Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Татьяна Кибальчич


Ведущая Петербургского часа программы "Liberty Live" Ольга Писпанен: В Петербурге проходит четвертый всероссийский фестиваль "Интермузей-2002". Сегодня гость нашей программы - Татьяна Кибальчич, исполнительный директор фестиваля. Фестиваль проходит в Петербурге, в Манеже, в нем принимают участие около 160 музеев из различных регионов России. Какова цель проведения фестиваля?

Татьяна Кибальчич: Цель проведения фестиваля - это подъем престижа музейного дела в России. Это четвертый фестиваль, три из них прошли в , 1999-й 2000-й, 2001-й год, и с каждым годом число участников фестиваля растет, потому что для музеев это возможность на своих площадках маленьких, 6-12 квадратных метров выставочной площади, показать свой наработанный потенциал, обменяться мнением с коллегами, говорить о каких-то будущих проектах, решить какие-то свои насущные проблемы и так далее, причем фестиваль проходит весело, интересно, параллельно идут у нас на площадках музейных и в самом Манеже круглые столы, на которых уже не только участники фестиваля, но и те музеи, которые приехали в Питер. Я хочу сразу сказать, здесь будет проходить общее собрание союза музеев России, и число директоров музеев, которые собрались в Питер, они заехали как раз вот вчера, это порядка 380-400 руководителей малых, больших, разной подчиненности - муниципальных, федеральных музеев, и на этих "круглых столах" они могут обменяться своими мнениями.

Ольга Писпанен: Вот если центральные музеи в Москве, Петербурге имеют какую-то финансовую поддержку, там, города правительства - как выживают музеи в российской глубинке?

Татьяна Кибальчич: По-разному выживают, кто как умеет, в принципе одной из целей этого фестиваля еще с 1999-го года был именно подъем престижа музеев, потому что если в Москве этих музеев 180, то в Петербурге их еще больше, там в Вологде, Воркуте, Магадане, на Чукотке... Музей может являться единственным центром таким культурным, который хранит историю данного региона, ведь очень многие музеи вышли, это были краеведческие музеи, маленькие, или это были раньше - это называлось "красный уголок", там хранилась вся информация о предприятии. Потом этот маленький такой "красный уголок" стал превращаться, стал хранить историю этого предприятия, историю этого села, и это стало музеем. Во многих городах музей являлся единственным местом, куда может - с нашей точки зрения это даже место, куда могла приходить молодежь и должна приходить, но для этого там должно быть интересно. Потому что финансирование, вот я могу сказать, по итогам первых двух фестивалей, что мы на наших фестивалях вот на трех мы всем участникам давали, придумывали номинацию - "самая элегантная экспозиция", "самый самоотверженный директор музея, который смог приехать на фестиваль", "перспективный проект 2000-го года" и так далее. И каждый участник уезжал с таким дипломом, причем диплом подписывался Министерством культуры, оргкомитетом фестиваля, и мы каждому музею давали грамоты благодарственные, письма губернатору, мэру, нам было не жалко, мы давали всем, потому что мы хотели, чтобы люди... Понимаете, мы вот люди, которые живут в центре, для нас - мэр и мэр, но в глубинке там другое отношение, потому что мэр - вот он живет на соседней улице, городок небольшой, все друг друга знают, и вдруг директор музея привозит с фестиваля такое благодарственное письмо, и многие директора говорили: "Ты знаешь, а после этого фестиваля мне подарили машину, - или отремонтировали крыльцо, или еще что-то. - То есть, я могу к мэру зайти, и он всегда меня теперь выслушает", - меняется отношение, музей становится уже визитной карточкой региона или города, я имею в виду в глубинке. Поэтому мы эти фестивали, в первую очередь, проводим. Великим, могучим - им реклама не нужна, все знают Эрмитаж, Русский музей все знают, Петергоф все знают, Кремль, но мало кто знает музеи, которые мы сами для себя впервые открыли на фестивале, а там тоже работают люди, которые хранят историю этого края. Много спонсоров - трудно назвать спонсорами, спонсоры помогают тем музеям, которые могут отдачу дать этим спонсорам, потому что если висит реклама "Липтона" или "Филиппа Морриса" где-то в музее, и этот музей посещаем - это выгодно спонсору, а если это маленький музей, на котором эта реклама ничего не даст, здесь просто меценатство есть. Очень много людей, которые действительно дарят музеям свои картины, дарят свои коллекции, помогают финансово музеям, поэтому каждый музей выживает по-своему. А государственная политика - государство сейчас очень развернуло мощную такую линию на поддержку музейного дела, но не всегда это возможно по ряду законодательных причин.

Ольга Писпанен: Раньше музеи в России формировались в условиях строгой регламентации музейного строительства, были подвержены идеологическому давлению, так скажем, были похожи друг на друга. Сейчас политика как-то влияет на формирование музеев?

Татьяна Кибальчич: В принципе, как сказать, есть, конечно, Министерство культуры, я не могу за министерство говорить, потому что это государственная структура, а мы организаторы собственно исполнительной дирекции фестиваля, но, вы знаете, сейчас очень создается много музеев. Я просто назову сейчас несколько названий, которые говорят о том, что, видимо, стало модным создавать музеи потому что появились вот "Музей дождя", "Музей дождевого червя", "Музей воды" вот в Питере должен скоро открыться в водонапорной башне, последний музей, который к нам пришел на фестиваль и подал заявку человек, который открыл свой собственный музей, Музей ГУЛАГа, воркутинский человек, который всю жизнь все это дело коллекционировал, находясь в этих лагерях.

Ольга Писпанен: Татьяна Александровна, расскажите о самых интересных экспозициях, представленных на вашем фестивале?

Татьяна Кибальчич: Ну, я сначала скажу, что этот фестиваль имеет девиз "Музеи России к 300-летию Санкт-Петербурга", поэтому вся экспозиция фестиваля, большинство экспозиций музейных, которые переехали, несут в себе этот элемент дани и поклона городу, потому что мы всегда, когда делали акцент, мы говорили, что Москва - город музеев, а Петербург- город-музей. Поэтому мы привезли с собой, конечно, максимально постарались показать то, что как-то в регионе связано с Санкт-Петербургом. Потому что эти ссылки, декабристы и, так сказать, всякие пути и маршруты - они все как-то связаны с городом Петра. Ну что из интересных экспозиций, вы знаете это надо увидеть, прийти, посмотреть, потому что рассказывать о том, что, вот, например, кусочек янтарной каюты, которую показал музей мирового океана - это надо увидеть. Показать это невозможно, это достойно той самой янтарной комнаты, которую восстанавливают сейчас...

Очень интересная экспозиция, которую показал музей из Ханты-Мансийска, наши традиционные фестивали на всех 4 фестивалях, на последнем они сейчас привезли очень интересную выставку, которая называется "За миром смотрящий" - это история, легенда о боге, который летает над землей и следит за порядком. Материал очень интересный и подлинные работы. Я хочу рассказать что-то о прошлой выставке, которую привез Ханты-Мансийский музей, очень жалко, что они каждый раз меняют свою экспозицию, потому что то, что они привезли в этом году - это вообще легенда. Это медвежье игрище, это совершенно закрытый обряд, который происходит в поселении, когда убивается медведица, и так как убивается как бы мать, дающая жизнь, после этого происходит такой специфический, я бы сказала, эротический обряд, когда мужчины одевают маски, и вместе с женщинами они производят новую жизнь. Вот это все, что привозит музей, они пытаются маленькими кусочками показать.

Очень интересная выставка, необычная я бы даже сказала для музея - Кемеровский областной музей изобразительных искусств. Они привезли очень трогательную выставку работ, которые сделаны людьми, которые находятся сейчас за решеткой, работы тех, кто сидит сейчас в колонии. Причем это работы людей разных сроков отсидки, когда к нам приехала начальник ГУИНа, она рассказывала, одному 15 лет дали, второму 10 , им была дана тема: чтобы они хотели в своей жизни увидеть и чтобы они хотели посетить и увидеть в городе Санкт-Петербурге? И вот, эти люди, которые, надо сказать, являются, в общем, не самым лучшим классом нашего общества - они очень трогательно нарисовали памятник Петру первому, Исаакиевский собор, Петропавловку и так далее. Есть такой элемент поощрительности за это, потому что те работы, которые были привезены к нам сюда на фестиваль, эти осужденные получат потом, после возвращения, право посетить - досрочный отпуск с поездкой домой или досрочное свидание.

Необычность совершенно работы, у нас же регионов очень много, у нас со всех регионов приехали люди, у нас Чукотка, Республика Саха, у них уникальный совершенно музей, уникальная экспозиция... Это надо просто видеть, это все в очень маленьком таком объеме, одна-две картинки. У нас Воркута, Кемерово, Магадан, Астрахань, Ростов-на-Дону привез свою потрясающую совершенно коллекцию, они ходят все в костюмах своего региона, и надо просто это увидеть. Московская область, музеи Архангельска, музеи Крайнего Севера, вы знаете, я не могу об этом все рассказать, надо прийти на экспозицию, поскольку все-таки 111 стендов - это 111 маленьких музеев, которые собрали здесь в Санкт-Петербурге под одной крышей Манежа. Выставка работает до 23 числа, и самое интересное, что ведь в этом году - перед этим говорили с вами, что мы каждому давали диплом, чтобы поддержать музей в регионе. А в этом году у нас конкурс, работает жюри, в котором нет ни одного музейного работника, чтобы не было такого лоббирования. Членами жюри мы избрали ведущих специалистов в области культуры, которые честно каждый день по три-четыре часа обходят стенды и разговаривают с представителями музеев, которые привезли эти экспозиции и подали заявки на номинацию. У нас 4 номинации. Реклама - двигатель музейного прогресса, каждый музей рассказывает о том, как он видит свою дальнейшую рекламную кампанию, вы знаете, ведь музейными работниками не все является люди, готовые как музейные работники. Это очень специфический народ, музейные работники, я их очень люблю, потому что вот я бы, наверное, не смогла работать директором музея, это люди со своей спецификой.

Ольга Писпанен: Татьяна Александровна в каждом городе существовал, а раньше зачастую и не один музей Владимира Ильича Ленина, какова их судьба теперь?

Татьяна Кибальчич: Музея Владимира Ильича Ленина как такового, наверное, нет, хотя у нас на фестивале представлены два музея, Горки Ленинские, вот они уже теперь как бы это культура, это часть нашей истории, и нельзя об этом забывать, кто забывает историю потом оказывается в очень всем известной ситуации, и еще один музей с ленинской тематикой есть. Музей Ленина как таковой вошел в состав Исторического музея, вернее, бывшего Музея революции, который теперь называется Музей современной истории России, где все это можно увидеть. Чисто в таком виде как музей Ленина, конечно, этого уже нет названия.

Ольга Писпанен: Очень часто музеи, как, например, музей Кирова в Петербурге занимают целые особняки в исторической части города, возможно ли расформирование такого музея и передача, например, этого здания на какие-то другие нужды, кто принимает такое решение?

Татьяна Кибальчич: В отношении федеральной собственности Минкульта, я, это моя точка зрения, я считаю, очень полезно, что если музей соответствует профилю здания, которое раньше было в нем, то этому только честь и хвала. У нас около 2 тысяч музеев в России, из них до 70 федеральных, которые содержатся на средства федерального бюджета, ремонт здания и все связанное с этим осуществляется путем целевого финансирования, городские музеи в подчинении комитетов по культуре, муниципальные музеи, которые содержат уже местные власти, если можно так выразиться. Очень трудно сказать конкретно, правильно это или нет, зависит от того, в каком здании находится этот музей, как оно содержится, в первую очередь потому, что, конечно, не всегда бюджет городской или федеральный может выделить достаточно средств, и какая-нибудь коммерческая структура это здание и лучше отреставрирует. Но эффект от посещения - мы знаем много примеров, когда в некоторые здания въехали коммерческие структуры, я имею в виду банки, и просто история этого здания на этом прекратилась.

Ольга Писпанен: Петербург на днях посетит президент США Джордж Буш...

Татьяна Кибальчич: И президент России еще...

Ольга Писпанен: Да, что не редкость... Как вы думаете, может стоить открыть музей российско-американской дружбы?

Татьяна Кибальчич: Можно.

Ольга Писпанен: Но такого в планах пока нет?

Татьяна Кибальчич: В планах Интермузея ближайших? Я этого не знаю...

XS
SM
MD
LG