Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сдача в эксплуатацию здания вспомогательного корпуса Большого театра


Марина Тимашева, Москва:

Сегодня, 9 июля, в три часа дня полностью сдано в эксплуатацию здание вспомогательного корпуса Большого театра. Вспомогательный корпус состоит из трех зданий: дома Щербатова, бывшего здания Внешэкономбанка и соединяющего их между собой внутреннего дворика с фонтаном под стеклянным куполом. Здесь расположены технические и административные помещения, а также хоровые, балетные, оперные залы и зал для репетиций миманса. Корпус строили пять лет, на сей день он обошелся в 40 миллионов долларов, но это еще не все. Увы, в корпусе нет ни штор, необходимых для акустики, ни музыкальных инструментов. То есть, некоторые есть, но они переехали из основного здания на время. Полный комплект инструментов будет только следующим летом, То есть, здание есть, но работать в нем затруднительно. С точки зрения архитектуры понятно, что дом Щербатова внутренней стороной сделан под XVIII век, внешней ( лицом к городу) под XIX, таким образом авторы проекта Александр Маслов и Владимир Ковшель учли 200-летние перемены в облике дома. Во вспомогательный корпус все переберутся окончательно, когда начнется работа в основном здании. Но воз и ныне там. Филиал должен быть введен в эксплуатацию осенью 2002-го года. А 1-го января 2003-го будет закрыт сам Большой театр. Говорит генеральный директор Большого театра Анатолий Иксанов:

Анатолий Иксанов:

Ни у кого вызывает сомнений то, что зрительская часть должна быть отреставрирована. Это безусловно. Споры, как вы знаете, возникают в основном по поводу сценической части, которая, на мой взгляд - я убежден в этом и продолжаю настаивать - она должна быть реконструирована, чтобы она могла соответствовать сегодняшнему уровню требований к современному театру. Без современного пространства, без современной технологии, без современной сцены нам трудно говорить о движении театра вперед. В этой части идут дискуссии, и охрана памятников - ну, не сдает позиции, но, во всяком случае, постепенно соглашается на требования театра. Не может быть современной сцены при наличии такого ограничителя, коим является полуразрушенная арка Бове - она просто стоит на пути развития просто сценического пространства. И не спроста эту арку - не в этом году, и не 10 лет назад, а уже в конце прошлого века она оказалась внутри пространства театра, театр тогда развивался и говорить сегодня о том, чтобы вернуться к прежнему состоянию - это значит делать из Большого театра музей XIX века.

Марина Тимашева:

Большинству зрителей Большого театра судьба арки неинтересна - им важно, чтобы вместе с ними или им на голову не рухнули балконы и ярусы Большого театра.

XS
SM
MD
LG