Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Валерий Гергиев о себе и российском оперно-балетном театре


Марина Тимашева, Москва:

11-го января на сцене Большого театра пройдет гала-концерт солистов, хора и оркестра Мариинского театра под управлением Валерия Гергиева. Это первое представительное появление Мариинского театра в Москве после обменных гастролей 1998-го года. Мариинский театр начинает новое тысячелетие гастролями не просто в Москве, но на сцене Большого театра, что означает нечто более существенное, чем и без того немаловажное появление петербуржцев в Москве. А именно - смена руководства Большого театра немало способствовала потеплению отношений двух главных музыкальных сцен страны. Прежде на вопросы о том, почему "Игрока" в рамках "Золотой маски" Мариинка показывала на сцене театра имени Станиславского и Немировича-Данченко, и на множественные подобные "почему " журналисты получали уклончивые ответы. Они все же свидетельствовали о том, что Большой театр не жаждет увидеть в своем доме сильнейшего конкурента из северной столицы. Геннадий Рождественский и Анатолий Иксанов, видимо, настроены дружелюбно. Валерий Гергиев, в свою очередь, комментирует происходящее так

Валерий Гергиев:

Мы должны думать о том, как создать наиболее "боеспособную" модель российского оперно-балетного театра. В Большом театре новая ситуация. Мы сделаем все для того, чтобы сотрудничество этих театров проходило без того элемента напряжения и даже иногда скандальности, которые сегодня даже не должны возникать. Ну почему никто не шумит и не напрягается, когда люди слышат о том, что Метрополитен опера и Мариинский театр создают вот уже три или четыре совместных постановки. Это воспринимается очень красиво в Нью-Йорке. Мы показали огромное количество спектаклей американцам, которые и не подозревали, например, о том, что такое "Обручение в монастыре", или скоро увидят нашу "Войну и Мир", которую в Нью-Йорке не видели и не слышали вот уже, наверное, скоро 20-25 лет. "Игрок" - вот буквально через месяц начинаются репетиции - наша еще одна совместная постановка. Мы, может быть, немного уступаем итальянцам в популярности, парочке мелодий, может быть, Пуччини, Вивальди, тем не менее, мы можем претендовать на статус величайшей оперной державы. Для того, чтобы претендовать, надо все время что-то делать. Смешено, когда ты говоришь: "Вы знаете, у нас в XIX столетии делались оперы", - надо делать сегодня. Мы предлагаем, как и Большой театр сегодня предлагает, сотрудничество, вместо того, чтобы разделиться и жить по отдельным квартирам. У тебя одна рука не очень хорошо двигается, а другая чуть-чуть резвее, но зато ты все делаешь для того, чтобы эти руки сцепились. Мы должны продолжать учиться, а также активнее и умнее вести политику построения общего оперно-балетного дела.

Марина Тимашева:

"Резвой рукой" Валерий Гергиев небезосновательно называет свой собственный театр, которым руководит фактически 12 лет. Главной своей удачей Гергиев считает прокофьевский цикл:

Валерий Гергиев:

Прокофьевская эпопея - наиболее удачная группа спектаклей, наиболее удачное творческое, я бы сказал, общение коллектива Мариинского театра с каким-либо композитором. Прокофьев нас научил большему, чем даже Петр Ильич. Прокофьев научил многих, в том числе тех, кто считали его вообще не композитором. Была точка зрения, вы знаете: "Катерина Измайлова" плохая, а "Леди Макбет" - хорошая, скажем, все оперы Прокофьева, написанные до возвращения в СССР - наверное, они неплохие, а потом идет уже просто то, что не надо слушать и вообще не надо ставить", - я с этим боролся как мог, и я думаю, в целом мы победили; мы исполнили в Нью-Йорке - в центре капитализма - кантату "20 лет Октября" Сергея Прокофьева. Это возмутило одного человека настолько, что он посвятил страницу "Нью-Йорк Таймс" этому позорному явлению. Я ликовал, потому что Сергей Сергеевич наконец получил то, что ему должно было достаться, может, 70 лет назад - страницу в "Нью-Йорк Таймс".

Марина Тимашева:

За годы жесткого и единоличного правления Валерия Гергиева Мариинский театр превратился в один из сильнейших в мире. О том, чего это стоило лидеру, можно лишь догадываться:

Валерий Гергиев:

Сама система соревнования западного и российского театров - это в какой-то степени Давид и Голиаф, а с другой стороны, мы в Лондоне показали, что творчески не уступаем, может быть, ни одному театру мира. Творчески, но не структурно, не финансово! Ведь не секрет, что оба театра отстают от крупнейших театров мира не на 20 процентов - разница 700, 800, 1200 процентов...

Марина Тимашева:

Валерий Гергиев утверждает, что никогда ни у кого денег не просит, при этом бюджетные деньги позволяют только содержать коллектив театра, да и то по минимуму:

Валерий Гергиев:

Я никогда не хожу с протянутой рукой и не говорю: "Дайте нам миллион долларов". Один бежит к министру и говорит: "Министр, дай денег". А я не бегу. Впереди идет идея и качество ее воплощения, а за ней идут деньги, не наоборот.

Марина Тимашева:

Валерий Гергиев мечтает превратить Мариинский театр в "культурный рай", но и то, что есть сегодня, может служить примером для подражания не только другим театрам, но и всей стране. Мариинка не отказывается от традиций и не выбрасывает из репертуара старые спектакли, но сохраняет их наравне с новыми постановками, Мариинка показывает в России Вагнера, а на Западе - русскую музыку, Мариинка не просит денег, ей их предлагают, Мариинка приглашает на постановки иностранных режиссеров и сценографов, она воспитывает не только молодых исполнителей, но и молодую аудиторию, поскольку свои программы показывает, например, в Университетах Москвы и Петербурга. Мариинский театр, ведомый 47-летним Гергиевым, является одной из сильнейших музыкальных держав мира.

XS
SM
MD
LG