Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Михаил Пореченков


Ведущая Петербургского часа программы "Liberty Live" Ольга Писпанен: Сегодня у нас в гостях генеральный директор продюсерского центра "Брат" актер Михаил Пореченков. Михаил, можно сказать, что вы - востребованноый актер, сразу после окончания Театрального института - играете в театре, снимаетесь в кино, мало того, открыли в Петербурге первое актерское агентство - продюсерский центр "Брат", - расскажите пожалуйста подробнее о его деятельности.

Михаил Пореченков: Действительно, это первое агентство в Петербурге, не только актерское, но и сам продюсерский центр, который хочет снимать кино, люди, которые работают в нем, хотят делать кино и телевидение. Основные направления этого центра - защита прав актеров. Потому что так уж сложилось, что это самая бесправная часть творческой интеллигенции - не знают, как заключать контракты, не знают, как работать, не знают, к кому можно обратиться, иногда их обманывают, не иногда, а часто, иногда не платят деньги, всякое бывает. И чтобы с этим можно было бороться, были организованы продюсерский центр и само агентство. У нас существует сайт продюсерского центра, где находятся все актеры. К нам приходят, обращаются за помощью - очень много людей, в том числе и из Москвы.

Ольга Писпанен: Я знаю, что ваша последняя акция была приурочена к празднованию 300-летию Петербурга и приезду президента США?

Михаил Пореченков: Да, это открытие пресс-центра, в Петербурге в среду открылся пресс-центр, и это открытие делал продюсерский центр "Брат". Мы выиграли этот конкурс потому, что не только мы одни хотели делать открытие этого пресс-центра, было еще много компаний, которые хотели это делать, но мы выиграли это соревнование, по тем или иным показателям мы оказались первыми, и нам доверили это сделать. Как говорят очевидцы, я, к сожалению, не был, у меня был спектакль, я был занят, но, как говорят очевидцы, все прошло на высоком уровне.

Ольга Писпанен: Вы - единственное агентство, не берущее денег с актеров за постановку на учет - за счет чего вы существуете и почему не берете денег?

Михаил Пореченков: А за что мы должны брать деньги, если мы еще ничего не сделали? Если мы заключаем контракт - тогда у нас существует определенный процент, который мы берем. А за постановку на учет - почему? Нет, не надо.

Ольга Писпанен: Обычно актерские агентства не позволяют своим подопечным, с которыми они заключают контракт, у которых они на учете, регистрироваться в других схожих по деятельности компаниях, предпочитают своих "звезд" ни с кем не делить. Вы, насколько я понимаю, абсолютно лояльны в этом случае?

Михаил Пореченков: В конце концов, человек должен понимать, всегда человек ищет, где лучше, рыба - где глубже. Мы не можем обязывать людей составлять жесткие контракты и говорить, что вы будете только у нас. Может, по тем или иным параметрам или требованиям им не нравится работать с нами. Кто-то из агентов им более симпатичен, нежели мы - пожалуйста, нет проблем. Но мы будем доказывать, что мы -лучшие, чтобы люди работали именно с нами.

Ольга Писпанен: У вас существует какая-то юридическая поддержка?

Михаил Пореченков: У нас существует юридическая поддержка, у нас работают юристы, у нас работают агенты, которые грамотно могут составить контракт, которые занимаются именно этим производством, и не только в Петербурге, но и в Москве.

Ольга Писпанен: Получается, что зачастую контракты как раз и не хотят составлять с актерами, которые заняты в том или ином фильме или съемках сериала...

Михаил Пореченков: Значит, обманывают. Не может быть такое, что не хотят составлять контракт.

Ольга Писпанен: Значит, обманывают. Что вы посоветуете? Вы же не можете посоветовать актеру не сниматься?

Михаил Пореченков: Мы не можем посоветовать, конечно, не сниматься, потому что мы заинтересованы, чтобы актер получал деньги, и это правильно, но определенные условия мы должны обязательно оговаривать, то есть, актеры должны знать, что они имеют право, а не только обязанности по отношению к производителю. А так как они этого не знают, мы должны им это объяснить. Можно обращаться к нам и просто за консультацией, она, кстати, бесплатна.

Ольга Писпанен: Вы назвали ваш продюсерский центр "Брат". Напрашивается, конечно же, ассоциация с одноименными фильмом Алексея Балабанова - почему?

Михаил Пореченков: Все задают этот вопрос, но, по-моему, у Алексея Балабанова не возникло никаких претензий к нам, и у СТВ тоже не возникло, потому что тогда, если от них претензии, то претензии от Такэси Китано, у него тоже фильм "Брат" был, от братвы претензии, от кого угодно. Дело в том что это очень старое слово, оно обозначает что-то родное и близкое. Мы думали очень долго, как назвать наш центр, но лучше и объемнее слова, чем "Брат" мы не нашли... Может, появится Сестра.

Ольга Писпанен: Когда?

Михаил Пореченков: Может быть, в недалеком будущем.

Ольга Писпанен: Вы планируете расширение?

Михаил Пореченков: Да, конечно.

Ольга Писпанен: На какие-то другие регионы?

Михаил Пореченков: Да.

Ольга Писпанен: Куда?

Михаил Пореченков: Везде, по всей необъятной нашей стране...

Ольга Писпанен: Михаил, а вы ругаетесь матом?

Михаил Пореченков: Стараюсь избегать этих слов, но иногда в критические моменты жизни приходится их употреблять. Не считаю, что это что-то страшное или зазорное, конечно, хотелось бы, чтобы их в нашей жизни было как можно меньше, и этих слов, и этих ситуаций, при которых приходится употреблять эти слова.

Ольга Писпанен: А вы считаете, назрела реформа русского языка?

Михаил Пореченков: Мне трудно сказать, если бы я разбирался в этом очень хорошо, тогда бы я сказал, но, по всей видимости, да, если об этом стали так много говорить.

Ольга Писпанен: Вернемся тогда к вашему продюсерскому центру. Я прочитала у вас на сайте, что вы учредили премию Тонино Гуэрро - расскажите пожалуйста о ней.

Михаил Пореченков: Премия Тонина Гуэрро присуждается за неопубликованный сценарий, то есть, там в сайте указано: жюри отсматривает сценарий, читает и выносит свой вердикт, премия за лучший сценарий - поездка в Италию и изыскание средств для постановки или съемок фильма по сценарию.

Ольга Писпанен: Что значит неопубликованный сценарий - люди как бы могут принести написанный дома от руки или напечатанный на компьютере?

Михаил Пореченков: Желательно напечатанный... Да, могут принести любой сценарий или послать по Интернету.

Ольга Писпанен: То есть, это обязательное условие, что он нигде раньше не публиковался.

Михаил Пореченков: Да.

Ольга Писпанен: Ясно, тогда о вашей актерской карьере.

Михаил Пореченков: Я сам сразу выдохнул, потому что генеральный директор - для меня это очень тяжело, я сам не привык к этому названию, а актерская карьера - уже веселей.

Ольга Писпанен: Хорошо, тогда повеселимся... Михаил, получается, вы работаете уже на два города, началось завоевание Москвы, причем сразу такое, очень так, скажем, "убойное", сразу МХАТ, сразу Табаков, "Утиная охота" - есть какая-то разница в публике, например, петербургской и московской, как принимают вас?

Михаил Пореченков: Конечно, есть разница в публике, потому что питерская публика более сдержанная, нежели московская, мы посевернее находимся, поэтому поспокойнее ко всему относимся, москвичи воспринимают все более с открытой, так сказать, душой, как бы они более эмоциональные и принимают хорошо. И все складывается успешно. Пока, на данный момент.

Ольга Писпанен: А как вы думаете, почему вас туда позвали, почему вообще пытается Москва, есть такая тенденция, переманивать к себе все самое лучшее, что находится в других регионах?

Михаил Пореченков: Потому что другие регионы не ценят то, что у них находится,

Ольга Писпанен: То есть, вы считаете, что вас здесь, в Петербурге, не ценят?

Михаил Пореченков: Я не скажу, что в Петербурге не ценят, но существует нескольких нехороших тенденций, например, с критикой в Петербурге, это отдельная статья.

Ольга Писпанен: А что с критикой в Петербурге?

Михаил Пореченков: С критикой в Петербурге - как бы я не помню просто, чтобы были положительные рецензии на спектакль или какая-то профессиональная оценка работы.

Ольга Писпанен: То есть, московская критика ту же самую работу оценивает более в восхитительном тоне?

Михаил Пореченков: Нет, просто более объективно, более профессионально они это делают, как ни странно.

Ольга Писпанен: То есть, это некая ревность, или?

Михаил Пореченков: Мне кажется, что там просто более профессиональные люди работают в этой области. Потом они пытаются поддержать любое начинание. Хуже, лучше, они видят минусы, плюсы, они обо всем говорят, но, в конце концов, вывод положительный. У нас говорят зачастую, что это плохо и не надо даже было пробовать, всегда в сторону минуса, это плохо, не поддерживают своих, вот что плохо.

Ольга Писпанен: Может быть, вы хотите туда переехать - в Москву?

Михаил Пореченков: Нет. Сложно отвечать на эти вопросы, но пока таких мыслей нет. Дело в том, что все будет зависеть от качества предложенной работы все-таки. На что можно ориентироваться - либо это творчество, либо это зарабатывание денег, несмотря ни на что. Несмотря ни на что - мы с Константином Хобенским уже отказались от этого, мы оказались вдвоем в театре, и как-то вместе все время идем, параллельно, от простого зарабатывания денег отказались, значит, остается только творческое что-то. В зависимости от того, что будут предлагать - здесь и в Москве.

Ольга Писпанен: Но если вы отказались от зарабатывания денег, все равно в Москве их больше, и получается творческого тоже больше, если вас здесь так все не устраивает?..

Михаил Пореченков: Нет, я не говорю, что меня здесь все не устраивает. Меня что-то не устраивает здесь, что-то не устраивает в Москве, лучше, конечно, жить в Бологое, между Петербургом и Москвой. Но так, к сожалению, не получается, на двух стульях не усидеть. Есть положительные стороны, и здесь, и там. Но все будет зависеть - мы, уже, наверное, созрели к серьезным работам для серьезных ролей. Было предложение сыграть "Отелло". Это очень серьезное предложение... Это в Москве было предложение. Значит, это очень серьезное предложение, на которое нельзя не откликнуться, нельзя пропустить его незамеченным, нужно уже подумать.

Ольга Писпанен: Так откликнулись?

Михаил Пореченков: Я пока размышляю, потому что это было неофициальное предложение, когда будет официальное - откликнусь.

Ольга Писпанен: О серьезной работе - вы очень много снимаетесь в телесериалах. К ним устойчивое не очень уважительное отношение, как к серьезной актерской работе

Михаил Пореченков: У кого?

Ольга Писпанен: А опять же у той же самой критики, которую вы не так уж любите, понятно, что не любите... Но вопрос, работа в сериалах - это вам как драматическому актеру не помешает, вы не потеряете квалификацию? Работа же очень сильно отличается и от кино, и от театра, хотя бы сроками.

Михаил Пореченков: Сроками отличается. Просто надо работать намного быстрее. А в творческом плане не отличается никак. Мы не делаем халтуру. Если критика все-таки смотрит сериалы, в чем я, конечно, сильно сомневаюсь, если она замечает, что в каждой серии мы пытаемся по-другому представить героя, поставить его в другие условия, чтобы он показал себя с одной стороны, с другой, если они не видят в этом творческого процесса - тогда мне их совсем жаль, совсем дело плохо обстоит... О чем вы говорите - рейтинг очень высокий, народ смотрит, любит.

Ольга Писпанен: Рейтинг - да, рейтинг главное.

Михаил Пореченков: Это не главное. Но все-таки... За неимением большого кино это очень спасает и помогает актерам.

XS
SM
MD
LG