иванов - генерал полковник ФСБ, сейчас гражданский министр обороны, до этого генерал-лейтенант внешней разведки ,и так далее... Вот такой спецслужбовский политменеджмент адекватен сегодняшней ситуации, потому что сегодня практически все признают, что "террористические войны" так называемые - войны особого плана, особого рода, где роль спецслужбовского профилактирования, воздействия на процесс куда более значима, чем роль крупных воинских соединений или применения ядерного потенциала стран участниц. Меняется характер противостояния, мне очень понравилось заявление фантастов о том, что войны будущего - войны террора, а следовательно - военные конфликты, которые обеспечиваются и должны обеспечиваться спецслужбовскими технологиями воздействия, в связи с, прежде всего, экономическими причинами. Экономически более невыгодны крупномасштабные военные кампании. Экономика в очень экономичном, детерминированном мире прагматична, и в этом плане заявления Путина о его политическом прагматизме при всем духовном совершенствовании не эклектично выглядят - это тоже адекватно сегодняшнему дню. Поэтому все, что сегодня делается в плане участия в процессе, я бы назвал это одним словом, в партнерском стиле и очень прагматичном в отношении российских национально-государственных интересов - впервые может за длительный период истории нашей России, когда мы доминировали или пытались доминировать в процессе участвуя в нем всей своей широтой необъятной своей ментальности - современным языком, раньше говорили "души"... Так вот сегодня будет очень прагматичный, как любят говорить политики-центристы, взвешенный, очень осторожный, содейственный, безусловно, Америке и Западу подход с нашей стороны. Ибо это нам выгодно. Сегодня России очень выгодно - сегодня силами НАТО, руками США, жертвуя ее имиджем, гарантом цивилистичности мира, можно резко облегчить наше южное подбрюшье России, с проблемами в котором мы сталкиваемся отнюдь не в последние 5 лет, а значительно раньше.

Виктор Резунков:

В этой связи вообще возникает вопрос: кому вообще были выгодны эти теракты?

Алексей Мусаков:

Я думаю, что они в экономическом плане могли быть выгодны поднимающимся, действительно, реально государствам мусульманского анклава, потому что Дальний Восток - Древний Восток - свой реванш уже продемонстрировал, Россия долгое время была далеко не на первых ролях в соревновании. Европа, объединяясь, отстраивается под единую экономическую интеграционную финансовую систему с евро, и не задействованным реально оказался именно мусульманский Восток. Это выгодно ему объективно.

Виктор Резунков:

В последнее время появились сообщения о том, что в Америке и европейских странах усиливаются меры безопасности, соответственно, спецслужбы будут получать гораздо больше полномочий. Что вы думаете о России - как в этом плане обстоят дела?

Алексей Мусаков:

Я думаю, что за последние годы, связанные с реформой, роль спецслужб в России объективно усиливалась ежегодно. Дело в том, что произошла некая диверсификация вкладов спецслужб в плане обеспечения сохранения общего - сейчас модно так оценивать -"капитала". Вместо одной спецслужбы зачастую рождалось пять и укомплектовывалось представителями того же родоначального КГБ, который был как бы по существу расформирован. Поэтому реально роль спецслужб в России усилилась, и количественно, и качественно. События в Москве в свое время - со взрывами домов - привели к тому, что объективно опять-таки усиливается взаимодействие между теми подразделениями спецслужб, которые традиционно занимались этими вопросами, и теми, органами власти, по существу - органами внутренних дел, потому что они никогда ранее не относились к спецслужбам, которые вынуждены даже в какой-то мере дублировать данные вопросы. Это плохо в плане нерачительности, неэкономии выделенных средств, но хорошо в плане отработки тактики взаимодействия на уровне людей. В этом плане у нас все обстоит, может, впервые в истории такой уже сформированной российской государственности благополучнее, нежели когда либо, может быть, я зря успокаиваю так наших радиослушателей, но это мое искреннее мнение. Я, по роду всех трех своих образований, специальностей, достаточно критично относился к происходящему у нас - в плане недостаточной эффективности работы не только спецслужб, но и других органов и структур государственной власти.

Виктор Резунков:

Алексей Николаевич, а вы не считаете, что существует реальная угроза со стороны спецслужб России в ограничении гражданских свобод - в связи с событиями 11 сентября в Америке?

Алексей Мусаков:

Нет, я так не думаю. Я всегда боялся неадекватности. Вызов брошен. Вызов террористический, это прямое посягательство на жизнь, здоровье, судьбы людей. В свое время отошедшие в оппозицию представители левых сил, советские коммунисты очень много говорили о том, что "попрано главное право человека - право на жизнь". Сегодня оно реально попирается, этого следовало ожидать, и в данном случае люди с, казалось бы, разной ментальностью в нашей стране, вот на этом этапе вынуждены объективно будут объединяться. Мир все равно объективно, реально идет по пути либерализации и демократизации. Тот, кто не в резонансе с этими процессами - устает от противодействия и устает от самого себя, поэтому я думаю, что впервые, кстати, за последние годы я позволяю себе успокоенно-оптимистичные интонации - обычно их у меня просто не было. Ни по ощущению, ни по разумению.

Виктор Резунков:

Алексей Николаевич я обращал внимание на различные прогнозы самых разных политологов до 11 сентября - пожалуй, нигде, никто и никогда не говорил о том, что такие события вообще возможны. Как вы считаете, не говоря о деятельности спецслужб и так далее - действительно можно было предсказать подобного рода террористическую атаку?

Алексей Мусаков:

Прежде всего, можно было прогнозировать противостояние североамериканской государственности, я бы так назвал, с этноконфессиальным, в большей степени мусульмански духовным миром - вот так, и здесь на помощь аналитикам, в том числе и спецслужб, могли бы и должны были бы прийти специалисты в области социобиологии, которой, в частности, занимается наш группа. Я, чем дальше, тем больше убежден в том, что методологической базой политологии сегодняшней, будем по-питерски корректны и скромны, не может не быть социобиология, изучающая аналог поведения человеческого сообщества, человеческих сообществ, субпопуляций и животных сообществ. Учиться у братьев наших меньших не гордынно. Я рад тому, что у нас даже на федеральных каналах появляются великолепные передачи из мира животных. Дело все в том, что никто не хочет задуматься над одной простой мыслью: сталкиваются и повреждаются наиболее активно действующие биологические структуры. Самая молодая имперская государственность - в США, 200 лет государственности, совершенно иной тип людей, пришедших активно делать новый свет, с одной стороны, и самая молодая из четырех мировых религий - мусульманство - при всех ее противоречиях, течениях, сегодня заявляло о себе очень в разных территориальных анклавах. И не прогнозировать столкновение именно этих двух сообществ, лидеров их, мне кажется, было неосмотрительным. Мне кажется, у нас в стране, не афишируя это, данного типа прогнозы, безусловно, делались. И не только потому, что мы были, как сейчас модно говорить, первыми, кто столкнулись с мусульманским терроризмом, реально, с "новым типом военных действий", как очень корректно сейчас говорят... И профилактировать эту систему в плане реакции западного сообщества, части мирового сообщества нужно было путем создания новых механизмов правового регулирования, ибо цивилистический мир, который сегодня идет по пути глобализации, имеет преференции, имеет говоря по-русски, силу воздействия, за счет того, что он обеспечил искомое для достаточно образованных и умеющих работать людей в плане комфорта - за счет неких ценностей которые сегодня проповедует западный мир. Это - примат личности, презумпция невиновности, гражданское общество, правовое государство, плюрализм форм собственности и так далее, сегодня эти институции проверяются в столкновении с миром, который принимает эти же формы, там правят выпускники Оксфорда, Кембриджа и Сорбонны, а также выпускники наших вузов, но, тем не менее, они оказываются иными. Это действительно вопрос столкновения, как Лев Моисеевич Щеглов недавно сказал...- это столкновение культур, столкновение культур можно и должно было прогнозировать и профилактировать. Сегодня мы стоим перед очень интересной дилеммой. Буш ведь заявил, на мой взгляд, крайне интересное заявление сделал сегодня - я буду переводить в русской манере - либо мы подтянем подозреваемых к правосудию, либо правосудие придет - к кому? - К подозреваемым - это условие, презумпция невиновности. Юриспруденция западная оказывается сегодня бессильна. Надо было раньше договариваться.

XS
SM
MD
LG