Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Лазарь Залманов


Ведущая Петербургского часа программы "Liberty Live" Татьяна Валович:

Сегодня в нашей программе будет принимать участие заместитель главного директора по общественным связям Ленинградского оптико-механического объединения - "ЛОМО" - Лазарь Залманов. Лазарь Семенович, вот, вы сохранили название "ЛОМО", раньше оно расшифровывалось как Ленинградское оптико-механическое объединение, сейчас не расшифровывается?

Лазарь Залманов:

Сейчас не расшифровывается. А знаете, как мы раньше назывались полностью? Трижды ордена Ленина Ленинградское оптико-механическое объединение имени Владимир Ильича Ленина.

Татьяна Валович:

Для чего сохранили? Чтобы оставить торговую марку?

Лазарь Залманов:

Вы знаете, да, естественно, во-первых, должны быть какие-то традиции, преемственность, такое зашифрованное слово - "ЛОМО" - оно давно известно, конечно, стоимость нашей марки очень высока и нет смысла менять.

Татьяна Валович:

"ЛОМО" является одним из крупнейших в России производителей оптической техники. Какова конкурентоспособность того, что вы производите, на внутреннем российском рынке и на западном?

Лазарь Залманов:

Прошло очень мало лет с тех пор, как исчез Советский Союз и плановая экономика, а ведь все в нашей стране было построено, был какой-то свой порядок. Каждое предприятие работало в своей нише, мы на внутреннем рынке никогда не конкурировали. Конечно, сейчас времена изменились, появились такие темы, такие направления, где уже многие занимаются, особенно в производстве потребительской продукции для простого человека. Но по существу сохранились определенные направления, в которых нет конкуренции на внутреннем рынке у нашего предприятия, но зато есть жесточайшая конкуренция с ведущими мировыми производителями, как в России, в меньшей степени, так и за рубежом - в большей степени.

Татьяна Валович:

Некоторые изделия являются уникальными, но вот все же поступили данные, что в прошлом году чистый убыток "ЛОМО" составил 206 миллионов рублей тогда как в 2000-м году этот показатель был всего 10 миллионов. Что происходит, какова ситуация на предприятии?

Лазарь Залманов:

Да, причем 10 миллионов было со знаком плюс, а не с минусом. Действительно, это правда. Прошлый годы мы закончили с убытками, тому есть, конечно, некоторые субъективные обстоятельства, зависящие от нас, но в основном такая ситуация сложилась не по нашей вине. Я назову только два крупных фактора. Во-первых, был запланирован крупный российско-индийский контракт на поставку систем вооружения, здесь не "ЛОМО" продает свои приборы, а государство продает целые комплексы оружия, в которых мы участвуем как комплектаторы. По чрезвычайным обстоятельствам этот контракт по нашей теме не был заключен, очень много раз вот-вот должен был быть подписан, но так в прошлом году и не было подписан, а только в феврале этого года. Но понимая, что контракт неизбежно будет, нам приходилось брать кредиты, делать продукцию, и сейчас уже началась его реализация. Поэтому в прошлый год мы недополучили очень большой объем за нашу продукцию сделанную и положенную на склад, на которую мы взяли большие кредиты. Это одна ситуация.

Вторая ситуация связана с нашей макроэкономикой в России. Ни для кого не секрет - у себя дома мы получаем листочки на оплату квартиры, энергоносители, тепло, воду, газ, и так далее, для предприятия цены растут также, соответственно, те поставщики, которые нам поставляют разные материалы, комплектующие - тоже поднимают цены. В то же время, "ЛОМО" является экспортно-ориентированным предприятием, большинство нашей продукции предназначено для экспорта, и мы поэтому очень зависим от курса доллара. Курс доллара у нас более менее держится стабильно, но держится, на мой взгляд, искусственно, и поэтому создается такая ситуация, что с каждым днем все больше и больше продукции становится убыточной, потому что внутренние затраты растут, а продажная цена, выраженная в долларах, практически остается неизменной. Такая ситуация, мы не можем быстро поднять цену на свою продукцию автоматически, потому что мы и так находимся уже на верхнем уровне. Вот такая ситуация.

Татьяна Валович:

А каков процент заказов, которые вы выполняете для оборонного комплекса, по заказу Министерства обороны, и как они с вами рассчитываются?

Лазарь Залманов:

Мне даже смешно называть эту цифру, для российской армии - очень мало, один, может, несколько процентов. Правда, надо сказать, что если уж заказано, то платится. У нас большой объем заказов для других армий мира. Здесь, еще раз повторю, всем эти ведают специальные государственные компании, которые продают вооружение, и мы работаем - для нас отправка на головной завод каких-то составных частей оружия - это не экспорт, но мы все-таки считаем это для себя экспортно-ориентированным заказом.

Татьяна Валович:

Вот бывший вице-премьер Илья Клебанов был ведь генеральным директором "ЛОМО", сейчас он продолжает курировать ВПК - он знает, что происходит на его родном предприятии, как-то помогает?

Лазарь Залманов:

Безусловно, он знает, что происходит. И на подписании февральского контракта между Россией и Индией присутствовал и господин Клебанов, возглавлял делегацию и наш генеральный директор, поэтому, конечно, он в курсе всех наших событий. Вопрос - помогает - вопрос сложный. Мы давно уже ни от кого не ждем помощи. Мы привыкли действовать сами.

Татьяна Валович:

Лазарь Семенович, вчера в послании Федеральному собранию президент Путин говорил о том, что российская экономика должна расти куда более быстрыми темпами, но одного желания ведь мало. Как вы видите сейчас, в России каковы наиболее острые проблемы, с которыми сталкиваются большие промышленные предприятия?

Лазарь Залманов:

Одну проблему я назвал - несоответствие темпов роста затрат в стране и некоторое искусственное сдерживание доллара. Конечно, есть другие проблемы, те же налоги, чиновничья бюрократия, тормозящая многие решения. На самом деле, как бы я хотел в целом сказать, как я отношусь к этому - я не помню за свою жизнь, уже немалую, ни одного послания нашего лидера, будь-то генеральный секретарь или президент, в котором бы не были сказаны правильные слова. Они всегда правильные, всегда нацелены на то, что народ, который их услышит, их поймет. Но мы прекрасно знаем, что от слов до реальных дел бывает очень длинный период, и не всегда он зависит от того человека, который их произносит. В данном случае я подробно не знакомился с посланием, но уверен заранее, что там очень много правильных вещей, которые отвечают сегодняшним нуждам. Но, например, когда говорят о том, что нужно сокращать государственный аппарат, я целиком и полностью согласен, за исключением одного моего понимания - что есть абсолютно достоверный закон, что при любом сокращении государственный аппарат вырастает. Так что мои ожидания соответствующие. Тем не менее, думаю. не все так мрачно, многое, что делается за последние два года правительством и президентом, идет в правильном направлении, мы по себе это чувствуем. Скажем, мы с вами говорили о военных контрактах - к сожалению, пока в основном экспортных, поскольку деньги хорошие, но если 2,5-3 года назад, чтобы такой контракт прошел, получил все разрешения, требовалось 9-10 месяцев, и не все заказчики имели терпение ждать этого срока, то за последние два года ситуация существенно переменилась. Сегодня от переговоров и подписания контракта до вступления его в законную силу и получения разрешений проходит примерно, может, 2, в отдельных случаях - 3 месяца, это вполне нормальные темы. Вот такую помощь мы ждем от государства - чтобы условия были лучше.

Татьяна Валович:

А как вы считаете - много говорится о том, что Россия должна вступить в ВТО, вместе с тем отмечается, что действительно "нас там никто не ждет и за место под экономическим солнцем нужно бороться самим". Как вы считаете, созданы в России условия, при которых предприятия будут стремиться к тому, чтобы их продукция была конкурентоспособной на внешнем рынке? Созданы ли условия для предприятий, чтобы они внедряли новые технологии, ведь государство должно об этом заботиться?

Лазарь Залманов:

Если ждать, пока создадутся условия, этого никогда не дождаться. Вне зависимости от того, созданы они или нет, все предприятия, все люди, которые работают в бизнесе, хотят выйти на рынок, и что от них зависит - предпринимают к этому усилия. Ждать здесь ненужно совершенно. С другой стороны, вступление в любое общество, будь-то в ВТО, ЕС или еще куда-то - что такое вступление? Это наложение на себя дополнительных ограничений. Вот те, кто принимают эти решения, пусть как бы оценивают, готова ли Россия и те, кто будут работать на рынке, наложить на себя еще дополнительные ограничения. Потому что там существуют правила игры, которые надо соблюдать, если ты пришел в эту компанию, в которой есть свои правила. Поэтому я не думаю, что есть прямая зависимость благосостояния "ЛОМО" от того, вступим мы или нет, хотя я, например, считаю, что вступая в нормальное порядочное сообщество людей или государств, где уже давно существуют по этим правилам и неплохо все существуют - наверное, это полезный шаг.

Татьяна Валович:

А может ли "ЛОМО" конкурентоспособную продукцию представить на внешний рынок и, как вы считаете, должно ли государство лоббировать интересы своих предприятий внутри рынка более жестко? Потому что ваша продукция тоже должна как-то продвигаться и на внутренний рынок?

Лазарь Залманов:

В разных наших направлениях есть продукция, где мы суперконекурентоспособны на мировом рынке, это опять же вооружения. Но опять же, американцы, предлагая подобные виды вооружений в каких-то регионах, не просто завод как бы показывает свою продукцию - вся государственная машина работает на то, чтобы этот заказ был получен именно там. Что это означает - например, правительство дает большие кредиты тем странам, чтобы они купили. У нас этого не происходит.

Татьяна Валович:

Лазарь Семенович, не так давно "ЛОМО" выиграло тендер на поставку оборудования для избиркома, это специальные аппараты, какова судьба этого аппарата?

Лазарь Залманов:

Должен сказать, что это уже второй такой заказ, первый был в 1996-м году, когда мы сделали 1,5 тысячи машин подобных, это, конечно, более совершенная машина, мы действительно выиграли в конкуренции этот тендер. Сегодня ситуация такая: сделаны, сданы заказчику три опытных образца, уже подготовлено 50 образцов из опытной партии, и мы ждем середины мая, чтобы эти машины приняли участие в реальных выборах.

Татьяна Валович:

А вот с использованием таких машин, как вы считаете, фальсификация голосов на выборах возможна, или нет, доступно ли вообще как-то влезть вовнутрь другому и использовать это в своих целях?

Лазарь Залманов:

Вы знаете, в самой машине, на самом избирательном участке при подсчете фальсификация абсолютно исключена. Но кто гарантирует от фальсификации другого рода, когда автобусы бабушек с проплаченными деньгами и бюллетени заполняются - от этого не спасет никто. Вообще, голосуют не машины, а человек. Машина обеспечивает точность подсчета. Вот то, что туда попало - там уже не влезешь.

Татьяна Валович:

Это является государственным заказом?

Лазарь Залманов:

Да, если будет принято решение о серийном выпуске этой машины, это будет государственный заказ.

Татьяна Валович:

А это как-то поможет "ЛОМО" выбраться из ситуации, в которой оно сейчас находится? Принесет ли заказ прибыль?

Лазарь Залманов:

Я повторю свою фразу: никто нам ни в чем не поможет, но это будет хорошим пополнением портфеля заказов "ЛОМО". Это не будет прибыльный заказ, потому что государство не очень щедро свои деньги тратит, может, правильно делает. Больших прибылей на "ЛОМО" от этого заказа не ожидают, но мы любим выполнять крупные правительственные задания, такова наша традиция и история.

Татьяна Валович:

А каков вообще процент государственного заказа в том портфеле, который вы имеете?

Лазарь Залманов:

Без этого заказа - очень маленький. В основном это экспорт.

Татьяна Валович:

Но "ЛОМО" выпускает уникальную лабораторную технику для медицины, государство не обеспечивает этот заказ? Ведь, наверное, очень многие больницы хотели бы иметь у себя и те микроскопы, и эндоскопы гибкие, которые вы выпускаете - они могут купить вашу продукцию?

Лазарь Залманов:

Это уже, если мы под государством имеем в виду региональные власти, то да, мы работаем с регионами, они покупают, и, кстати говоря, сегодня ситуация обратная, что реальных заказов больше, чем мы сегодня можем сделать. Вопрос старый - по какой цене они хотели бы у нас купить. Они готовы по старой, а жизнь нас подталкивает к тому, что по старой мы продавать уже просто не можем. Почему - мы только что об этом говорили.

XS
SM
MD
LG