Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Руслан Линьков


Ведущий Петербургского часа программы "Liberty Live" Виктор Резунков:

Сегодня мы поговорим о политической ситуации в России и Петербурге. Наш гость - председатель петербургского регионального отделения партии "Демократическая Россия" Руслан Линьков. Руслан, вы недавно посмотрели фильм, отснятый французскими документалистами, была недавно его презентация в Лондоне, фильм Бориса Березовского. Ваше мнение, насколько фильм подтверждает ту версию, которую выдвинул Борис Березовский?

Руслан Линьков:

Я бы не сказал, что эту версию выдвинул Борис Абрамович Березовский, эта версия появилась гораздо раньше, чем о ней заговорил опальный ныне олигарх. Данная информация появилась буквально на следующие же часы после трагедии в Москве. Французские кинодокумендалисты, которые создали данный фильм, просто-напросто выстроили в четкую логическую линию цепь событий, произошедших как накануне взрывов, так и после них, и, в частности, построили достаточно четко все высказывания российских должностных лиц. Фактически для меня, как человека достаточно интересующегося событиями и осведомленного о том, что происходит в информационном пространстве и в стране в целом, особенно новых каких-то эпизодов в этом фильме не появилось, но, тем не менее, ту версию, которую я рассматривал в первые же часы после взрывов, я бы так сказал, подкрепил этот фильм.

Виктор Резунков:

Руслан, если говорить на эту тему, то в принципе возникает другой вопрос - все упирается, так или иначе, в прозрачность деятельности российских спецслужб. В этой связи я бы хотел вам задать следующий вопрос. Уже сколько времени длится следствие по поводу убийства депутата Государственной Думы Галины Васильевны Старовойтовой, и я бы хотел спросить вас, вам что-то известно о ходе расследования?

Руслан Линьков:

О ходе расследования ни мне, ни родственникам Галины Васильевны Старовойтовой - не известно ничего. Дело в том, что ФСБ Российской Федерации - самое закрытое ведомство в нашей стране, пожалуй, можно еще его сравнить с СВР, а так, пожалуй, действительно самое закрытое. Никакой информации никаких сведений о том, ведется ли расследование, на какой стадии оно находится, находится ли оно вообще на какой-то стадии, может быть, оно на начальной, может быть на окончательной. Нам не предоставляют никаких материалов, например, о том, почему продлеваются раз в полгода сроки следствия. Дело в том, что каждый подозреваемый, подследственный, который проходит по тем или иным уголовным делам в нашей стране, находится даже в гораздо более защищенных условиях, то есть, их права более защищены, они имеют право знакомиться с постановлениями о продлении сроков следствия. Мы -потерпевшие, и Ольга Васильевна Старовойтова, ее родители, и я, не можем на руки получить даже копии этого постановления о продлении сроков следствия. В этой связи родственники Галины Васильевны обратились в суд с иском к ФСБ, с требованием предоставить хотя бы копию этого постановления, которое визируется ежегодно раз в полгода, как я уже сказал, в день рождения Галины Васильевны, 17 мая, и накануне дня гибели - 20 ноября, визируется Генеральной прокуратурой. Однако, районный суд Дзержинского района Санкт-Петербурга отказал в удовлетворении иска Ольги Васильевны Старовойтовой, городской суд подкрепил позицию районного, таким образом действия ФСБ на уровне Санкт-Петербурга признаны якобы законными, но мы полагаем, что они противоречат Конституции Российской Федерации и принципу равноправия граждан нашей страны. Поэтому, скорее всего, в ближайшее время дело окажется в Конституционном суде.

Виктор Резунков:

Вы в свое время уже неоднократно говорили о возможной причастности к этому преступлению высокопоставленных чиновников, в частности, спикера Госдумы Геннадия Селезнева и, возможно, губернатора Петербурга Владимира Яковлева. По вашему мнению, вообще если говорить о причастности официальных лиц к этому преступлению, насколько, по вашему мнению, возможно, что к этому преступлению причастны спецслужбы?

Руслан Линьков:

Я не исключаю и такой возможности. Тем более, что определенные симптомы были, и были определенные высказывания многих бывших сотрудников спецслужб, а вы знаете, что работников спецслужб бывших фактически не бывает, они все остаются в действующем резерве и при необходимости задействуются в определенных операциях. Были многочисленные звонки. Вы знаете, что Галины Васильевна была автором закона о люстрациях, проекта закона о люстрациях, то есть, о запрете на профессии для активных проводников тоталитарных режимов. Это касается непосредственно сотрудников КГБ СССР, тех людей, которые занимались политическими репрессиями, преследованиями инакомыслящих. В соответствии с этим законом Галина Васильевна предлагала запретить этим гражданам занимать ответственные должности, как в исполнительной власти, так и в структурах правоохранительных органов, преподавать в вузах, школах, работать в средствах массовой информации. Естественно, многим это не нравилось, и эта позиция вызывала идиосинкразию у руководства спецслужб Российской Федерации, которые у нас, к сожалению, до сих пор остались нереформированными. Это самые нереформированные структуры в нашей стране. Если в экономике определенные шаги предпринимались, то в правоохранительных органах, Генеральной прокуратуре - у нас прокуратура действует по сталинским законам, принятым еще при Иосифе Виссарионовиче, когда прокуратуре отвели функции и следствия, и надзора, и обвинения в судах. ФСБ абсолютно не подверглось никакой реорганизации. Мы предлагали эту организацию ликвидировать и создать новую службу, которая защищала бы демократические устои, конституционный строй, а не внутренние какие-то традиции этой организации. Сейчас получается что, к сожалению, ФСБ занимается в основном защитой внутренних традиций.

Виктор Резунков:

Руслан, могли бы вы рассказать о каких-то угрозах, которые раздавались в адрес Галины Старовойтовой со стороны спецслужб?

Руслан Линьков:

Если говорить о конкретных каких-то эпизодах, можно вспомнить 1992-й год, когда Галина Васильевна была советником президента и ей полагалась федеральная охрана. Один из сменных охранников, мне Галина Васильевна просто рассказывала, как причину ее отказа вообще от охраны как таковой, в таком приватном разговоре с Галиной Васильевной сказал ей о том, что если ему будет приказано его руководством ликвидировать Галину Васильевну, то он выполнит этот приказ, не задумываясь. Вот это есть одно из подтверждений достаточно преступной и по сей день деятельности этой организации.

Виктор Резунков:

Руслан, я знаю, что завтра вы - "Демократическая Россия" собираетесь проводить митинг против произвола, против коррупции в силовых структурах, в прокуратуре, в частности. "Демократическая Россия" уже давно выступает с протестами по факту заключения Михаила Мирилашвили, известного бизнесмена петербургского, почему вы продолжаете такую защиту?

Руслан Линьков:

Мы выступаем не только по делу Михаила Михайловича Мирилашвили, у нас целый ряд дел в городе Санкт-Петербург и в Российской Федерации в целом вызывает озабоченность, как и в целом вся ситуация с защитой прав человека, с обеспечением защищенности этих прав и действиями, и бездействием прокуратуры Российской Федерации в этой связи. Наш митинг называется "Россия против пыток и взяточничества в органах прокуратуры Российской Федерации". Мы говорим о том, что сегодня в нашей стране создалась чудовищная ситуация, как в местах лишения свободы, нахождение там приравнено к пыткам, существуют европейские конвенции, которые подписывала Российская Федерация, которые к сожалению, в нашей стране не соблюдаются, в частности, конвенция по предупреждению пыток, когда в местах лишения свободы человеку, например, даже невозможно ночью спать, нет каких-то сносных условий для существования, а прокуратура Российской Федерации, которая призвана следить за соблюдением прав человека и отставить конституционные права, наоборот, способствует всячески их нарушению и попранию. Против этого мы выступаем, мы выступаем против того произвола, который творится сегодня с помощью прокуратуры и ФСБ по делу Григория Пасько. Об этом деле мы тоже будем говорить на нашем митинге. Мы будем говорить о ситуации в Вооруженных силах Российской Федерации, о том, что сегодня нам предлагают вместо обещанной профессиональной армии подмену в виде альтернативной гражданской службы, которая будет фактически наказанием за, скажем так, как это формулируют военные, уклонение от военной обязанности. Мы полагаем, что эту альтернативную службу тоже можно рассматривать фактически как пытку, то есть, люди вычеркивают из своей жизни, по крайней мере, 4 года активного возраста. Я бы это сравнивал, например, с нахождением в местах лишения свободы. У нас есть целый ряд претензий, как к санкт-петербургским правоохранительным органам, так и к Генпрокуратуре. Что касается непосредственно дела Михаила Мирилашвили, о котором вы говорили, то здесь целый букет нарушений. Здесь и получение взятки должностным лицом и фактически "заказное" дело, за которое, вероятно, кто-то из руководителей прокуратуры города Санкт-Петербурга получил от коммерческих структур - конкурентов Михаила Мирилашвили определенные средства, и мы хотим положить конец вообще практике "заказных" дел в нашей стране.

Виктор Резунков:

Руслан, последнее время правые очень много говорят относительно кадровой политики президента - вас она беспокоит? И что в ней беспокоит?

Руслан Линьков:

В первую очередь, настораживает то, что президент Российской Федерации и правительство предпочитают в последнее время назначать на все ключевые посты выходцев с Лубянки, или с Литейного и из Большого дома города Санкт-Петербурга. Это очень опасная тенденция, когда представители КГБ СССР, ныне ФСБ, люди, являющиеся носителями, выразителями той старой идеологии, которые не отказывались ни от каких принципов, ни от методов, переходят в исполнительные структуры власти и органы управления вообще, занимают ключевые посты в ведомствах, являющихся монополиями, и переносят туда стили, методы работы ФСБ, КГБ. Ваш корреспондент Лада Леденева рассказывала о том, как на дорогах Ставрополья действуют различные группировки, мешающие жить дальнобойщикам, люди гибнут у них, отнимают транспорт, вымогают деньги. Дело в том, что мы все это уже проходили в Санкт-Петербурге. Это было в начале 90-х годов, когда группа выходцев из спецслужб, милиции, ФСБ, тогда КГБ, которые не являются, как я уже говорил, бывшими, а всегда находятся в действующем резерве, занималась вымогательством у водителей-дальнобойщиков, угрозами, подобным рэкетом. Деятельность данной преступной группировки никак не пресекалась, потому что все ее составные части работали, или были так или иначе задействованы и в работе непосредственно правоохранительных органов, и спецслужб. Это очень опасная тенденция, когда представители спецслужб занимают все ключевые посты.

Виктор Резунков:

В Петербурге это чувствуется?

Руслан Линьков:

В Петербурге это тоже является одной из основных проблем.

Виктор Резунков:

Вы могли бы привести какой-то пример, что вас беспокоит в Петербурге в этом отношении?

Руслан Линьков:

Ну, не секрет, что у нас сейчас полпредом президента Российской Федерации является Виктор Васильевич Черкесов, и этот человек в прошлом руководил 5-м Управлением КГБ СССР по Санкт-Петербургу, Ленинградской области, проводил обыски по 70-й статье -"антисоветская агитация и пропаганда", здесь в Санкт-Петербурге процветали дела по этой статье. Он был автором самого последнего в истории Советского Союза уголовного дела по данной статье. В частности, в той квартире, где я проживал, на улице Благодатной, Виктор Васильевич Черкесов проводил обыск в 1989-м году. Когда подобные люди становятся руководителями довольно высокого уровня, я действительно задаю очень много вопросов и себе, в какой стране я оказался, и какой стране я сейчас живу, и задаю этот вопрос своим друзьям, жителям и города Санкт-Петербурга, россиянам в целом.

XS
SM
MD
LG