Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Алексей Ковалев


Ведущий Петербургского часа программы "Liberty Live" Виктор Резунков: Правозащитники Петербурга уже неоднократно обращали внимание на деятельность прокуратуры города, руководство которой, по их мнению, скорее исполняет политические заказы, чем борется с преступниками. Об этом сегодня мы поговорим с депутатом Законодательного собрания Алексеем Ковалевым, который недавно испытал это на себе. Алексей Анатольевич, в последнее время политическая жизнь Петербурга сплошь и рядом состоят из арестов, обвинений, и деятельность прокуроров пахнет каким-то 1937-м годом. Вот, 28 апреля вас арестовали - что вам инкриминировали, и как дальше развивались события?

Алексей Ковалев: Дело в том, что было уголовное дело достаточно давно заведено, в 1998-м году еще, это дело касалось исключительно строительной фирмы, которая работала по заказу городского правительства, я подчеркиваю, не Законодательного собрания, однако, частично она выполняла работы на тех объектах, которые были включены в бюджет Санкт-Петербурга по моему предложению. И в определенный момент, уже через год или полтора после начала этого уголовного дела, следствие арестовало моего бывшего помощника, с которым я уже к тому времени расстался, держало его полтора года в "Крестах", человека с глубокими органическими поражениями головного мозга, как выяснилось, и этот помощник, находясь в застенке, дал показания на меня. Вот, собственно говоря, больше ничего. Показания, причем такие, что он неоднократно носил мне от этой компании средства какие-то денежные, и на этом основании подготовлены были материалы, представление в Законодательное собрание, которые было отвергнуто депутатами, поскольку у нас имеется депутатская неприкосновенность, и аргументы эти на депутатов не подействовали. Потому что это только показания, никаких объективных свидетельств этого мошенничества или даже передачи денег не было. А сегодня прокуратура, во всяком случае, формально она считала, что она может это сделать, поскольку считала, что депутатская неприкосновенность у нас закончилась. Здесь они, конечно, сильно ошибались, потому что депутатская неприкосновенность подтверждена постановлением Конституционного суда, они без судебной проверки не могли это сделать, а в суд они идти с этими обвинениями не хотели, потому что суд никогда их бы не поддержал. И естественно, что надо как-то отчитываться за работу, вот они и действуют, не говоря уже о политической составляющей этого вопроса.

Виктор Резунков: Алексей Анатольевич, скажите, после ареста вас поместили вначале в изолятор временного содержания, а потом уже в "Кресты". Несколько слов о том, в каком состоянии, в каком виде сейчас вообще содержатся подследственные?

Алексей Ковалев: В "Крестах" - о них много говорят. Самая главная проблема, конечно, скученность, хотя там меньше стало, раньше было в камерах по 12-13 человек, а сейчас 9-10, и нужно, конечно, уменьшать и это количество, потому что люди сидят абсолютно ни за что, годами просто-напросто, в частности, я просто сталкивался с несколькими людьми, которые уже ясно, что нет никаких оснований, а там находятся. Но главная проблема, по-моему, для всех - это изолятор временного содержания ГУВД. Дело в том, что в этом учреждении даже постель выдают только на четвертый день пребывания в камере, голые доски, свет не гаснет ни днем, ни ночью, ну, типичный застенок сталинских времен. По-моему, там все так с этого момента и осталось. Вы понимаете, что в таких условиях человек находится в самый критический момент, когда его там избивают, пытают в отделении милиции, скажем, привозят без даже ужина туда, кладут на голые доски и говорят: вот еще столько времени ты пробудешь в таких же условиях, если не подпишешь на себя самого показания. Собственно главным у нас доказательным актом считается до сих пор "признание чистосердечное", признание, которое обычно делается в нескольких экземплярах, следователь обычно оставляет "чистосердечное признание" у себя и говорит: "Вот, если ты сейчас откажешься, мы завтра датируем это следующим числом и запустим от твоего имени".

Виктор Резунков: Алексей Анатольевич, какую политическую подоплеку вы видите за всеми этими событиями?

Алексей Ковалев: Я думаю, что, во-первых, была задача показать другим депутатам из оппозиции, что с ними можно сделать то же самое на основании показаний одного или двух человек. Показания можно голословные выбить из кого угодно, или договориться, сами понимаете, и я знаю, что некоторые такие переговоры с депутатами уже сразу после моего ареста велись. Я был выбран, как, что называется, с их точки зрения слабое звено. У меня нет денег, нет крупных покровителей каких-то, я не занимаюсь никаким бизнесом и вообще считаюсь человеком неуправляемым в этом смысле, думали, что никто за меня не вступится. Я очень благодарен общественности, которая все-таки возмутилась этими беспрецедентными действиями. А с другой стороны, исключить меня из политического процесса тоже было важно, поскольку моя позиция по дате выборов, по партийным спискам, по вообще пребыванию губернатора на своем посту достаточно известная, она расходится с мнением губернатора, скажем так, и я думаю, что и прокурора города Сидорука.

Виктор Резунков: Какая все-таки вообще коллизия содержится в вопросе о выборах, о сроках выборов Законодательного собрания, в чем тут дело, почему позиция администрации города резко отличается от позиции группы депутатов и даже от позиции Миронова?

Алексей Ковалев: Ну, сегодня, кстати говоря, я думаю, эти позиции сойдутся на декабре или январе-феврале каком-то, потому что новый закон о выборах запрещает проводить выборы в апреле, там просто срок меньше проведения выборов. Но самое главное вот что: самая главная борьба была - это апрель этого года или нет, и вы можете понять почему, если посмотрите на дело нынешнее финансового комитета и председателя финансового комитета Кротова. Именно сейчас заставляют администрацию перевести деньги из коммерческих банков. Естественно, администрация понимала, что она эти деньги бесконечно в коммерческих банках держать не может, значит, не может использовать их во время избирательной кампании, а в апреле этого года она могла еще это сделать. В этом была коллизия основная - огромные деньги, которые готовы были уже, так сказать, влиться в избирательную кампанию. Сейчас, слава Богу, этого наверное не произойдет.

Виктор Резунков: Большие деньги?

Алексей Ковалев: Ну, там какие-то, просто несколько десятков процентов городского бюджета, это очень много.

Виктор Резунков: Алексей Анатольевич, если ожидать от будущего, делать какие-то прогнозы, конечно, занятие неблагодарное, но что, по вашему мнению, так и будет продолжаться? Вице-губернаторов у нас будут в Петербурге арестовывать и будут возбуждать уголовные дела, до какой поры вообще, и депутатов тоже будут арестовывать?

Алексей Ковалев: Ну, я думаю, что акция в отношении меня была предпринята как бы в противоход действиям прокуратуры России в отношении вице-губернаторов, исполнительной власти города. Я думаю, что этот процесс будет еще продолжаться, потому что есть не только криминальная составляющая, но и политическая. И, в общем-то, мне думается, что наш губернатор надеется на то, что он в ближайшее время будет выдвигаться на пост президента Российской Федерации, у него есть твердое такое намерение, я бы не считал это, не то что допустимым, не считал бы допустимым его избрание на этот пост лично, и я думаю, не только я.

Виктор Резунков: Что вы имеете в виду, почему вы считаете, что губернатора Владимира Яковлева нельзя избрать на пост президента России?

Алексей Ковалев: Я просто его знаю очень давно. Мне кажется, что этот человек сегодня занимает пост не того масштаба, на который он вообще способен, ему не хватает просто анализа ситуации, он не всегда в ней ориентируется, и, в общем-то, не умеет ни с кем договариваться, скажем так. Все, с кем он договаривался, все эти люди были им оставлены в какой-то момент. Самый ближайший пример - эта "Вся Россия", как она называлась, которую он покинул незадолго до выборов и, в общем, очень некрасиво это выглядело, по-моему. Это не говоря о том, что, по-моему, в его действиях просто видна конъюнктура, нет определенной политической линии, и с хозяйственной точки зрения сами видите, что в городе, несмотря на широковещательные заявления, мало что изменилось к лучшему, скажем так, и многие даже процессы пошли под откос.

Виктор Резунков: Алексей Анатольевич, но ведь возбуждением уголовных дел против вице-губернаторов Владимиру Яковлеву с политической точки зрения ставится знак - "освободи свой пост" - я так понимаю, или я ошибаюсь?

Алексей Ковалев: Мне сложно сказать, потому что я сам, например, неоднократно направлял письма в нашу городскую прокуратуру, тогда еще не было Северо-Западной, с тем, чтобы были возбуждены какие-то уголовные дела, в частности, по поводу высокоскоростной магистрали, что, наконец, делается. Я очень рад, что это делается сегодня, потому что по ВСМ просто одно за другим было нарушение закона и экономических интересов города, не говоря уже о том, чем я занимаюсь - культурных интересах города. Но мне было бы очень жаль, если бы этот процесс был связан только с политической конъюнктурой. Я надеюсь, что все-таки будет продолжаться действительно объективный более-менее подход правоохранительных органов, независимо от того, кто сегодня должен быть на своем посту, или нет, но это только надежда моя.

Виктор Резунков: Алексей Анатольевич, вы известны как борец в защиту исторических памятников Петербурга, и я хотел вас спросить - общая ситуация в Петербурге? Насколько мне известно, очень много историков говорят о том, что исторический фонд Петербурга практически уничтожается. Невозможно найти суммы денег, чтобы как-то это восстанавливать? Какой-то выход из ситуации есть?

Алексей Ковалев: По поводу того что, у нас нет денег, говорят нам, все время, что я этим занимаюсь, я слышу этот аргумент. На самом деле, я вижу, что совершенно нормальные здания, в нормальном состоянии, вот так как на Преображенской площади, в угоду конъюнктурным проектам каких-то толстосумов, которые имеют хорошие связи в городской администрации, уничтожаются, которые могли бы стоять. Причем на их месте не так часто что-то возводится - как с ВСМ, где выкопали котлован, но надеялись не построить что-то, а получить этот самый кредит. То есть основной фактор уничтожения городской среды сегодня - это хаотичная градостроительная политика, зависящая от связей, от конкретных инвесторов-застройщиков. Поэтому я очень рад, что население уже само начинает выступать в свою защиту. Я всячески содействую этому движению, в том числе и на Васильевском острове - в своем избирательном округе, рад, что они объединились, и вот разные поправки к законам мы готовим, но очень трудно все проходит через Законодательное собрание, и тем более через губернатора. Он наложит всегда вето на любой проект, который хоть как-то гарантирует людям право голоса.

Виктор Резунков: А как, по вашему мнению, теоретически можно решать этот вопрос? Надо создать какой-то орган управления, или что?

Алексей Ковалев: Например, включить в этот процесс с большими правами муниципальные образования, они сегодня никаких прав не имеют, у нас вот на рассмотрении в Законодательном собрании уже второй раз находится такой проект, и дать возможность людям, если определенный процент выступил против - тогда дополнительное рассмотрение проектных предложений.

Виктор Резунков: Алексей Анатольевич, Великая Отечественная война - одно из главных событий ХХ века, и 8-9 мая традиционно подводятся итоги какие-то, вы могли бы сказать несколько слов по поводу того, какие сейчас можно подвести итоги в России?

Алексей Ковалев: Любой, кто сегодня живет в России и видит, в каком мы оказались положении, может сказать, что, к сожалению, мы не использовали свою победу, так, как, скажем так, использовала свое поражение Германия. Элементарный пример - только что я видел диалог между ветераном, живущим в Германии, нашим ветераном, и тем, который остался здесь в Петербурге. То есть, ветераны едут в Германию на постоянное место жительства. Это же невозможно было себе представить, скажем так. К сожалению, концентрация усилий, связанных с только военной мощью за счет обнищания населения, превращения как бы всех в трудармию, что называется, привела к подрыву перспектив на развитие. Сейчас с большим трудом мы можем восстановиться, и то, прогнозы говорят, что еще лет 15 надо вот так прозябать. И та же самая военная мощь наша тоже оказалась колоссом на глиняных ногах. Так что, нам нужно извлечь из этого урок, большой урок, что только развитие гармоничного общества, демократичного, с нормальным государственным регулированием, я подчеркиваю, я не сторонник хаоса такого, и при соблюдении принципов разделения властей, свободы личности какой-то - может привести нас к экономическому и, в конечном итоге, и к военному могуществу, скажем так, а сегодня говорить об этом еще рано... Я очень хотел бы поздравить всех ветеранов, всех наших блокадников, всех, кто пережил войну, у кого родственники были на войне, практически весь наш народ я очень хотел бы поздравить с этим наступающим великим днем и пожелать, чтобы мы всегда смотрели как можно дальше вперед.

Виктор Резунков: Вы как депутат пытаетесь как-то помочь ветеранам? Вообще, к вам ветераны часто обращаются?

Алексей Ковалев: Практически все обращения направлены от имени ветеранов, потому что в каждой семье есть пожилые люди, которые участвовали в войне, либо были блокадниками у нас в городе, поэтому огромное количество писем, 600 где-то обращений в квартал, практически все направлены от ветеранов, и мы, конечно, где-то административно стараемся помочь, хотя с такими вещами, как предоставление квартиры - почти невозможно ничего сделать, удается выбить одну-две -три квартиры в год где-то. И финансово-материальная помощь, скажем, большая добавка из этих же резервных депутатских фондов так называемых идет на предоставление дополнительной материальной помощи, социальные обеды, медицинскую помощь, бесплатные лекарства, на кардиологию. Скажем, я вот настаиваю, через район мы выделяем деньги на кардиологию, а через город вообще ни копейки на кардиологию не выделяют. Хотя это главный фактор смертности у нас, как выясняется. Однако, губернатор ведет себя следующим образом: вот мы в бюджете записываем номинально сумму - материальная помощь, да, а вся эта материальная помощь будет выплачена в 20-х числах декабря, то есть, это превращается просто в профанацию, издевательство над людьми.

XS
SM
MD
LG