Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Зоя Чалова


Ведущая Петербургского часа программы "Liberty Live" Татьяна Валович:

В Петербурге начат сбор подписей в защиту библиотеки имени Маяковского. Одна из крупнейших библиотек города в скором времени может лишиться своего здания. О ситуации, сложившейся вокруг библиотеки, мы будем сегодня беседовать с ее директором Зоей Чаловой. Зоя Васильевна, действительно ли в защиту библиотеки начат сбор подписей, как сообщила одна из петербургских газет?

Зоя Чалова:

Да, с первой минуты, как только библиотека почувствовала опасность, мы обратились к нашим читателям, на сегодняшний день у нас около 4 тысяч подписей.

Татьяна Валович:

А что произошло, с чем связаны такие заявления о том, что библиотека может лишиться своего здания - кто претендует?

Зоя Чалова:

На здание библиотеки претендует подворье Троице-Сергиевой Лавры, Троице-Сергиева Лавра и ее руководство. Это уже не первое посягательство на библиотеку, мы пережили эту атаку уже в 1993-м году в течение двух лет мы отчаянно боролись, и лишь помощь тогдашнего мэра Анатолия Александровича Собчака положила конец этим притязаниям. Он написал такую резолюцию на пакете документов этой многострадательной борьбы: "Ни одного квадратного метра от библиотеки не отнимать и никаким подворьям не отдавать", - и лично следил за этой борьбой. И тогда Патриарх Алексий отозвал свое желание вернуть Троице-Сергиевой Лавре свое подворье, и все эти годы мы жили достаточно нормально. И вот в феврале месяце опять же архимандрит, наместник Троице-Сергиевой Лавры обратился к Черкесову с просьбой рассмотреть вопрос о передачи часовни Лавры, и есть в его обращении такая фраза: "С последующей поэтапной передачей всего здания подворью". Это очень трагично для библиотеки, поэтому библиотека, естественно, обратилась за помощью к своим друзьям.

Татьяна Валович:

Исторически, до революции, что располагалось в здании библиотеки?

Зоя Чалова:

Исторически, до 1920-го года, там в самом деле находилось подворье. Но что такое подворье - это отель, гостиница для монахов, представительство Троице-Сергиевой Лавры в Петербурге. И, как в каждом таком духовном заведении, здесь была домашняя часовня. Вот о ней и идет речь.

Татьяна Валович:

Что плохого будет, если действительно какая-то часть будет передана церкви, возродят часовню, говорится о том, что всего 28 метров она занимает - или это не соответствует действительности?

Зоя Чалова:

Нет, это, конечно, не совсем так, это лукавство. Это 128 квадратных метров, это нарушение конструкции библиотеки, прорубание перекрытий, выход на второй этаж, на третий этаж. И самое главное, наверное, даже дело не в этих 28 квадратных метрах, как официально заявляют - это первая желанная попытка войти в живой организм библиотеки с тем, чтобы постепенно завоевать все остальное.

Татьяна Валович:

А с чем вы связываете, что вот вновь возникли притязания церкви именно сейчас, а не когда-то раньше?

Зоя Чалова:

Вы знаете, у меня такое ощущение, что наши городские чиновники "предугадывают" какие-то тайные желания нашего президента. Они видят, что президент достаточно лояльно относится к церкви, поддерживает ее... Это же все достаточно индивидуально. Когда речь идет о библиотеке - нельзя так грубо эти желания "предугадывать". Неизвестно, что по этому поводу думал бы президент.

Татьяна Валович:

А каково отношение городских властей, вот знает ли об этой проблеме губернатор города?

Зоя Чалова:

Да, естественно, в первую же минуту я обратилась с письмом к губернатору города господину Черкесову...

Татьяна Валович:

Простите, Черкесов - представитель президента в Северо-Западном округе.

Зоя Чалова:

Да... Я обязана была обратиться к своему учредителю - комитету по культуре - и, естественно, к губернатору. Ни от той, ни от другой организации я никаких официальных ответов не имею. Я знаю, что на встрече с журналистами господин Яковлев ответил: "Мы должны отдавать церкви то, что ей принадлежит". Это все - единственное, что я знаю - его мнение по поводу этой ситуации.

Татьяна Валович:

А вы как-то пытались обратиться в Патриархат, к Алексию, или тому же архимандриту, чтобы урегулировать возникшие проблемы, разногласия, может, надо найти как-то консенсус?

Зоя Чалова:

Вот, в этой кампании, второй кампании, я к Алексию пока не обращалась. В 1993-м году я обращалась к Алексию и, повторяю, только поддержка властей, их позиция помогли мне тогда. Я знаю, сейчас притязания архимандрита Феогноста - он имеет благословение Алексия на это.

Татьяна Валович:

Как вы думаете, за кем сейчас должно быть решающее слово в такой полемике?

Зоя Чалова:

Естественно, за правительством нашего города.

Татьяна Валович:

Но если вы говорите, что губернатор занял такую позицию, что действительно отдавали до этого церкви все, что она просила, то можно предположить, что здание будет передано в распоряжение церкви?

Зоя Чалова:

Ну, я думаю, что благоразумие должно возобладать. Идет сейчас активная поддержка библиотеки. Я обратилась в министерство культуры, Швыдкой здесь был и тоже внимательно следил за этой ситуацией. Я думаю, что, в конце концов, благоразумие возобладает.

Татьяна Валович:

Зоя Васильевна, а вы могли бы оценить возрастание влияния силовых структур в России - как вы к этому относитесь?

Зоя Чалова:

Я с опаской отношусь. Моя семья пережила эту трагедию. Я знаю, что это такое, меня это очень беспокоит.

Татьяна Валович:

А какие тенденции в российском обществе вас вот настораживают?

Зоя Чалова:

Вот как говорят слушатели, я согласна, наша милиция разрослась, милиция - это беспредел, очень часто. Простому, рядовому человеку защитить себя, свои права - безумно тяжело, очень сложно.

Татьяна Валович:

Зоя Васильевна, мы говорили о положении библиотеки имени Маяковского. А вы не связываете как-то притязания на ваше здание с недовольством городского комитета по управлению имуществом. Появились сведения, что вас обвиняют даже в нецелевом использовании зданий. Почему это появилось и почему такие оценки КУГИ делает?

Зоя Чалова:

КУГИ делает такие оценки потому, что она совершенно не представляет, что такое Британский совет, который живет в станах библиотеки, не представляет, что такое Американский центр образования - это идет просто от незнания. Все эти центры, живущие с нами, и в том числе мемориальная библиотека Голицына - это центры, обслуживающие наших горожан, наше население, наших студентов. Они не обслуживают инопланетян. Они делают для государства то, что государство должно было бы делать, но не делает, и вот чужие страны вкладывают средства, физические, материальные, эмоциональные, вот помогая нам, и нас же за это еще и обвиняют.

Татьяна Валович:

Не связываете ли вы это просто с тем, что арендная плата, на которую рассчитывает, наверное, городской бюджет, приходит не к ним, и они хотели бы, наверное, установить британскому тому же совету как коммерческой организации ...

Зоя Чалова:

Безусловно, такие интересы есть. Почему бы отказаться от приличной суммы в пользу города... Но, к сожалению, эти деньги уйдут в Москву, самое печальное то в этом.

Татьяна Валович:

Почему в Москву?

Зоя Чалова:

Потому что наш дом, Фонтанка 46, это памятник федерального значения, а в соответствии с законами организации, живущие в памятнике федерального значения, должны перечислять все свои арендные платежи прямо в Москву.

Татьяна Валович:

А за последние годы городской бюджет как помогал библиотеке? Я знаю, что у вас всего шесть зданий и многие посетители говорят, что стало удобнее пользоваться, проведена большая работа?

Зоя Чалова:

Городской бюджет, безусловно, помогает. У нас шесть городских библиотек и он старается их поддерживать. Но, тем не менее, учреждений культуры в Санкт-Петербурге очень много, а оделяло финансовое одно. И всех укрыть бы, так, чтобы было тепло, удобно, уютно - это очень сложно. Мы понимаем эти сложности и трудности, и поэтому изыскиваем внебюджетные средства, именно те средства, которые нам оказывают наши информационные зарубежные центры. И треть бюджета библиотеки составляет их помощь.

Татьяна Валович:

Скажите пожалуйста, как обстоят сейчас дела в библиотеке имени Блока, это музыкальная библиотека, которая подверглась таким, в общем, разрушительным воздействиям - что там сейчас происходит?

Зоя Чалова:

Это наш филиал, и в феврале месяце мы считали, что мы его практически потеряли, но к нашему счастью, благодаря помощи в том числе и города и этих же зарубежных центров - все восстановлено, и следов этой аварии вы сейчас там просто не найдете.

Татьяна Валович:

Зоя Васильевна вы являетесь и президентом Библиотечного общества Санкт-Петербурга?

Зоя Чалова:

Да.

Татьяна Валович:

Как вот сейчас обстоят дела в петербургских библиотеках, каковы основные проблемы?

Зоя Чалова:

Проблем очень много, но, тем не менее, вот я считаю, что библиотеки никогда не переживали такого бума востребованности, как сейчас. Библиотеки заполнены читателями, в серьезные библиотеки сейчас трудно попасть. А основные наши проблемы - это наши фонды, наши кадры, это наша техника, потому что библиотеки должны оснащаться, должны выглядеть современно. На все просто не хватает денег. И самая главная беда - отсутствие понимания наших проблем городскими властями. К библиотекам, к сожалению, до сих пор никто серьезно не относится.

Татьяна Валович:

Я знаю, что вы совсем недавно вернулись из Лейпцига - вы изучали там опыт работы библиотек?

Зоя Чалова:

Нет, я ездила на ежегодную книжную выставку, естественно, когда я бываю в каком-либо городе, а мне достаточно часто приходится бывать за рубежом, я обязательно знакомлюсь с библиотеками. Я ознакомилась с городской библиотекой Лейпцига. Это великолепная, прекрасная библиотека, о которой правительство заботится, идет сейчас реконструкция, библиотека получает дополнительные 25 тысяч квадратных метров, где может располагаться современное книгохранилище, устанавливается современная техника. Во всем мире о библиотеках забоятся, потому что ни что не ценится так дорого, как информация. Если ты имеешь информацию - ты богатый человек.

Татьяна Валович:

А вот на книжной выставке был интерес к российским новым изданиям?

Зоя Чалова:

Да, конечно. Правда, со стороны эмигрантов.

Татьяна Валович:

У директора библиотеки остается время на то, чтобы читать книги?

Зоя Чалова:

Я просто не могу без этого. Это уже диагноз, это болезнь. Я не могу не читать, не только, конечно, профессиональную печать, но и много что другое.

Татьяна Валович:

А что читаете для души?

Зоя Чалова:

Как ни странно, я очень люблю классику. Недавно вот прочитала всего Тургенева, потому что то, что было в школе - это просто идиотизм. Вот то впечатление... А сейчас по-настоящему читаешь.

Татьяна Валович:

А вот как вы считаете, изучение в школе не надо как-то изменить в связи с тем, что современные подростки говорят о том, что это, наоборот, отвращает их от понимания классики?

Зоя Чалова:

На примере собственного внука я это вижу - это именно отвращает.

Татьяна Валович:

Я хотела задать еще вот какой вопрос который возникает в связи с возможностью, угрозой переезда библиотеки - каковы будут затраты и кто должен предоставить помещение и всю технику, чтобы была переведена библиотека?

Зоя Чалова:

Естественно - город. Мы ничуть не возражаем, если бы мы переехали в помещение современное, отвечающее новым технологическим требованиям библиотеки - с удовольствием бы. Но это помещение должно быть в центре, удобное для читателя, потому что мы находимся в центре сосредоточения очень многих вузов, и я не думаю, что у города в ближайшие 5-6 лет найдутся такие колоссальные средства. Нам нужно помещение - 20-25 тысяч квадратных метров. Представьте себе, какие это деньги.

Татьяна Валович:

Да вот, к сожалению, перевод публичной библиотеки, части здания, на Московский проспект - оно пока как-то не востребовано, и можно сказать, что перевод из центра ухудшил положение для читателей.

Зоя Чалова:

Мы мгновенно это ощутили, как только национальная библиотека переехала с Фонтанки 46 - весь поток читателей хлынул на нас. Мы практически не справляемся с этим огромным количеством читателей. Мы работаем как огромная межвузовская библиотека. То есть мы пытаемся устранить все те проблемы, которые есть в вузовских библиотеках в национальной библиотеке, и берем этот удар на себя.

XS
SM
MD
LG