Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Елена Бадмаева


Ведущая Петербургского часа программы "Liberty Live" Ольга Писпанен: Мода - невероятно серьезное дело, во- первых, потому что это многомиллиардный, довольно рискованный бизнес, во-вторых, потому что мода управляет сознанием миллионов людей, однако, в России модельный бизнес сравнительно молодой. Сегодня у нас в гостях автор нашумевших коллекций, лауреат народной премии Санкт-Петербурга "Модельер 2001-го года" модельер Елена Бадмаева. Лена, чтобы стать дизайнером, обязательно какое-нибудь художественное образование, либо призвания достаточно? И как молодому амбициозному модельеру пробиться на подиум, как вы начинали, например?

Елена Бадмаева: На сегодняшний день, конечно, образование желательно, но есть достаточное количество аналогов, когда и без него люди добиваются успеха. Видимо, все-таки какое-то внутренне чутье, стержень и желание, в первую очередь, и трудолюбие приводит к хорошему результату.

Ольга Писпанен: Вы заканчивали какое-то специальное учебное заведение?

Елена Бадмаева: Да. У меня путь был достаточно традиционный. Я заканчивала Мухинское училище, которое единственное в Санкт-Петербурге готовит по специальности "дизайнер одежды". До этого я, конечно же, закончила художественную школу, то есть, у меня такое серьезное художественное образование, которое мне очень помогает.

Ольга Писпанен: А вот у вас уже есть имя, "Модельер 2001-го года", например.

Елена Бадмаева: Да, это для меня самое важное.

Ольга Писпанен: У вас есть своя клиентура?

Елена Бадмаева: Конечно.

Ольга Писпанен: Вы работаете только в Петербурге, насколько я понимаю?

Елена Бадмаева: На сегодняшний день я работаю только в Петербурге, иногда, наверное можно назвать гастролями или поездками - я посещаю какие-то страны, или города наши, российские, именно, чтобы знакомиться, демонстрировать, что делаю я, и смотреть, что происходит в других городах, но в целом я работаю на Петербург. Петербург - моя аудитория.

Ольга Писпанен: Вы уже можете выбирать себе клиентов - с кем-то работаю, а с кем-то нет?

Елена Бадмаева: Нельзя сказать, что я прямо так выбираю, во-первых, по той причине, что мне кажется, это было бы не совсем правильно, потому что профессионализм как раз в том и есть, что надо уметь работать при любых обстоятельствах в любых условиях и, наверное, все-таки с каждым человеком. То есть это все индивидуально, вот, но, наверное жизнь просто все так расставляет на свои места, что, конечно же, рядом со мной оказываются те люди, которые этого хотят, и я работаю, наверное, все-таки с теми людьми, которые того хотят. Мы выбираем друг друга невольно, все ведет к этой совместной работе, а не такой прямой выбор и не взвешивание на весах.

Ольга Писпанен: Вот, если приходит женщина-клиент и говорит: хочу сшить себе вот такое платье, в рюшечках, какие-то совершенно несочетаемые цвета, ну, кардинально вы считаете, что такое невозможно создать - вы как-то пытаетесь переубедить ее, изменить ее вкус, навязать какой-то свой образ, как вы видите, либо: "Я согласна, сошью вам рюшечки, все, что хотите..."

Елена Бадмаева: Конечно же, я соглашаюсь, просто я всегда, видимо, уже в первый момент начинаю понимать, как нужно вести работу с этим человеком, как нужно вести общение, чтобы на каком-то ближайшем этапе либо произошли изменения в мировоззрении, взглядах этого клиента, либо я со своей стороны смогла сделать это столь профессионально, что даже удовлетворить столь странный вкус, но при этом сделать здорово, и чтобы люди, которые могли бы это увидеть, и сказать, что это моя работа, сказали бы - ну да, очень неплохо решена проблема. То есть, это профессионализм.

Ольга Писпанен: Дизайнер-модельер должен быть стилистом. Вы создаете коллекцию какого-то стиля, а создать стиль отдельно взятого человека, мэр Петербурга, например, можете?

Елена Бадмаева: Конечно, я могу... Это звучит немного нескромно... Могу, конечно... Я считаю, что дизайнера одежды и модельера как раз отличают две такие вещи, что можно быть, например, дизайнером какой-то торговой марки и разрабатывать из сезона в сезон модные трендовые вещи, но которые, конечно, приблизительно просчитаны на какую-то аудиторию, и этот образ создается, но это не такая глубокая работа, как работа уже модельера, художника. Потому что, когда модельер готовит каждую свою коллекцию, он всегда берет новые образы, берет один и тот же образ, но преломляя его он ищет проблему, решает ее, ставит, изыскивает новые способы, и вот это все и есть работа стилистов, что называется, то есть, моделирование не просто деталей одежды, а моделирование самого образа, поэтому это уже такой вот, наверное, все-таки высший пилотаж, когда это не просто дизайн, а элементы искусства, которые вносят вот этот флер, какой-то стиль, что называется.

Ольга Писпанен: Лена, раньше на прилавках магазинов в Советском Союзе можно было купить только ситчик в цветочек и мышиную шерсть - как сейчас дело обстоит с тканью, конкурентоспособна ли она?

Елена Бадмаева: В целом в магазинах, в тех же магазинах дело обстоит с тканью также, даже еще хуже, то есть, мышиную шерсть купить уже невозможно, в основном, нас завалили обилием немыслимым ткани из Кореи, Тайваня качество ткани, наверное, не очень хорошее, зато очень доступные цены, но это все ткани, с которыми, на самом деле, мы - дизайнеры - не работаем, потому что сегодня у нас уже есть возможность покупать те ткани, которыми живет весь мир. Наверное, поэтому наш бизнес молод, потому что как только начались какие-то взаимоотношения с Европой, уровень дизайна как искусства - это все стало тут же расти. Я в основном работаю с итальянскими и французскими тканями, в зависимости от темы, которую я делаю, или того, что меня волнует, я выбираю цвет, фактуру в целом, мало руководствуясь понятием моды, которая обычно руководит крупными торговыми марками, которые пытаются одеть тотально всех. У меня нет такой задачи, потому что у меня нет задачи быть народным модельером, поэтому я выбираю, что мне нравится, согласно своему вкусу.

Ольга Писпанен: А вот вы как модельер можете себе позволить пропустить какой-нибудь сезон, сказать: сделаю себе отпуск и не буду выпускать весенне-летнюю коллекцию - не даст это забыть о вас?

Елена Бадмаева: Сегодня мне кажется, что нет. Если бы вы меня спросили еще месяца три назад, мне бы, наверное, казалось, что мне надо, я должна, я не должна останавливаться, даже не потому, что меня забудут, а потому что у меня есть какая-то внутренняя профессиональная линейка, на которой я работаю. А сегодня почему-то нет, все как-то резко изменилось с приходом весны 2002-го года. Почему-то мне кажется, что могу, потому что, наверное, как художник я в состоянии принимать самостоятельные решения относительно того, как я думаю и какое у меня состояние души и бизнеса на сегодняшний день. По той причине, что европейский календарь, в котором мы сегодня уже работаем, это самоцель по большому счету, потому что наш бизнес не похож на тот бизнес, когда это необходимость, когда это интересно, востребовано, существует аудитория, есть для кого это делать, и когда это просто бешеное соревнование, в котором завязаны сумасшедшие деньги и огромное влияние. У нас же ситуация иная. Мы все сами себя развлекаем. Поэтому мне кажется, что взять перерыв, особенно если он творческий - это очень плодотворно. Ну а забыть - это такая вещь, что у каждого дизайнера есть своя аудитория, мы, естественно, посещаем какие-то мероприятия, участвуем в общественной жизни, потом мы все равно работаем, поэтому забыть, наверное, смогут лет через сколько-то, если совсем ничего не делать. Если дружить с ленью, то будет, наверное, забвение.

Ольга Писпанен: А какова вообще сейчас ситуация с модельным бизнесом в Петербурге, есть ли он вообще в Петербурге?

Елена Бадмаева: Наверное, есть бизнес, который трудно назвать модельным, это бизнес, связанный с одеждой и ее производством. А то, что делают дизайнеры, за которыми, наверное, все-таки будущее, потому что это нечто профессиональное, культурное, с определенным смыслом, идущее вперед, то, конечно, на сегодняшний день это в общем, по большому счету, энтузиазм, способ себя реализовать, что немаловажно, естественно. Востребованный, но скорее как некий визуальный ряд и иногда востребованный желанием людей одеться... Я считаю, что картина модельного бизнеса в Петербурге уныла, и его просто немножечко нет. Во многом, я думаю, эта проблема вызвана тем, что у нас, мне кажется, присутствуют кризисы печати в этой области журналистики.

Ольга Писпанен: В смысле?

Елена Бадмаева: Мне кажется, что без совместной работы журналистов, занятых этой проблемой, и дизайнеров, вообще людей в этом бизнесе, движение вперед невозможно. На сегодняшний день у нас есть ситуация игры в одни ворота. Есть такие бедные, несчастные люди, которые работают, но тем самым и счастливы, и есть небольшая горстка людей, журналистов, которые судят, решают, но при этом, мне кажется, это непрофессионально, потому что они не работают с проблемой, они не ищут или не находят в этом чего-то прекрасного... Они или просто оповещают, а чаще всего это характер пиара. Но пиар должен иметь место, но мне кажется, что это немножко другая профессия, поэтому у нас как бы такая смешанная ситуация в Петербурге сегодня.

Ольга Писпанен: Лена, а модная критика может повлиять на успех коллекции?

Елена Бадмаева: Я думаю, что нет, в общем-то. Она может только создать некий шум, который, насколько я на сегодня вижу, даже редко воспринимается основными зрителями, и может, наверное, испортить настроение или поднять автору и той группе, которая над этим работала.

Ольга Писпанен: На сегодняшний день все самые видные модельеры мира, диктующие моду, во всем мире - мужчины, получается, что они лучше знают, как должна выглядеть женщина и что она хочет. Как вы думаете, почему?

Елена Бадмаева: Я думаю, что мужчины во многом смелее и склонны к эпатажу, во всяком случае, в моде. Что касается того, что я знаю, а женщины, наверное, более в чем-то инертны и, может быть, местами как-то интеллигентны, что в моде, как мне кажется, если что-то хочешь сделать новое, открыть - нужно быть значительно смелее. Думаю, что проблема в этом.

Ольга Писпанен: Как и в любом бизнесе, наверное, существует промышленный шпионаж, как вы защищаете свою коллекцию от воровства идей?

Елена Бадмаева: Наши масштабы столь, в общем-то, невелики, что таких проблем, как в Европе, с промышленным шпионажем у нас, конечно же, нет, потом коллекции так широко освещаются и почерк каждого работающего в Петербурге мастера настолько известен, настолько характерен, что очень сильно отличает петербургскую школу, как мне кажется, на сегодняшний день, и потом, у нас такие большие горизонты, что в этом я проблемы не вижу абсолютно.

Ольга Писпанен: Вот уже несколько лет проходят недели моды, в Москве Неделя высокой моды, в Питере просто Неделя моды. Как-то они влияют на развитие модельного бизнеса или дают что-то модельерам, которые в них участвуют?

Елена Бадмаева: Я не знаю, можно ли так говорить, дают ли что-то модельеру, потому что это процесс такой уже социально-общественный процесс, очень серьезный, и хорошо, что уже есть профессиональная площадка, уровень которой растет от сезона к сезону. Если раньше этот уровень был достаточно серьезен и в Москве, и каким-то образом походил на то, что происходит в Париже или в том же Милане на неделях моды, то на сегодняшний день мы тоже своим упорным трудом уже достигли того, что наши недели тоже достаточно интересные, в них участвуют персонажи, которых часто можно не увидеть в Москве, и во многом мне кажется, что наша неделя менее многочисленна по количеству участников, и тем самым уровень профессиональный может быть в чем-то интереснее и выше. Петербург это все-таки город, в котором, наверное, выживают не все, и вот эта площадка, сама аура, она определяет.

XS
SM
MD
LG