Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Венецианский кинофестиваль


Об открывшемся в среду Венецианском кинофестивале - одном из трех, наряду с фестивалями в Канне и Берлине, главных европейских киносмотров, с кинокритиком Андреем Плаховым беседует Андрей Шарый

Андрей Шарый:

Каковы особенности Венецианского фестиваля?

Андрей Плахов:

Наверное, можно кратко сказать так, что Венецианский фестиваль менее политизированный и коммерческий, чем Берлинский и менее коммерческий также, чем Каннский. В общем-то, он традиционно считался, и по сей день считается, фестивалем с более высокими интеллектуальными амбициями. Хотя, в последние годы Канн тоже может конкурировать вполне в этом качестве, но, тем не менее, Венецианский фестиваль остается таким вот оазисом ну, грубо говоря, чистого искусства. И оно там действительно представлено, и в этом году тоже представлено именами режиссеров, которые делают просто хорошее кино. Может, это не суперзвезды, они не делают суперхиты, их фильмы не пользуются любовью миллиардов зрителей во всем мире, тем не менее, это - профессионалы, которые как-то двигают язык кино, и вот новое руководство Венецианского фестиваля во главе с директором Альберо Барберой, так же, как, в общем-то, и прежние руководители, очень поддерживает именно это направление. Хотя, это, конечно, не исключает того, что большой Голливуд тоже в Венеции представлен.

Андрей Шарый:

То есть, "уровень звездности" этого фестиваля такой вот в зрительском понимании - он несколько все-таки ниже?

Андрей Плахов:

Нет, я бы не сказал. Дело в том, что это все-таки речь идет о конкурсной программе, я имел в виду вот такие фильмы с более высокими артистическими амбициями, но обычно это компенсируется тем, что вне конкурса показывают достаточно крупные голливудские хиты, пользуясь тем, что осень - это время европейских премьер и как раз удобно использовать Венецию как площадку или плацдарм для раскрутки этих американских фильмов. В этом году будет, в частности, фильм Стивена Спилберга "Искусственный разум".

Андрей Шарый:

Вот программа этого года типична для Венецианского фестиваля, традиция продолжается?

Андрей Плахов:

Да, я думаю, что традиция продолжается. Действительно, они, может быть, не гонятся за суперменами режиссерскими, но все-таки пытаются показывать фильмы, которые представляют какие-то интересные тенденции мирового кино. Скажем, уже, наверное, всем известно, что восточное кино сегодня очень в моде фестивальное. И здесь будет представлен корейский режиссер Ким Кидук со своим новым фильмом. Будет представлен американский режиссер, известный больше как фотограф, Ларри Кларк, со своей новой картиной. Будет Алехандро Аменабар, очень интересный режиссер, картина называется "Другие", с участием Николь Кидман, кстати, она будет очевидно главной звездой фестиваля, потому что она участвует еще в одной картине, которая будет показана; англичанин Кен Лоуч - классик социального кино, и так далее. Я думаю, что может быть очень интересный фильм Горана Паскалевича, это югославский режиссер, который уже произвел сенсацию в Венеции два или три года назад своим фильмом "Пороховая бочка". Сейчас он покажет новую картину в конкурсе.

Андрей Шарый:

Это международный проект, насколько я знаю... А вот Иран, Япония, представлены в этом году?

Андрей Плахов:

Вот, я смотря программу. Вижу, что представлена Индия - режиссер Мира Наир, тоже довольно интересный режиссер, но Ирана я в конкурсе не вижу. Вероятно, не нашлось какой-то достойной картины иранской, или они уже были по другим фестивалям, хотя в прошлом году именно в Венеции получил главный приз Золотого Льва иранский фильм "Круг".

Андрей Шарый:

Кто в этом году может претендовать на Золотого Льва из тех имен, которые вы назвали?

Андрей Плахов:

Очень трудно сказать. Можно добавить сюда и Андре Тешине - очень уважаемого французского режиссера, и еще некоторых. Предсказать чрезвычайно сложно. Есть Ричард Линклейтер - такой чрезвычайно культовый американский режиссер с фильмом "Пробужденная жизнь" где играют Этан Хоук и Джули Дэлпи, которые некогда играли в фильме "Перед рассветом", и, тем не менее, сказать, кто победит, чрезвычайно сложно. Вот можно, пожалуй, те фамилии, которые я назвал - наверное, среди них как-то будет распределяться.

Андрей Шарый:

Россия представлена фильмом Сергея Бодрова-младшего "Сестры". Есть какие-то шансы на успех, по вашему мнению?

Андрей Плахов:

Здесь следует сказать вот что: в этом году в Венеции произошла такая неожиданная вещь. Вдруг было объявлено, что вместо одного Золотого Льва будут вручены сразу три - даже не два, а три. Дело в том, что помимо конкурса здесь есть очень престижная программа "Кино сегодняшнего дня". В прошлом году в ней участвовал наш фильм "Москва" Александра Зельдовича, но эта программа была неконкурсная, правда, вручался приз лучшему фильму дебюту. С этого года решили сделать конкурс в программе "Кино сегодняшнего дня" - это уже второй конкурс, и кроме того сохраняется конкурс дебютов, и во всех этих конкурсах будут вручаться свои Золотые Львы. И вот картина "Сестры" отобрана не в главный конкурс, а в конкурс "Кино сегодняшнего дня". А поскольку это фильм - дебют, то теоретически он имеет шансы получить даже двух Золотых Львов. Практически, я думаю, что эти шансы не столь велики, хотя это картина, которая в нашем внутреннем российском контексте смотрится как такая скорее попсовая и профессионально сделанная, но не предъявляющая высоких артистических амбиций, тем не менее, была отобрана Венецианским фестивалем очевидно потому, что это все-таки была наиболее профессиональная картина из тех, которые предлагались, и все-таки она дает некоторое представление о современной российской действительности.

Андрей Шарый:

Кто входит в жюри?

Андрей Плахов:

Я знаю, что жюри возглавляет итальянский режиссер Нанни Морретти, которые победил в этом году в Канне, это, в общем, один из лидеров итальянского кино и гордость их национальная, но кто входит в жюри - я пока еще не получил информации.

Андрей Шарый:

Андрей, вы были на крупнейших кинофестивалях этого года и можете судить о тех изменениях, которым европейское или мировое кино подверглось за последние месяцы по сравнению с прошлым годом. Какие тенденции может продолжить Венецианский фестиваль, если посмотреть шире на всю палитру европейских, мировых кинофестивалей?

Андрей Плахов:

Мне показалось, наиболее репрезентативный фестиваль - конечно, это Каннский, и по нему обычно можно судить вообще о тенденциях года. Мне показалось, что в этом году в канне было представлено очень высокое качество фильмов и режиссеров - тот же Нанни Морретти, Михаэль Ханеке с фильмом "Пианистка", очень хорошие фильмы классиков Жака Риветто, Маноэля Де Оливейры и других. И именно как раз европейцы очень хорошо выступили. Может быть, ни один из этих фильмов не был абсолютным открытием, но, тем не менее, профессиональный уровень и как бы общий уровень искусства был очень высоким, и это меня порадовало. Мне показалось, что европейское кино живо, что оно все-таки хотя и не обладает той молодой энергией, как, может, более молодое азиатское и дальневосточное, но, тем не менее, держится, продолжается, и наверняка в нем какие зреют тенденции. Возможно, после "догмы" Ларса фон Триера появится что-то новое, но это мы увидим, я думаю, в самое ближайшее время.

Андрей Шарый:

А российское кино в целом соответствует этой общей традиции или нет?

К сожалению, я бы этого не сказал. Мне кажется, что российское кино сейчас по-прежнему находится в тяжелом кризисе. Хотя, есть некоторые симптомы не то что выздоровления, но как бы надежды на него. Дело в том, что сейчас запускается довольно большое количество картин, которые уже в запуске или даже в работе или уже близки к завершению, достаточно талантливых людей, и мне кажется, что через какое-то время мы почувствуем некий качественный скачок. Хотелось бы в это верить.

XS
SM
MD
LG