Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Егоркин


Ведущая Петербургского часа программы "Liberty Live" Татьяна Валович:

В России продолжается борьба за существование экономически самостоятельных лоцманских организаций. Кому мешала деятельность негосударственных лоцманов? Не является ли ликвидация независимых, самоуправляемых лоцманских организаций началом деприватизации Министерством транспорта всех услуг в российских портах. Эти вопросы мы будем обсуждать сегодня с участником нашей программы, президентом Ассоциации морских лоцманов России Владимиром Егоркиным. Владимир Иванович, я хочу сразу внести некоторую ясность - вы по-прежнему являетесь президентом Ассоциации морских лоцманов России? Дело в том, что в конце января в Петербурге прошло сразу две конференции морских лоцманов и на одной из них вам было выражено недоверие. Так вот, правомочно вообще было проведение этих конференций и что произошло?

Владимир Егоркин:

Понятно, что если проводятся одновременно две конференции одной и той же организации, то, как минимум одна - незаконная. Мы доказали незаконность, хотя она была совершенно очевидна - незаконность проводимой второй конференции. Она была проведена по инициативе чиновников Минтранспорта, морской администрации, с тем, чтобы убрать вот эту очень неуютную, неугодную Ассоциацию морских лоцманов России, которая отстаивает права лоцманов и их право на закон.

Татьяна Валович:

Кому же все-таки мешают независимые организации лоцманских служб?

Владимир Егоркин:

В общем-то, они особенно не мешают. Просто где-то пересеклись интересы чиновников или, будем так говорить, недобросовестных чиновников и нашей организации. Поскольку мы служим только интересам безопасности и государству, будучи даже негосударственными организациями, это не всегда удобно. Потом, мы работаем чисто, мы не участвуем в теневом обороте все эти 10 лет, и поскольку на нашем фоне проигрывают ребята, которые туда забираются из чиновничества, значит, им это очень неудобно.

Татьяна Валович:

Надо, наверное, напомнить, что вся эта ситуация возникла после выхода в июле прошлого года постановления правительства России о запрещении работы негосударственным лоцманам в портах России. Это постановление касалось всех российских портов или только части?

Владимир Егоркин:

Во-первых, оно касалось только части, только четырех портов, совершенно непонятно по каким основаниям. Слова "о стратегической безопасности" - совершенно ничем не подтверждается. Есть два постановления правительства, которые касаются портов как таковых, одно по линии Министерства обороны, а второе по линии, будем так говорить, финансовой. По линии Министерства обороны этот перечень никак не увязывается со стратегически важными или неважными портами, или военно-морскими базами. И точно так же он не увязывается даже по линии акционерных обществ, о чем второе постановление.

Татьяна Валович:

В каких портах была запрещена деятельность негосударственных лоцманских служб?

Владимир Егоркин:

Деятельность негосударственных лоцманских служб была запрещена в портах Петербург, Калининград, Новороссийск и Мурманск.

Татьяна Валович:

То есть, в крупных торговых портах, где большой грузооборот, большой поток и, вероятно, тут завязаны большие деньги, потому что лоцманские сборы тоже приносят государству прибыль. Вы в чем видите причину запрещения работы негосударственных лоцманов?

Владимир Егоркин:

Начало - это не 538-е постановление. Начало - это ситуация в порту Новороссийск. Дело в том, что в порту Новороссийск мы убрали нашего недобросовестного директора, который начал творить финансовые махинации вместе с начальником морской администрации. Начальник морской администрации встал на его защиту. На защиту начальника морской администрации встало Министерство транспорта, и вот это вот продолжается уже два года. Оттуда все и началось.

Татьяна Валович:

Но вам объяснили? Может, просто государство решило, что вы не додаете каких-то сборов? Скажем, ставка лоцманского сбора чем определялась, когда работали негосударственные лоцманы?

Владимир Егоркин:

И тогда, и сейчас она определяется только государством. Все разговоры о том, что частные лоцмана как бы понижают привлекательность портов - это абсурд. Дело в том, что независимые, управляемые лоцманами лоцманские организации, наоборот, повышают привлекательность портов, поскольку на те же самые сборы дают лучшее качество лоцманских услуг.

Татьяна Валович:

А кто контролировал негосударственных лоцманов и, скажем, какова ответственность, если бы была совершена ошибка, есть ли разница между государственными и негосударственными службами?

Владимир Егоркин:

Контролирует всегда, во всех странах работу негосударственных лоцманских организаций и государственных только государство. Но в цивилизованных странах пришли к выводу, что самоуправляемые лоцманские организации лучше отражают потребности в этих услугах, то есть, более качественно их выдают, а так, конечно, контролирует государство в лице капитана порта, в лице любых контролирующих органов, это и налоговая инспекция, и полиция, и - все наши властные структуры. За все это время к нам не было претензий, за 10 лет работы - ни по финансам, ни по безопасности, ни по нашей квалификации. Дело в том, что те лоцманские организации, которые были ранее в морских администрациях, еще до 538-го, они за шесть лет работы не послали ни разу своих лоцманов, получая тот же самый лоцманский сбор, не послали своих лоцманов на тренажеры. Есть такие специальные модельные тренажеры. Мы же практически всех своих лоцманов провели через эти тренажеры, а это стоит денег.

Татьяна Валович:

Вы затронули вопрос о работе лоцманских служб за рубежом. Там они действительно все независимые от государства или портовых администраций?

Владимир Егоркин:

В разных странах по-разному, но две трети всех лоцманских организаций мира работают на принципах самоуправляемости, то есть, управляемы лоцманами. Они лучше понимают потребности потребителя, они лучше самоорганизуются. Ведь за 10 лет мы в порту Петербург создали одну из самых совершенных лоцманских служб Европы. И вот разрушать ее - раньше это называли диверсией против государства.

Татьяна Валович:

А что плохого в том, что лоцманская служба будет, скажем, работать в составе морской администрации порта?

Владимир Егоркин:

В принципе, это может быть. Ведь в Финляндии, Швеции, допустим, это государственные организации. Англия, Германия, Испания, Голландия - это негосударственные организации. Самое главное - чтобы был закон. Когда есть закон, не важно, какая организация, потому что ответственность и государственных, и негосударственных лоцманов - совершенно одинаковая.

Татьяна Валович:

Владимир Иванович, какова сейчас ситуация с проводкой судов в порту Петербурга?

Владимир Егоркин:

Проводкой судов в порту Петербурга занимаются сейчас лоцманы, которые работают в морской администрации. Это наши профессиональные лоцманы, но дело в том, что количество их пока недостаточное и организация несовершенная. То есть, то, что создавали сами лоцманы как творческий коллектив в течение 10 лет, невозможно создать ни за год, ни за два. На сегодняшний день Петербург уже ухудшил качество лоцманской проводки. Суда ждут лоцманов. Агентские организации недовольны, но не могут высказать своих претензий, потому что морская администрация - это власть. Я могу утверждать, что качество лоцманской проводки в порту Санкт-Петербурга ухудшилось. Более того, если эта ситуация с борьбой с нормально работающими организациями, управляемыми лоцманами, продолжится, то город на 2003-й год останется с 50-процентным дефицитом лоцманов. Вы представляется, количество проводок увеличится, их организация ухудшится, а количество лоцманов уменьшится. Это проблема.

Татьяна Валович:

А как вы оцениваете такую ситуацию, что за последние годы в акватории Финского залива возросло количество аварий с судами. В чем дело? Плохая подготовка лоцманов или какая-то другая ситуация влияет?

Владимир Егоркин:

Я так думаю, что это некачественное управление всем комплексом вот этого порта. То есть, морские администрации больше занимаются коммерцией, своими интересами, нежели работой порта. Вот, допустим, заявление начальника морской администрации, что сейчас не пароходы ждут лоцманов, а лоцмана пароходы - это абсурд.

Татьяна Валович:

А насколько сложно вообще стать лоцманом, и какой квалификацией должен обладать человек?

Владимир Егоркин:

Я уже не раз выражался, что лоцман выращивается как жемчужина. Дело в том, что учеником лоцмана становятся зрелые люди, капитаны, пройдя весь путь морской, до высшей как бы иерархии в морском управлении судном, они приходят и становятся учениками лоцмана. И еще лет через пять становятся квалифицированными лоцманами. Так что это редкая профессия, и она действительно профессиональна.

Татьяна Валович:

А сейчас кто контролирует работу лоцманов в порту Петербурга?

Владимир Егоркин:

Это вот та самая беда, с чем надо бороться. На сегодняшний день морская администрация нанимает лоцманов, морская администрация контролирует их работу и морская администрация разбирает аварии с участием лоцмана. Как в этом случае потребитель лоцманских услуг - есть какие-то шансы отстоять свое право?

Татьяна Валович:

А как на это реагирует министерство по антимонопольной политике - по-моему, законодательством сочетание функций запрещено?

Владимир Егоркин:

Министерство по антимонопольной политике выразило свою позицию, оно отменило это решение, признало его незаконным, и предписало Министерству транспорта вывести лоцманские службы из состава морских администраций, чтобы не совмещать эти функции. После этого суд подтвердил решение Министерства по антимонопольной политике.

Татьяна Валович:

Владимир Иванович, есть ли выход из той конфликтной ситуации, которая сложилась между правительством и независимыми лоцманами, и каковы ваши дальнейшие действия?

Владимир Егоркин:

Выход, конечно, есть. Надо те четыре порта, которые были исключены, включить пока в этот перечень. А вообще сам по себе этот перечень незаконен. Мы будем обращаться в Конституционный суд, и если не поможет, если он как-то будет политизирован - мы будем обращаться в Страсбург. Мы обязательно защитим свои права. Мы умеем это делать.

Татьяна Валович:

Я знаю, что вы обращались за помощью и к депутатам Законодательного собрания Петербурга - какова была реакция?

Владимир Егоркин:

Мы обратили внимание депутатов, что практически порт вышел из под контроля субъекта Федерации, и это очень опасно. То есть город должен влиять каким-то образом, законодательная власть, исполнительная власть - на действия этого порта, на его безопасность, потому что под угрозой жизнь и здоровье людей, которые живут в этом регионе, а не Министерства транспорта. Депутаты Законодательного собрания, в общем-то, поддерживают нашу позицию.

Татьяна Валович:

Я знаю, что вы буквально только что вернулись из Москвы - какие-то вопросы уже удалось решить?

Владимир Егоркин:

Фактически, сегодня мы если не поставили точку, то перед этим - в споре по Новороссийску -Министерство транспорта незаконно приостановило лицензию нашей организации в Новороссийске, мы выиграли уже второй суд с Министерством транспорта, и на сегодняшний день в Новороссийске, исключенном из списка разрешенных для работы негосударственных организаций, может работать наша организация. Несмотря на то, что он относится к этим четырем портам, наша организация там на сегодняшний день может работать и будет работать.

Татьяна Валович:

А как бы вы прокомментировали позицию Министерства транспорта, которую оно заняло в этом вопросе - может, все дело упирается в распределение портовых сборов?

Владимир Егоркин:

Я бы выразил эту позицию министерства транспорта точными словами президента Путина: "Повышение своей статусной ренты". Дело в том, что Министерство транспорта по своему усмотрению распоряжается портовыми сборами, которые имеют очень неявную природу. Для этого создается и Роспорпорт, чтобы консолидировать эти деньги, это их статусная рента, так это можно выразить.

Татьяна Валович:

А вот то реформирование морских администраций порта, которое сейчас происходит - это результат чего?

Владимир Егоркин:

Это результат того, что существующие администрации в их виде не соответствуют действующему законодательству. Но Министерство транспорта не хочет упускать эту возможность, оно распоряжается по своему усмотрению сотнями миллионов долларов, и если у нас сбор морской администрации, там, 50-60 миллионов долларов, город никак не может влиять на это распределение, распределяет Министерство транспорта, это внебюджетные деньги, вот в чем беда. Определенный статус, которым распоряжается министерство транспорта, они хотят его сохранить, вот и все реформирование.

XS
SM
MD
LG