Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Коллизия вокруг премии "Антибукер"


Елена Фанайлова, Москва:

Российская литературная премия "Антибукер" в этом году не будет присуждаться. Премия основана в конце 1995-го года "Независимой Газетой", финансировалась из средств, выделяемых газете ее владельцем Борисом Березовским, и прекратила свое существование после отставки главного редактора газеты Виталия Третьякова.

Премия "Антибукер" получила свое название в пику самой громкой в постсоветской России литературной премии английского происхождения "Букер". Символически она стоила на один доллар больше. "Букер" вручается только за роман. "Антибукер" присуждался по пяти номинациям, среди которых критика, драматургия и поэзия. Кроме того, премия оперативна, потому что присуждалась за произведения текущего года. Решения антибукеровского жюри вызывали литературные скандалы. По разным причинам от премии отказывались ее лауреаты Дмитрий Галковский и Сергей Гандлевский. Последним штрихом в репутации премии становится то, что лауреаты "Антибукера" прошлого года до сих пор не получили полагающиеся им 12 тысяч долларов. Декабрьское отсутствие премии на литературном небосклоне комментируется критиками как отсутствие окончательное. Однако, и бывший главный редактор "Независимой Газеты" Виталий Третьяков, и новое руководство газеты в интервью Радио Свобода выразили намерение возобновить деятельность премии:

Виталий Третьяков:

Независимая литературная премия "Антибукер" учреждена "Независимой Газетой", но не принадлежит ей. Я считаю, что никаких, даже моральных прав на эту премию ни у кого кроме меня отныне не существует. Соответственно, и все моральные, и юридические обязательства по поводу премии тоже лежат на мне. И первое из этих обязательств - сделать так, чтобы эта премия была. Деньги на выплату премии "Антибукера" расходовались из фонда редакции, это, безусловно, куда поступали средства от структур Березовского, раз, от рекламы, которая публиковалась в "Независимой Газете", от продажи тиража "Независимой Газеты".

Елена Фанайлова:

А как вы объясните то, что за полгода вашего руководства газетой, прошедшие после объявления лауреатов, денег они не получили?

Виталий Третьяков:

Денег всегда не хватало. Их не хватает в любой газете. По премиям многих годов это не раз было, что деньги выплачивались несколько позже того, когда это намечалось сделать, как правило, в несколько приемов, одному, потом второму, потом третьему; на момент моего ухода из "Независимой Газеты" были выплачены полностью премии двум победителям, трем не были выплачены, они были предупреждены, по крайней мере, с одним из них я говорил лично.

Елена Фанайлова:

Лично Третьяков разговаривал с писателем Григорием Чуртишвили, автором интеллектуальных детективов, чей псевдоним Борис Акунин известен всей читающей России. Рассказывает Григорий Чхартишвили:

Григорий Чхартишвили:

Я получил диплом и значок, был шикарный банкет, на котором было очень много народу и произносились замечательные речи, и никаких денег от "Независимой Газеты" я не получил, и более того, никаких, я бы сказал, внятных извинений тоже. Пока был Третьяков главным редактором, он мне что-то такое говорил про тяжелое финансовое положение газеты и просил войти в ее положение в это самое тяжелое, я вроде бы входил, но в то же время все не мог забыть этот замечательный банкет, который, наверное, стоил дороже, чем денежный эквивалент всех этих премий вместе взятых, никаких ни объяснений, ни извинений, ни сожалений от "Независимой Газеты" не видел. У меня в общении с "Независимой Газетой" не возникло ощущения, что это цивилизованная организация. Я попросил своего юриста разобраться, потому что по прошествии, там, я не знаю, 9 или 10 месяцев меня, что называется, стало зло разбирать. Больше всего меня бесит воспоминание о том, как я на этом самом мероприятии произносил благодарственную речь, чувствую себя идиотом. Вообще, вся эта история была какая-то очень некрасивая, я звонил, меня послали, значит, от одной инстанции к другой десять раз. Адвокату моему они тоже сказали что-то такое невразумительное, сваливают все на Третьякова. Хотя премию присуждал не Третьяков, это была премия не Третьякова, это была премия "Независимой Газеты".

Елена Фанайлова:

Слово новому топ-менеджеру "Независимой газеты" и ее генеральному директору Рустаму Нарзикулову:

Рустам Нарзикулов:

Никаких юридических, правовых оснований для того, чтобы "Независимая Газета" каким-то образом была связана с премией "Антибукер", не существует. Идея совершенно безобразным образом не была никак оформлена. Мне кажется, что вообще не существует никаких документов, которые свидетельствовали бы о чьем-то праве на эту премию, на организацию и на премирование. Поскольку речь идет об очень уважаемых людях, которые не по своей вине оказались втянутыми в очень странную историю с безобразной организацией этого премирования, то, безусловно, при полном отсутствии юридической ответственности "Независимая Газета" ощущает моральную ответственность перед этими уважаемыми людьми.

Елена Фанайлова:

Наконец, мы обратились за комментарием к Борису Березовскому, который продолжает оставаться хозяином "Независимой Газеты":

Борис Березовский:

Эта же премия ведь была учреждена до того, как я стал собственником газеты. Я просто к этому не имел, ну, как бы никакого отношения, кроме того, что я финансировал газету вообще, она всегда была, как вы знаете, убыточная, и я выделял те средства, которые у меня просил, так скажем, Третьяков. Никогда об этой премии не заходил разговор ни с прежним руководством, ни с этим руководством, и с Третьяковым тоже никогда не обсуждался. Эта премия была основана не мной. Прежде всего, руководство компании должно принять решение о продолжении или прекращении этого действия. А что касается финансовой стороны дела - это совершенно отдельный разговор. Еще раз говорю, никто никогда передо мной вопроса о недостатке финансирования на эту престижную премию не проговаривал.

Елена Фанайлова:

Итоги истории премии "Антибукер" подводит литературный критик Андрей Немзер:

Андрей Немзер:

Это довольно предсказуемый итог. Что собственно получается: Виталий Третьяков покидает "Независимую Газету" не по своей воле, возникает конфликт между владельцем - понятно, что Березовским, и вот, вдохновителем и главным редактором "Независимой Газеты" и, собственно, изобретателем "Антибукера". Казалось бы, литературная премия - это не политика, не Кремль, да, ничто, но и на этой почве они, вроде бы заявляя общественности о взаимном уважении, найти общего языка не могут. Значит, и для Третьякова, и для инвестора, и для круга литераторов, сотрудников отдела культуры "Независимой Газеты" премия была важна не как цель, не как чисто литературная идея, а как средство для поддержания престижа газеты, собственного имиджа, и так далее, и тому подобное.

XS
SM
MD
LG