Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Субботнее интервью. Роберт Лейси


В этом году в Великобритании широко отмечается золотой юбилей королевы - 50-летие восшествия на престол Елизаветы Второй. И хотя королевой принцесса Елизавета стала 6 февраля 1952-го года (в день кончины своего отца короля Георга Шестого), официальные празднования начнутся 2 июня, когда исполнится полвека со дня ее коронации в Вестминстерском аббатстве. Юбилейные торжества продлятся в Англии четыре дня и станут событием европейского масштаба. Британский историк Роберт Лейси - биограф Елизаветы Второй. Он неоднократно встречался с королевой, а его книга о ней под названием "Величество" переведена на многие языки. С Робертом Лейси беседует Наталья Голицына:

Наталья Голицына: 50 лет на троне превратили Ее Величество в августейшего долгожителя британской истории. Как бы вы оценили годы ее правления?

Роберт Лейси: Огромным достижением Елизаветы Второй на протяжении 50 лет царствования было сохранение политической неангажированности и престижа британской монархии. Это тем более удивительно, что столь замечательная особенность британской истории ведет свое происхождение от революции и казни короля. Великобритания оказалась первой европейской страной, казнившей своего монарха. Этим королем был Карл Первый, погибший на эшафоте в 1649-м году. Одно время мы жили при республиканском режиме, но потом благоразумно вернулись к монархии. Сейчас же мы живем в своего рода "монархической республике". Вся власть принадлежит народным избранникам, и в то же время мы предпочли сохранить монархию как символ нашей истории. И Елизавета Вторая исполняет эти свои исторические обязанности с незаурядным достоинством и чувством стиля.

Наталья Голицына: Сейчас многие задаются вопросом, сохранится ли британская монархия и в последующие 50 лет?

Роберт Лейси: Мы не можем гарантировать существование монархии, ибо все зависит от ее способности отражать меняющиеся со временем национальные идеалы. Когда я работал над своей первой книгой о британской монархии, то обратился к лорду Маунтбаттену - дяде нынешней королевы - который в то время был еще жив, с вопросом, как долго, по его мнению, сохранится британская монархия. Я предполагал, что он скажет что-то вроде: "Столь же долго, сколько будут стоять белые скалы Дувра". Но он ответил: "Она сохранится лишь до тех пор, пока ее носители будут хорошо делать свое дело". Он считал, что Елизавета Вторая хорошо исполняла свои обязанности. И юбилей, который мы отмечаем в этом году, станет тестом народного мнения о ее работе. Как мне кажется, большинство британцев полагает, что наследник престола принц Уэлльский, он же будущий король Карл Третий, может стать хорошим монархом. Правда, здесь сомнения вызывает его нынешняя подруга Камилла Паркер-Боулз. Его сын принц Уильям, который в один прекрасный день станет королем Вильгельмом Пятым, превратился в кумира британской молодежи. Оба они способны хорошо выполнять свою работу. Но, конечно, обстоятельства могут и измениться.

Наталья Голицына: Насколько, на ваш взгляд, влиятельна Елизавета Вторая в собственном королевстве?

Роберт Лейси: Королева вовсе не должна оказывать влияние на текущую политику. Единственный способ, которым она может повлиять на своего премьер-министра, - это напомнить ему об интересах британского Содружества. Ведь королева не только глава Великобритании, но и глава Австралии и Канады - огромных, экономически мощных государств. Общаясь с премьер-министром, который еженедельно докладывает ей о состоянии дел в стране, королева главную свою задачу видит в том, чтобы поддержать его в трудных решениях или напомнить ему об интересах народа.

Наталья Голицына: Как бы вы описали личность королевы, ее характер?

Роберт Лейси: Королева - человек очень уравновешенный. Не в ее характере бурные или эксцентричные реакции. В случае национальных кризисов или катастроф, другие члены королевской семьи или политики могут развивать бурную деятельность и зарабатывать репутацию народных защитников. Первой реакцией королевы в таких случаях обычно бывает забота о жертвах катастрофы. Королева полагает, что ее появление на месте бедствия может помешать спасательным работам, - даже если при этом фотографы смогут сделать хорошие снимки для поддержания духа нации. У нее нет стремления к внешним эффектам и показным жестам. К примеру, когда погибла принцесса Диана, ее первой реакцией было остаться в Шотландии, где тогда находилась ее семья, ибо для нее в тот момент приоритетом были ее внуки, - принцы Уильям и Гарри. Если бы в те дни она привезла их в Лондон и заперла в Букингемском дворце, где они сидели бы перед телевизором, по которому демонстрировались бесконечные кадры гибели их матери, это наверняка вывело бы их из равновесия. У королевы нет таланта шоумена, и это заставляет многих людей полагать, что она лишена эмоций. Но правда в том, что она необычайно эмоциональный человек. Однако при этом королева считает, что ее долг состоит в том, чтобы скрывать свои чувства. Ведь на самом деле она человек застенчивый.

Наталья Голицына: Говорят, что первое впечатление о человеке, - самое верное. Помните ли вы свое первое впечатление от встречи с королевой?

Роберт Лейси: Когда вы впервые встречаетесь с королевой, вас прежде всего поражает, что в жизни она отличается от ее сложившегося официального образа. Она гораздо чаще улыбается, кажется более естественной. У нее замечательный цвет лица, а на лице совсем мало морщин. Судя по очень белой коже, она никогда не проводила отпуск в солнечных краях. Королева очень любит сумрачный и сырой климат Шотландии. Когда же выпадает солнечный день, она всегда раскрывает зонтик. После того, как я впервые ее встретил, мне нужно было описать свои впечатления, и, рассказывая о том, как сверкала диадема в волосах королевы, я вдруг вспомнил, что в тот день никакой диадемы на ней не было. На меня просто повлияло наше стереотипное представление об образе королевы. Это - влияние ее многочисленных портретов на монетах, банкнотах, марках. Беседуя с королевой, вы обнаруживаете, что она человек с очень развитым чувством юмора. Помню, мы разговорились о европейских монархах, о которых в Англии говорят как об образцах демократичности и простоты. И я заметил тогда Ее Величеству, что когда посещаю европейские монархии, то всегда застаю этих "королей-демократов" в их роскошных дворцах и замках в окружении многочисленной охраны. Обычно они разодеты в парадные мундиры и разъезжают в шикарных лимузинах. Я сказал тогда королеве, что, на мой взгляд, они менее доступны, чем британская королевская семья. На это королева, слегка улыбнувшись, заметила, что я, пожалуй, прав. Обычно она всегда старается высказываться дипломатично, избегая спорных суждений.

Наталья Голицына: Многие находят, что королева слишком консервативна в своих вкусах, пристрастиях, одежде:

Роберт Лейси: Елизавете Второй 75 лет. И для женщины, которой за 70, она выглядит не только стройной и подтянутой, но и элегантной. В ее поведении, не только в стиле одежды, всегда сохранялось стремление чуть-чуть отставать от моды. Она всегда испытывала определенное недоверие к модным веяниям. Королеве казалось, что не только для нее лично, но и для монархии гораздо лучше быть слегка несовременными. На ее веку произошло несчетное число политических, общественных и демографических перемен, и она считает, что одна из функций монархии состоит в том, чтобы иногда напоминать людям о том, что в мире есть нечто, не подверженное веяниям времени и моды, нечто подлинное и вечное. Что же касается ее одежды и шляп, то для королевы шьет очень узкий круг модельеров, которые создают для нее довольно сходные по стилю вещи. Однако то, что королева носит в домашней обстановке, не имеет ничего общего с одеждой, в которой королева появляется на официальных приемах. Дома она предпочитает мягкие приглушенные тона - чаще всего коричневый и зеленый, очень любит твид. А те яркие костюмы и платья, в которых она появляется публично, - это своего рода официальная униформа, дань ее представлению о том, что в общественном месте королева должна быть видна издалека.

Наталья Голицына: На протяжении всего царствования Елизаветы Второй в Соединенном Королевстве практически сосуществовали две королевы. Королева-мать, скончавшаяся 30-го марта на 102-м году жизни, была верной опорой и мудрым советником своей дочери. Вы много раз встречались с королевой-матерью. Чем, на ваш взгляд, объясняется ее необычайная популярность?

Роберт Лейси: У нее была удивительная способность передавать свои эмоции другим людям, особенно свое чувство заботы о них. И очень важным было ее поведение в ключевые моменты британской истории. Особенно отразилось на популярности королевы-матери ее поведение во время Второй мировой войны, когда она превратилась в национальный символ милосердия и сострадания. Вторая мировая война была для англичан первой войной, жертвой которой стало мирное население. Впервые в британской истории на Англию падали бомбы. В то время королева-мать и ее супруг Георг Шестой оставались в Лондоне, хотя Букингемский дворец подвергался серьезной опасности, - бомбы падали и на него. Король и королева в то время неизменно появлялись в районах, подвергшихся бомбардировке, ободряя жителей, которые остались без крова. Англичане знали, что их король и королева подвергаются не меньшему риску, чем они, и в минуту опасности остаются вместе со своим народом. Это консолидировало нацию, делая британскую монархию символом сопротивления. Народ знал, что король и королева так же, как и все горожане, получают скудный продовольственный паек, что и во дворце часто не бывает горячей воды, что королевская семья испытывает те же тяготы, что и рядовые жители.

Наталья Голицына: Насколько близки были королева-мать и ее дочь Елизавета Вторая?

Роберт Лейси: Можно с уверенностью сказать, что Елизавета Вторая и ее мать в течение долгих лет были очень близки. У принцессы Елизаветы еще в детстве сложились очень теплые отношения с родителями. До сегодняшнего дня королева продолжает обожать своего покойного отца Георга Шестого и всегда возит с собой его фотографию, куда бы она ни уезжала. Она постоянно сверяет свои решения и поступки с поведением отца - с тем, как бы на ее месте он поступил. Это же относится и к ее матери, с которой она ежедневно разговаривала по телефону. На мой взгляд, очень важное различие между обеими королевами состоит в том, что сама Елизавета Вторая нередко называла "фокусами" вдовствующей королевы. Я бы сказал, что она довольно настороженно относилась к слегка театрализованному стилю поведения своей матери.

Наталья Голицына: Как бы вы оценили деятельность королевы в качестве главы британского Содружества?

Роберт Лейси: Сейчас монархия переживает трудное время, пытаясь сохранить британское Содружества наций. Проблемой стало положение в Зимбабве и сохранение там демократии. Тем не менее, в Содружестве господствует убеждение, что скрепляющим его принципом остается сохранение и распространение демократических ценностей. Именно этот принцип положен в основу правления черного большинства в Южно-Африканской республике. И что удивительно: у этой придерживающейся многих условностей и формальностей женщины сложились удивительно теплые отношения с чернокожими лидерами ставших независимыми африканских стран. Одним из ближайших друзей королевы за последние годы стал Нельсон Мандела. Кстати, когда он ей пишет, то использует обращение "Дорогая Елизавета". Надо сказать, что очень немногие люди в мире - и, уж конечно, не в Англии, - могут себе позволить быть столь фамильярными с королевой.

Наталья Голицына: Вы сейчас заговорили о дипломатических способностях королевы. Как она справляется со своими многочисленными зарубежными миссиями?

Роберт Лейси: Очень хорошим примером того, как королева находит общий язык с политиками, мог бы стать ее первый государственный визит в Россию в октябре 1994-го года. Монархи Виндзорского дома отказывались посещать Советский Союз, пока в этой стране правили коммунисты, убившие царскую семью Романовых, родственников Виндзоров. Но Борис Ельцин был первым российским правителем, пришедшим к власти в результате демократических выборов, в России начиналась новая эпоха. И королеве показалось очень важным подчеркнуть это своим визитом. Очень трогательным моментом ее визита в Россию стало посещение одного из кремлевских соборов. В момент, когда королева и священник вышли из собора, раздался звон церковных колоколов, молчавших на протяжении всего периода правления коммунистов. После этого она встретилась с Борисом Ельциным. Нередко во время государственных визитов возникает деликатная ситуация, когда встречаются абсолютно незнакомые люди. Что же сделала королева, чтобы растопить лед? Она преподнесла Ельцину небольшой подарок - миниатюрную хрустальную коробочку. Когда супруга Бориса Ельцина открыла ее, там оказались семена, специально собранные для Ельциных в саду Букингемского дворца. Королева, конечно, знала, что Наина Ельцина очень любила копаться в саду. После этого миссис Ельцин воскликнула: "Боря, теперь у нас будет свой собственный королевский сад на даче!" Борис Ельцин неожиданно начал рассказывать королеве о проблемах, с которыми столкнулась новая Россия: о коррупции, мафии, преступности, насилии, о том, как он пытается создать компетентное правительство. Королева внимательно его выслушала, а затем сказала: "Да, господин Ельцин, создание демократии требует длительного времени". Позднее Борис Ельцин заметил одному из британских дипломатов, что тогда он впервые осознал, как важно и ценно для британских премьер-министров иметь рядом с собой такую мудрую и уравновешенную женщину.

XS
SM
MD
LG