Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Марина Шипулина


Ведущая Петербургского часа программы "Liberty Live" Татьяна Валович:

В Петербурге сложилась критическая ситуация с обеспечением людей, больных диабетом, инсулином по льготным ценам. Администрация города обвиняет в ажиотажном спросе на инсулин средства массовой информации. Между тем, городской комитет по здравоохранению ликвидировал должность главного диабетолога. Прокомментировать ситуацию мы попросили председателя Петербургского диабетического общества инвалидов Марину Шипулину. Марина Григорьевна, какая действительно сложилась ситуация в Петербурге, может быть, средства массовой информации действительно нагнетают обстановку, чтобы в неприглядном свете выставить чиновников администрацию города?

Марина Шипулина:

Я думаю, что толчком к нашему сегодняшнему разговору, видимо, послужил документ, который является ответом губернатора города депутату Законодательного собрания Анденко Сергею Анатольевичу. В этом ответе написано, что на основании вышеизложенного можно предположить, что ажиотажный спрос на инсулин искусственно создается в результате пристального внимания к этой проблеме средств массовой информации. Я думаю, что, безусловно, этот материал готовил Комитет здравоохранения, и это действительно точка зрения чиновников, работающих в комитете, что проблема с инсулином связана с самими больными диабетом и со средствами массовой информации. На самом деле, я подготовила документа: два года назад у нас действительно ухудшилось состояние с обеспечением инсулином в городе, и, естественно, наша общественная организация, которая представляет больных и в администрации города, и в Законодательном собрании впервые эту проблему обозначила перед Комитетом здравоохранения. Инсулин является стратегическим запасом и необходимо, чтобы каждый город и страна имели как минимум 10-процентный вариант резерва. Это реальная потребность города или страны плюс 10 процентов резерв, потому что экстренные обстоятельства всегда могут нарушить обычный ход постановок. Мы лишились этого резерва уже два года назад и жили на таком конкретном минимуме необходимой потребности. Потом произошли экономические какие-то события. подорожали лекарства, формирование бюджета было всегда проблемой для города, и было очевидно, что если мы не предпримет каких-то дополнительных мер к обеспечению бюджета на закупки инсулина, то настанет момент, когда действительно будет дефицит. К сожалению, вот эти меры не были приняты, и мы подошли к этой ситуации.

Татьяна Валович:

Сейчас конкретно люди, которые инсулино-зависимы, могут приобрести его в аптеках, или вообще нет инсулина?

Марина Шипулина:

Мы можем посмотреть письма, которые приходят к нам в общество от тех, кто пользуется инсулином. Вот письмо жительницы Московского района, которая пишет: "Я больна диабетом, проживаю в Московском районе. Наша поликлиника 51 на настоящее время не выписывает рецепты. Я вынуждена голодать два раза в неделю только, чтобы не пользоваться инсулином". Это человек, который давно болен и понимает, что снижение дозы инсулина компенсирует такой ущербной диетой. Это пожилой человек, но есть письма, которые говорят о том, что есть молодые люди, те, кто имеют детей, и сами больные диабетом. Вот, например, Воробьева Мария Ильинична написала такое письмо: "Убедительно прошу вас помочь получить инсулин в аптеке по проспекту Науки 36, так как я не получала его два месяца - январь-февраль 2002-го года. В данное время я не могу стоять в аптеке 8 часов за получением инсулина, так как у меня двухгодовалый ребенок". Этих писем сотни мы не будем больше, так сказать, останавливаться на них. Это мнение наших больных.

Татьяна Валович:

Оно не зависит от того, говорят об этом журналисты или не говорят...

Марина Шипулина:

Мы 10 лет работаем в городе как общественная организация и, честно говоря, сталкиваемся с этим в первый раз. И я очень многих больных в городе знаю лично, и абсолютно уверена, что никто из них, даже руководствуясь какими-то мотивами. никогда не написал бы такие письма. Это просто ситуация, которая просто требует какого-то участия.

Татьяна Валович:

А в коммерческих аптеках или как-то можно приобрести инсулин людям?

Марина Шипулина:

Конечно, коммерческие аптеки имеют какой-то вариант продажи инсулина, но ведь это очень дорогой препарат. Если мы говорим о том, что больной может что-то купить для себя, то затраты могут составить 3 тысячи рублей в месяц, может, больше, и это только инсулин. Но больному ведь нужны и средства для введения инсулина, и тест-полоски для проверки уровня сахара, средства самоконтроля, поэтому эти затраты непомерны для тех, кто болен диабетом, или семей, в которых есть такой человек.

Татьяна Валович:

Какой процент петербуржцев может самостоятельно обеспечить себя инсулином?

Марина Шипулина:

Я думаю, что из 100 тысяч больных у нас в городе, из которых 13 тысяч пользуются инсулином, в городе, я думаю, менее одного процента.

Татьяна Валович:

Из-за чего сложилась такая ситуация, что происходит?

Марина Шипулина:

Я думаю, поскольку у нас должен быть аргументированный разговор, я хочу сказать, что есть документ, это отчет Министерства здравоохранения о проверке ситуации в Санкт-Петербурге, не только с лекарственным обеспечением, а проверка хода реализации федеральной программы "Сахарный диабет". Но в этом отчете есть, так сказать, непосредственно разговор о лекарственном обеспечении в Санкт-Петербурге. И Министерство здравоохранения как бы констатирует, что действительно в Санкт-Петербурге очень плохо обстоит дело с обеспечением лекарствами, сахаро-понижающими препаратами и средствами контроля. Закупка инсулина проводится в пределах не более 60 процентов от потребности. Таблетированных сахаро-снижающих препаратов - около 20 процентов от потребности. То есть это тот факт, который подтверждает, что у нас действительно недостаточное финансирование на препараты. И еще говорится о том, что проверяющие посетили наши аптеки, говорили с больными непосредственно, и в этом документе есть слова о том, что примеры приведены для того, чтобы показать ужасное состояние со снабжением препаратами и в каком состоянии находятся больные Санкт-Петербурга.

Татьяна Валович:

Марина Григорьевна, а кто конкретно виноват в том, что случилось, и кто будет отвечать? Людей, которые не платят за квартиру, выселяют, а чиновники - вот кому предъявить претензии?

Марина Шипулина:

Естественно, у нас Комитет здравоохранения отвечает за обеспечение города препаратами за медицинское обслуживание. Поэтому наш иск связан с тем, что Комитет здравоохранения обязан предусмотреть финансирование, и этого года еще возможно корректировать бюджет, и подойти к формированию бюджета следующего года, исходя из реальной потребности и в препаратах, которыми пользуются наши больные диабетом, и в других препаратах, которые входят в льготное лекарственное обеспечение. И я хочу сказать, что существует правовое поле, существует федеральное законодательство, по которому остальные, которые должны получать препараты - это гарантия государства. Поэтому, в соответствии с федеральным законодательством, мы составили иск в прокуратуру города и Генеральную прокуратуру о том, что в Петербурге не выполняется ни федеральный, ни городской закон по программе диабета. И после того, что проведена проверка Министерства здравоохранения, у нас есть дополнительный аргумент, который говорит о том, что Комитету здравоохранения необходимо принять срочные меры по обеспечению больных диабетом жизненно важными препаратами, как это предусмотрено соответствующими решениями правительства Российской Федерации. Сегодня у нас работает в обществе юрист, к которому обращаются наши больные. Они составляют собственный иск от конкретного лица, а наш иск сформирован от общественной организации.

Татьяна Валович:

Марина Григорьевна, а люди, которые с исками обращаются в суд, у вас был уже какой-то прецедент, чтобы кто-то выиграл иск, или какие-то были движения в суде по поводу обращений этих?

Марина Шипулина:

Завершающих таких не было еще рассмотрений, потому что все это находится в процессе, но есть жительница Санкт-Петербурга, которая по собственной инициативе обратилась с таким иском, она не больна диабетом, просто из категории людей, которые получают льготные препараты. Жительница нашего города Кольцова выиграла такой судебный процесс, дойдя до Верховного суда. То есть это совершенно легитимный путь, к которому могут прибегнуть все, кто считает, что права их нарушены, а это действительно так.

Татьяна Валович:

В Петербурге, конечно, много категорий людей, которые должны получать льготные лекарства, не только диабетики, но еще и больные астмой, и другие. Скажите пожалуйста, вот отстранение вице-губернатора Кагана, который занимал должность председателя комитета по здравоохранению. как раз и было связано с нецелевым использованием бюджетных денег на приобретение льготных лекарств. Кто контролирует распределение денег? Как обстоят сейчас дела? Может действительно кто-то контролировать, как происходит закупки, потому что я знаю, что очень часто люди говорят о том, что им нужен только конкретный инсулин - ведь это тоже проблема. В большом количестве закупается для города инсулин совершенно другой мраки. Ведется ли учет таких больных? Что нужно делать?

Марина Шипулина:

В Санкт-Петербурге всегда существовала практика работы межведомственной комиссии. В 1996-м году была принята первая программа "Диабет" в качестве закона. Существовала практика, когда была межведомственная комиссия, в которую входят представители всех структурных подразделений администрации города. Это Комитет финансовый, Комитет экономики и промышленной политики, депутаты Законодательного собрания, общественные организации, такая комиссия контролировала действительно распределение и рациональное использование бюджетных средств на закупку всех лекарственных препаратов по диабету. Но последние документы здравоохранения говорят о том, что эта комиссия отменена, ликвидирована должность главного диабетолога, и все это произведено в нарушение действующих распоряжений Министерства здравоохранения и, конечно, в сегодняшней ситуации у нас большие претензии к работе Комитета здравоохранения, потому что не обсуждается состав заявки закупаемых препаратов, количество закупаемых препаратов и те цены, по которым происходят эти закупки.

Татьяна Валович:

Марина Григорьевна, что конкретно может предложить в сложившейся ситуации ваше общество городскому Комитету по здравоохранению? Может надо как-то адресную помощь организовать? Есть какие-то программы?

Марина Шипулина:

Наши предложения не адресованы конкретно комитету. Наши предложения адресованы администрации города. По закону о лекарственном обеспечении конечным лицом, персонально несущим ответственность за этот вопрос, является губернатор города. Поэтому мы считаем совершенно необходимым вернуться все-таки к корректировке бюджета, используя данные реальные потребности в препаратах, они известны. Второе - использовать все-таки практику региона Северо-Запада, того округа, который является для Петербурга таким же, как и для Пскова и Новгорода, и так далее. Ведь в этих городах давно используют возможность привлечения средств фонда обязательного медицинского страхования к вопросу лекарственного обеспечения, в частности, по диабету. Мы запросили города Северо-Запада, конкретно комитеты здравоохранения этих городов, и получили ответы на вопрос, в каком количестве они обеспечивают своих больных, 98 процентов - обеспечение, в отличие от Петербурга - мы говорили 60 процентов обеспечение и 20 таблетированные препараты. И далее: мы считаем совершенно необходимым возвратиться к практике межведомственной комиссии, которая сможет контролировать действия не только Комитета здравоохранения, но и всех структурных подразделений которые входят в систему обеспечения больных диабетом, не только препаратами, но продуктами питания, социальной поддержкой и так далее. Потому в городе работает закон, медико-социальная программа: "Профилактика диабета и его осложнений на 2001-й-2005-й годы".

Татьяна Валович:

Марина Григорьевна, а вот как раз совсем недавно Комитет по здравоохранению выпустил распоряжение, которое направлено на адресную помощь, и каждый больной Петербурга прикрепляется к своей определенной аптеке, это чем-то поможет нашим больным?

Марина Шипулина:

Вот это один из шагов комитета, которые мы расцениваем как абсолютно неадекватные. Помочь в этой ситуации действительно может прикрепление больных к своей аптеке или поликлинике, но только после того, как препараты будут городом обеспечены, закуплены. Тогда каждый пациент сможет прийти, взять свой препарат и спокойно им пользоваться. Но выпустить этот приказ в то время, когда необеспечен город - это подхлестнуть волну, которая и так людей уже вывела из состояния равновесия. Вот эти письма обоснованы тем, что люди приходят в пустые аптеки. Прикреплен человек к собственной районной аптеке, но там нет препарата. Как можно выпускать такие приказы в сегодняшнее время?! Я считаю это не то что неразумно, а просто неадекватные действия комитета.

XS
SM
MD
LG