Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Наша свобода начиналась со смеха..." Памяти Георгия Вицина


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют корреспондент Радио Свобода Кристина Горелик, беседовавшая с режиссером Иваном Дыховичным, и редактор РС Петр Вайль.

Андрей Шарый:

В ночь с 22 на 23 октября в одной из московских больниц на 84-м году жизни скончался замечательный российский актер Георгий Вицин. Миллионам зрителей Вицин запомнился, прежде всего, как комедийный актер из знаменитого трио Никулин-Вицин-Моргунов. Поклонники актерского таланта Вицина помнят и его драматические роли. Рассказывает Кристина Горелик:

Кристина Горелик:

"Скорую Помощь" Георгию Вицину вызвали во время концерта, когда 83-летний артист читал на сцене киноактера своего любимого писателя Зощенко. Обострилось хроническое заболевание сердца и печени. Однако, прежде, чем ехать в больницу Вицин завершил концертное выступление. В ночь с 22 на 23 октября замечательного российского актера не стало.

Выпускник студии Вахтангова Георгий Вицин пришел в кинематограф в 1945-м году, уже имея за плечами почти десятилетний опыт работы театральным актером в школе студии Хмелева, выросшей затем в театр имени Ермоловой. В фильме "Здравствуй Москва" снялся в небольшой роли железнодорожника. На большом экране Вицин появился как драматический актер. Сыграл Гоголя в фильмах "Белинский" и "Композитор Глинка". Режиссер Григорий Козинцев планировал в своем фильме отдать Вицину роль Гамлета. Потом эту роль сыграл Смоктуновский. Говорят, увидев Вицина в гайдаевских комедийных короткометражках, Козинцев был крайне удивлен. Тем не менее, именно его обаятельный и трогательный Трус в знаменитой комедийной троице "Трус, Балбес, Бывалый" навсегда покорил сердца сначала советского, а впоследствии и российского зрителя.

Помимо гайдаевских комедий "Кавказская пленница", "Операция Ы и другие приключения Шурика", "Самогонщики", "Пес Барбос и необыкновенный кросс", Георгий Вицин снялся более чем в 80 картинах. Сыграл Хмыря в "Джентльменах удачи", Бальзаминова в "Женитьбе Бальзаминова", сэра Эндрю в "Двенадцатой ночи". Миллионам людей посчастливилось увидеть комедийный дар, каким был наделен тихий, скромный, интеллигентный человек. О Георгии Вицине говорит режиссер Иван Дыховичный:

Иван Дыховичный:

Бывают люди, которые живут очень долго и когда они уходят из жизни - уже их никто не помнит, такой бывает страшный момент, а здесь история удивительная, потому что к счастью, к счастью для нас - зрителей и людей, которые его знали, Вицин прожил много лет, но и самое главное, что он сумел оставить образ, настолько любимый просто людьми от и до самых разных вкусов, что тоже уникально. Для меня, например, его качество одно, которое является совершенно бесценным - это то, что этот один из самых интеллигентнейших людей был любимцем самого простого, что называется, народа. Я не люблю слова "простой народ", но понятие - оно существует - то есть, очень широкого круга людей, и в то же время все самые тонкие и изящные люди считали его просто абсолютно художником. Вот это очень такой момент удивительный. Мне вообще когда-то было приятно узнать, что самым популярным актером в России в ХХ веке был Никулин - я думаю, что Вицин был очень близок к нему.

Мне очень повезло, что я его знал. Я, правда, очень мало с ним общался, два раза в жизни, один раз маленьким просто, когда он был в нашем доме, поскольку знал моего отца хорошо и очень его ценил, второй раз, когда уже был взрослым человеком, я в Питере во время съемок его встретил и оказалось, что это человек, который видел мою картину первую, которую почти никто не видел. И он мне сказал замечательнейшие просто слова...

Это уникальный, интеллигентный человек. Я вообще на самом деле всегда считал, что он петербуржец - по некоторой интонации которая в нем была, но, в общем, он человек московский. И я могу сказать, что это невероятная потеря для нашей культуры, потому что очень мало осталось культовых людей. Он абсолютно культовый персонаж - понимаете. В любой другой стране такой человек купался бы в золоте, был бы именем нарицательным и так далее. К сожалению, может это еще один урок нам - запомнить, что мы не ценим совершенно ни свою культуру, ни своих героев. Я иногда понимаю, что мы не ценим какую-то очень тонкую интеллигентную культуру, может, слишком умную и так далее. Но Вицин был представителем такой широкой культуры, такого узнавания и любви - вот, в общем, умер он не в лучшем, я бы сказал... Все-таки судьба подарила ему невероятное счастье быть любимым и узнаваемым, в хорошем смысле, человеком. И сохранить при этом абсолютное достоинство, абсолютную индивидуальную жизнь, не публичную, не хамскую - это очень трудно. Потому что он прожил такие годы, такую тяжелую жизнь - я представляю себе, что он испытывал, не имея возможности, может, выразить себя в таких достойных ролях иногда... Тем не менее, это все равно невероятно теплый образ и какой-то даже... Я вспоминаю и улыбаюсь, это же уникально, очень редко бывает, на самом деле.

Кристина Горелик:

Гражданская панихида пройдет 25 октября в 12 часов в Центральном доме кинематографистов.

Андрей Шарый:

По поводу смерти Георгия Вицина - мой коллега Петр Вайль:

Петр Вайль:

Герои великой гайдаевской тройки носили говорящие имена, обозначающие те качества, без которых нет и быть не может достойного человека. По шутовским законам комедии это были имена-перевертыши, что никого, разумеется, не сбивало с толку. Понятно, что вечно садящийся в лужу Бывалый - Евгений Моргунов - есть олицетворение честной незащищенности: неизбежный удел личности в социуме. Что Балбес - Юрий Никулин - воплощенный здравый смысл. Что Трус - Георгий Вицин - мужество и стойкость, неподвластные ни обществу, ни государству. С этих троих можно было делать жизнь нагляднее и убедительнее, чем с Павлика Морозова и Павки Корчагина. Их слова и фразы расходились квантами житейской мудрости не хуже цитат из Ильфа и Петрова. Если вдуматься реплика: "Жить хорошо, а хорошо жить еще лучше", - стала ключевой для народа огромной страны. Именно эта внятная философия увела страну от туманного лозунга к повседневной заботе, вывела из идеологии к жизни.

Еще у них всех троих было одно общее имя. Это имя - свобода. Они появились на экране в начале 60-х, когда в стране впервые приоткрылась многое из того, что потом открылось настежь через четверть века. Эксцентрика гайдаевского кино напоминала движения внезапно освободившегося человека, который оказавшись на воле беспорядочно размахивает руками, вертит головой, подпрыгивает на месте, порывается бежать. Рефлекторная свобода той оттепели запечатлелась во многом - молодежной прозе, театре на Таганке, интимной лирике и отчетливее всего - в комедиях Гайдая, где тройка Никулин-Вицин-Моргунов обладала тем, чего прежде не видали: пластикой свободного человека.

Достоевский писал о том, что именно смех - вернейшая проба души, и правильно, что наша свобода начиналась со смеха.

XS
SM
MD
LG