Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Юрий Вдовин


Ведущий Петербургского часа программы "Liberty Live" Виктор Резунков:

В Петербурге начинается международный парламентский форум по борьбе с терроризмом. Накануне здесь же прошло совещание руководителей спецслужб 39 государств мира. Об этом мы поговорим с заместителем председателя правозащитной организации "Гражданский контроль" Юрием Вдовиным. Юрий Иннокентьевич, вот мы слышали репортаж о противостоянии адвокатов российским спецслужбам (Смотри материал: "Коллизия вокруг приказа Министерства обороны России о секретности") - как, по вашему мнению, дальше будут развиваться события? Что вы выделили бы в этой ситуации? Юрий Вдовин:

В этой ситуации понять только надо - мы все-таки жить будем по праву, по закону, или по целесообразности, по понятиям кагэбешным? История с этим приказом 055 - она ведь тянется достаточно давно. Этот приказ - чтобы радиослушателям понятнее было - можно представить себе, человек едет по улице, его останавливает инспектор ГАИ, он говорит: "Платите штраф, вы нарушили пункт 28-34". Водитель говорит: "Так, а что там такое"? "А это секрет". Вот так у нас по этому самому приказу 055 можно засекретить все. Его в сентябре прошлого года признали по ряду позиций незаконным, в частности, по обязанности опубликовать его. Дело вот в чем: в Конституции у нас написано, что любые ограничения прав граждан могут осуществляться только на основании законов, опубликованных для всеобщего сведения. Оставим в стороне содержание этого приказа 055, просто будем помнить, что неопубликованный приказ был положен в основу целого ряда шпионских дел. И, скажем, коллизия, тонкость происходившего заключалось в том, что если в деле Никитина удалось доказать его невиновность во всех инстанциях и после этого Никитин потребовал этот приказ дезавуировать, и это было достаточно элегантно и изящно сделано, но в деле Пасько пошел такой хитрый процесс. Там уже наученные горьким опытом дела Никитина следователи и судьи (Пасько судил военный суд, более послушный, это вообще вопрос, почему должен существовать военный суд, не суд общей юрисдикции) там судьи уже написали в приговоре, не ссылаясь ни разу впрямую на приказ 055, хотя все формулировки взяты из него - без ссылки на нормативные акты, и это послужило основанием для осуждения. Защита здесь, я не знаю, совершила ошибку, или как, они обратились с требованием опровергнуть этот приказ, и решение по этому вопросу было очень странным. Во-первых, была форма, что "со дня опубликования", там есть еще одна очень плохая фраза, положенная в основу этого решения, я не помню дословно, но примерно там сказано, что приказ 055 в общем выпущен нормально и весь вопрос в том, зарегистрирован он или нет. Но его регистрировать нельзя, в виде, в котором напечатан, совершенно очевидно, и Министерство юстиции его и не регистрировало, но по тем "наездам", грубо говоря, которые ФСБ, сейчас осуществляет во всех сферах, она и на Минюст может "наехать", и Минюст этот приказ может зарегистрировать. Тогда он станет абсолютно легитимным, и тогда можно людей опять гноить сколько угодно по этим процедурам, тем более что, значит, желание похожее есть - запугивать всех и вся, и ФСБ, пользуясь тем, что президент у нас из их рядов, считает, что Федеральной службе безопасности теперь все можно. И вот пример вам - она влияет и на средства массовой информации. Когда готовилась пресс-конференция, о которой рассказывал Юрий Шмидт, я был в Москве как раз и знаю, как готовилась конференция. Там обзванивали журналистов, говорят - приходи, а они говорят: "Да нет, мы все равно не придем, все равно не напечатают, что я напишу". И я, честно говоря, не знаю, кроме Радио Свобода сообщал кто-нибудь о пресс-конференции, которую провели Александр Никитин и Юрий Шмидт в Москве. Думаю, что если и было, то очень мало.

Виктор Резунков:

Юрий Иннокентьевич, в Америке отставному генералу КГБ Олегу Калугину вручили повестку, чтобы он пришел на Лубянку и чтобы ему там предъявили обвинение - как вы все это оцениваете?

Юрий Вдовин:

Я сразу вспомнил фильм "Семнадцать мгновений весны" - как в нейтральной тогда Швейцарии орудовали гестаповцы, как у себя дома, так и кагэбешники видно считают, что где бы они ни находились, они у себя дома. В Америке - в Америке прислать повестку, иди туда, сюда... У меня к Калугину нет какого-нибудь определенного отношения. Мне даже удавалось в жизни два раза с ним встречаться и беседовать. Первый раз - он в 1991-м, по-моему, году проводил встречу в одном из Дворцов культуры в Петербурге и я ходил, мне как раз интересно было его отношение к Павлу Кошелеву. Он тогда меня удивил двумя вещами сказал: "Не приставайте к Кошелеву, он нормальный работник, специалист в области культурных ценностей". И второе: Калугин несколько раз говорил, что знает место захоронения жертв политических репрессий, его спросили, а где же это место? А он все говорил: "Спросите у Гидаспова, спросите в обкоме партии". В обкоме партии мне не довелось спросить, но потом место вроде найдено сейчас, где якобы был расстрелян Гумилев...

Второй раз с Калугиным встречался в 1993-м году на конференции "КГБ - вчера, сегодня, завтра", и он как раз подошел ко мне после моего выступления, я говорил об ангажированности спецслужбами журналистов, он подошел, пожал мне руку, сказал, что я очень правильно говорил, все это было очень приятно... Но самое большое раздражение он вызывает у спецслужб, потому что он рассказал о преступной деятельности КГБ за рубежом в советское время, о, по сути дела, террористических акциях. И сейчас - видимо, он еще что-то знает, что не рассказал, и его там пытаются сейчас как-нибудь образумить, чтобы он не рассказывал. Потому что ко всем историям с терроризмом, который вот расцвел бурным цветом, к сожалению, уже и в XXI веке, СССР и советские спецслужбы имели самое непосредственное отношение.

Если кто знает - были опубликованы документы, которые в свое время вытащил Буковский и Евгения Альбац публиковала в книжке своей, и там очень много подтверждений того, что советские власти, ЦК КПСС, принимали самое активное участие в формировании, скажем, террористических бригад, которые в рамках то ли националистических, то ли религиозных войн, по сути дела, занимались международным терроризмом и мы обучали людей международному террору. Поэтому участие спецслужб сегодня в борьбе с международным терроризмом, равно, наверное, как и американцы, которые принимали в подобных операциях участие с противоположной стороны - в принципе, нужно было бы забыть все распри и опыт негативный по подготовке террористов сложить, чтобы бороться с ними. Не знаю, удастся ли это, есть ли такая задача, но то, что сейчас вот вдруг вспомнили про Калугина и пытаются, видимо, каким-то образом его нейтрализовать - как раз, видимо, опасения, что Калугин, может быть, расскажет что-то, что связано с операциями и подготовкой террористов в свое время и определенным образом будет негативно влиять на имидж советских спецслужб.

Виктор Резунков:

Как раз вчера в Петербурге выступал директор ФСБ Николай Патрушев, подводил итоги совещания руководителей спецслужб и ему был задан вопрос: действительно ли по этим итогам спецслужбы договорились отбросить негативный опыт противостояния, на что он как бы ухмыльнулся и сказал, что нет, какую работу они продолжали делать, такую и будут делать, судя по всему, намечается просто какая-то новая форма их сосуществования, или что вы думаете?

Юрий Вдовин:

Патрушев - для меня это человек, который, так сказать, не умеет говорить правду, как минимум. Ну, руководители спецслужбы не должен говорить правду. Но российские, советские спецслужбы всегда были вне общественного, парламентского контроля, это было государство в государстве, это была некая корпорация очень самодостаточная, и кем, и ради каких целей она существует, и руководствуется какими - она чем угодно руководствуется, но только не задачей обеспечения моей безопасности, это абсолютно точно. И фильм, который - с их подачи, совершенно точно - ни одно телевидение российское не взялось показать, очень в этом плане показательный - если это все неправда, покажите всем и все увидят все. Однако, тут очень жесткое оппонирование показу этого фильма и этому фильму, но аргументации нет, поэтому традиционный советский способ - "держать и не пущать". Фильм не показывают, а тех, кто смотрит, даже как-то случайно бьют.

Виктор Резунков:

Юрий Иннокентьевич, на ваш взгляд, имеет все-таки смысл Олегу Калугину приехать в Россию?

Юрий Вдовин:

Я бы затруднился отвечать на этот вопрос. Я думаю, что если он пересечет теперь границу Российской Федерации, то найдут способ научить его молчать, я уж не знаю, каким способом, там, заключат его в тюрьму и будут обвинять в шпионаже, и вести секретное дело, о котором -никто, никогда, ни о чем не узнает. Хотя, казалось бы, столько проблем у ФСБ должно было быть, у нас такая коррупция, но где-то я ни разу не слышал о подвигах эфэсбешников в борьбе с коррупцией. Они все больше по гостайне, которая оказывается не гостайной, как правило. Они моделируют шпионские процессы по образцу и подобию 30-х-40-х-50-х годов, скажем, но тогда у них была более удобная ситуация, они сами вели расследование, оперативно-розыскную деятельность, и сами вершили суд. Сейчас они только две операции делают сами - оперативно-розыскную деятельность и расследование...

Виктор Резунков:

Почему? Тут я не соглашусь с вами. Вчера Николай Патрушев рапортовал журналистам, что антитеррористическая операция в Чечне проходит великолепно и все выглядит очень замечательно. И, кстати, сегодня в Таврическом дворце западных парламентариев как раз в этом будут убеждать, что ситуация в Чечне очень благоприятная и все хорошо...

Юрий Вдовин:

Это - когда вот произносят слово "Чечня", то у нормального человека просто настроение портится, потому что говорить о норме в Чечне и вообще на Северном Кавказе, это вообще кровоточащая рана страны, а рапортовать о каких-то достижениях здесь - не то, что безнравственно, а просто подло. Это такой ужас. Точно так же, как, скажем, 10 лет в Афганистане мы отвоевали и погубили миллион афганцев, и по официальным сведениям 15 тысяч наших военнослужащих (хотя неофициальные сведения, мне там афганские объединения когда-то я расспрашивал, мне говорили, что они называют цифру в пределах от 65 до 80 тысяч - погибших советских солдат в Афганистане) - то есть, вранье здесь всегда и всюду сопровождает все это. Я еще раз говорю, что ФСБ допустила, взяв на себя функцию борьбы с коррупцией, такую чудовищную коррупцию в стране, когда ничего невозможно сделать ни на каком уровне с чиновниками без взяток, и после этого еще... Я не говорю, в конце концов, о том, что, скажем, пятно подозрения, что взрывы домов они организовали для того, чтобы продолжить эту самую чеченскую войну, и не знаю... Здесь, при слове "Чечня", у нормального человека, вообще говоря, настроение должно быть сразу плохим. А там, что там хорошо - даже себе представить невозможно.

XS
SM
MD
LG