Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Виктор Романов


Ведущая Петербургского часа программы "Liberty Live" Татьяна Валович:

Доступность образования и его качество - как сочетать эти два критерия. Разрабатываемая в Петербурге реформа высшей школы возможно станет модельной для всей России. Такова тема беседы с нашим сегодняшним гостем, ректором Петербургского государственного университета технологии и дизайна, а также председателем Совета ректоров вузов Петербурга Виктором Романовым. Виктор Егорович, вот сейчас идет широкое обсуждение реформы высшей школы в России. На ваш взгляд, она действительно назрела и как она идет - она была предложена снизу, или, как у нас обычно бывает - сверху?

Виктор Романов:

Неудовлетворенность, я бы сказал, общества всеми сторонами нашей жизни заставляет думать о каких-то изменениях. И о потребности, наверное, действительно, что эти изменения назрели, но "реформы" - за прошедший период, а это теперь уже больше 10 лет, само слово "реформы" пугает. И вот, на примере высшей школы от этого слова уже начинают отходить. Говорили о реформировании сначала, потом о концепции, потом о доктрине, потом о регионализации, теперь говорим о модернизации высшего образования. Почему назрели? Действительно, такие вопросы, как доступ к образованию молодежи, как качество образования, как финансовая стабилизация учебных заведений - требуют действительно какого-то вмешательства. Тем не менее, вот то, что вы сказали - снизу или сверху - я думаю, они встречно идут, но поскольку снизу - они идут достаточно, может быть, профессионально, продуманно, аккуратно, я бы сказал, бережно к системе. Она может быть потому и живет, что она консервативная, а вот сломать ее и такими жестами директивными - к сожалению, опасность такая есть.

Татьяна Валович:

Обсуждая реформу высшей школы, в первую очередь, в обществе российском возникает вопрос о системе единого государственного экзамена, о котором сейчас так много говорится, и эта система должна быть введена к 2005-му году. На ваш взгляд, кого не устраивала существующая система приема в вузы и чем не устраивала?

Виктор Романов:

Я думаю, не устраивала, в том числе и молодежь, потому что каждый вуз по-своему строил экзамены вступительные. Повтор вот этих двух экзаменов в школе и высшей школе, где-то несоответствие требований школьных, а в общем - неподготовленности школьников к требованиям вуза и отсюда, может быть, завышение требований в вузе, но завышение требований с точки зрения школьников, а с точки зрения проверки подготовленности абитуриента к восприятию требований вуза - со стороны вузов это тоже нормально. Так что вот это вот противоречие, подготовка в школе и требования в вузе - это один из мотивов. Затем вот система довузовской подготовки, которая сегодня стала платной в основе, во многом, когда мы пытаемся в вузах создать некоторый этап адаптации ребят к требованиям вуза и организовываем различного рода подготовительные курсы, иногда школы собственные при вузах и обучение в них платное. Это воспринимается не очень позитивно, поскольку за это надо платить сегодня.

Татьяна Валович:

Лично вы как относитесь к введению единого экзамена?

Виктор Романов:

Я думаю, что однозначно говорить не следует. Надо говорить о тех условиях, в которых он проводится и вообще вот как-то всегда в последнее время со словом "экзамен единый" приближается к нему и произносится одновременно слово "эксперимент". К сожалению, вот вы назвали 2005-й год, вот к 2005-му будет введен единый экзамен. Мы, работники высшей школы, тоже уже начали воспринимать, что не эксперимент, а поэтапное введение. Это разные вещи, потому что вот когда эксперимент, то надо бы этот эксперимент провести, проанализировать результаты эксперимента и после того принять решение, следует ли его повсеместно и в таком вот виде применять. Вот практика показала, что то, что можно делать в Башкортостане, в Якутии, предположим, и сегодня это где-то уже расширено до 16-20 субъектов Федерации. Но это не Петербург и не Москва, потому что в этих центрах и разнообразие вузов, и затем желание получить образование в высшей школе, именно, я бы сказал научно-образовательных центров не только Москва, Петербург, может быть, Новосибирск, Свердловск, еще что-то... Но однозначно говорить, что все сдавшие по всей России единый экзамен могут с этими сертификатами прийти и поступить на юридический факультет университета петербургского, или в горный институт, или в электротехнический, или вот даже к нам, извините, на дизайн - наверное, это неправильно, и подведем мы ребят, и, в общем, будет анархия, а не истинная проверка подготовленных, достойных ребят для продолжения обучения в этих вузах.

Татьяна Валович:

А в этом году будет ли осуществлен в Петербурге этот эксперимент, в каких-то вузах будут приниматься уже?

Виктор Романов:

Нет, в Петербурге я думаю, и в 2005-м году не будет. Все-таки вот не зря мы в течение более года разрабатывали программу совершенствования или развития высшей школы Петербурга. Мы еще говорили о финансовой стабилизации развития высшей школы Петербурга, поскольку считаем что наш центр, вот, Петербург, имеет право на собственное видение совершенствования системы высшего образования.

Татьяна Валович:

Виктор Егорович, а какой экзамен вы считаете самым важным в своей жизни?

Виктор Романов:

Это - пройти по жизни с определенным принципом отношения к работе, к себе, требовательность к коллегам прочее, вот здесь эта последовательность, твердость, если хотите, вот это экзамен посерьезнее. И, наверное, потому что на наш возраст, а поскольку мы не на телевидении я скажу, что мне уже за 60, так вот, прожив блокаду, прожив перемены наших социально-экономических формаций, прожив вот эти реформаторские начинания достаточно серьезные - не просто устоять.

Татьяна Валович:

Виктор Егорович, а вы бы хотели оказаться сейчас на месте нынешних абитуриентов и испытать все трудности, которые им приходится испытывать?

Виктор Романов:

Вы знаете, каждому свое, хотел бы - не хотел, это вопрос такой, может быть, даже более чем философский. Но в начале разговора мы говорили о том, что это эксперимент, и я не хотел бы, чтобы нашими слушателями и особенно ребятами идеализировался вот это единый экзамен. Если, так сказать, действительно все условия сделать идеальными - это прекрасно и мы вот только за это. Но поскольку мы знаем, что уровень подготовки в школе сегодня - так получилось, это не вина учителей, школы или ребят, обстоятельства разные, их много, но можно снизить требования и в вузе, и тогда выпускник еще более не будет соответствовать требованиям жизни сегодня, которые ему предъявляются. Вот надо знать компьютер, надо знать иностранный язык действительно, и надо знать свою специальность, все это совместить - нужна хорошая база. И вот мы вынуждены эту базу немножко умножить, почему в вузах сегодня идет подготовка. Тест это прекрасно и единый экзамен, но лучше, когда у тебя в течение почти года ребята учатся, проявляют себя и можно раскрыть не только начетничество, а потенциал этого молодого человека, его склонность, желание, умение работать, и тогда его с удовольствием взять в вуз.

Татьяна Валович:

Иногда бывает так, что в российских регионах при всем том, что качество образования и уровень образования, к сожалению, бывает разный из-за объективных сложившихся причин, но там тоже есть люди, которые хотят и стремятся, у них есть талант, поступить, скажем, в петербургские ,московские вузы - как быть в этом случае? Вот как раз единый экзамен, говорили, что он обеспечит доступность образования, а действительно ли обеспечит?

Виктор Романов:

Вот я и хотел сказать, что не обеспечит. Посмотрите, выпускников в России достаточно много, а прием в любой вуз, в один - 300 человек, в другой, пускай, 1000 даже, но это все равно не столь большие цифры, как общее число выпускников средних школ, средних учебных заведений и прочее. И вот здесь конъюнктура, так сказать, вузов сегодня и специальностей, которые, как кажется ребятам, наиболее востребованы, гарантируют их будущее и прочее - вот сюда может быть, так сказать, где-то густо, а где-то пусто. И в этой связи, на мой взгляд, этой проблемы единый экзамен все-таки не решит. Потом то, что несколько переместится внимание к этому экзамену, значимость его для жизни молодого человека - в школу. И там начнется начетничество, натаскивание, оплата репетиторов, и так далее, целью станет единый экзамен.

Татьяна Валович:

Виктор Егорович, недавно в Петербурге прошло совещание, на котором как раз обсуждалось реформирование высшей школы Петербурга. Вот почему Петербургу нужна своя программа и не является ли это очередной попыткой представить какую-то особую роль Петербурга?

Виктор Романов:

Во-первых, нет. Во-вторых, не "реформирование", мы сознательно назвали программой, сознательно, было время, что называется, поправить, это если бы казалось это не соответствующим вот нашим задачам, а назвали ее - "Программа развития высшей школы Петербурга". В этой связи как раз ее целью является, наверное, такой, я вслух это хочу сказать, может быть, ну не скажу противопоставить, а заявить о праве петербургской высшей школы и вообще петербургского образования, научно-образовательного центра Петербурга на самостоятельное видение вот, как вы сказали, реформирования или развития, сохранения, где-то приумножения ее авторитета, а не вот так торопливо, как, предположим, с экономикой за последнее время, еще с чем-то произошло. Сейчас начинаем задумываться - а что же теперь делать? Мы не хотим, чтобы высшая школа Петербурга оказалась в такой ситуации. Поэтому наша программа предусматривает стабилизацию, источники финансирования, где-то большее взаимодействие с регионами, действительно сделать так, чтобы был доступ ребятам со всей России в Петербург, минимум 50 процентов петербургских вузов должны быть укомплектованы ребятами из России, а не только из Петербурга. И, кстати говоря, в международном плане - у нас иностранных студентов сегодня меньше, чем когда бы то ни было. Это не нормально.

Татьяна Валович:

Вот в результате этого совещания, а может не в результате, первое, что произошло - разговор о том, что в Петербурге перепроизводство юридических кадров и один из институтов должен быть ликвидирован, и вообще, как и кем будет контролироваться количество вузов?

Виктор Романов:

Сейчас есть некоторый механизм, продумывается, он еще не сформирован окончательно - такое понятие, как государственное задание на подготовку кадров в государственных вузах. И в соответствии с этим государственным заданием номенклатурой специальностей, количеством приема по этим специальностям будет и бюджетное финансирование производиться. Может, это внесет некоторое урегулирование. Хотя, определить кому и сколько по какой специальности в стране нужно выпускников высшей школы, достаточно не просто. Слишком много здесь, так сказать, различных аргументов, а насчет перепроизводства здесь есть два момента. Один, я думаю, объективный абсолютно: в связи с тем, что сегодня желание сделать из системы образования бизнес часто ведет к тому, что некоторые вузы, пускай меня извинят представители негосударственных, но я говорю о тех, кто достоин такого взгляда критичного, делая образование бизнесом принимают и объявляют номенклатуру специальностей, для которых у них нет оснований, чтобы качественно обеспечить подготовку по ним, и поэтому объективно это действительно ненормально. А субъективно это все-таки уже конкурентная борьба и, может, это тоже, кстати, объективно. Но, тем не менее, может, уже монополисты некоторые считают, что эту монополию надо сохранить, и поэтому борьба иногда приобретает такой резкий характер.

XS
SM
MD
LG