Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Каннский фестиваль подходит к концу


Дмитрий Волчек:

Подходит к концу Каннский фестиваль. Среди уже прошедших в конкурсном показе лент фильм Александра Сокурова "Телец" и "Малхолленд Драйв" Дэвида Линча. Об этих и других фестивальных картинах я беседовал с кинокритиком Андреем Плаховым.

Андрей, как восприняли международные критики и каннская аудитория фильм Александра Сокурова "Телец"?

Андрей Плахов:

Картина была показана в четверг для публики и предварительно для прессы. Реакция публики была уважительная. Что касается отзывов прессы, то они разнообразные, и можно сказать, что картина вызвала довольно острую полемику. Спектр мнений колеблется от того, что это замечательное произведение, очень грустное, очень человечный фильм, показывающий интимные моменты знаменитой личности, такой, как Владимир Ленин, показывающий его как обычного человека - вплоть до того, что это очень претенциозный монотонный фильм, который забывает о своей публике...Также и идеологически некоторые критики картину не приняли и отнеслись к ней критически. Тем не менее, можно сказать, что фильм вызвал, во-первых -интерес, во-вторых подавляющая часть мнений французской прессы, которые я до сих пор успел прочитать - положительные. Газеты - и "Фигаро", и "Юманите", и "Либерасьон" опубликовали рецензии, полные энтузиазма и уважения к Сокурову как к художнику, а также к его сценаристу Арабову, с которым было сделано несколько интервью. Одним словом, фильм не прошел незамеченным и вызвал в Канне заметный интерес.

Дмитрий Волчек:

Зная пристрастия жюри - можно ли сказать, получит ли этот фильм какую-либо премию в конкурсе?

Андрей Плахов:

Вот это сказать очень трудно. Дело в том, что с одной стороны на Сокурова и его картину работает то обстоятельство, что вообще весь фестиваль ориентирован на кино так называемого "АртХауса", то есть, непростые не "мэнстримовские" фильмы, фильмы неголливудского толка, а именно такого интеллектуального, европейского. Председатель жюри - норвежская актриса, подруга Бергмана Лив Ульман наверняка в значительной степени разделяет эту направленность фестиваля. С другой стороны, Лив Ульман достаточно политизирована - например, по неофициальным сведениям, ей очень нравится боснийская картина "Ничья земля" или "Безлюдная земля", в которой поднимаются проблемы современной ситуации в бывшей Югославии. Есть и ряд других картин, очень серьезных, очень разных, которые претендуют на внимание жюри, и в том числе и фильмов именно вот такого "артхаусного" толка, именно такого интеллектуального, которые могут как раз с Сокуровым соперничать. Кроме того, как я уже сказал, картина Сокурова и идеологически не у всех вызвала энтузиазм - именно потому, что он показывает такую знаменитую фигуру, личность, как Владимир Ульянов-Ленин как обыкновенного человека. Но некоторые говорят: "Он-то нам интересен как раз не тем, что он обыкновенный человек, а тем, что он человек необычной судьбы, его роль в истории необычна, она выделяется, она значительно отличается от того, что делает простой человек в своей жизни..." Поэтому это вопрос для дискуссий и думаю, что в жюри в этом году вообще будет большая дискуссия по поводу того, каким картинам давать призы.

Дмитрий Волчек:

Картина Сокурова - единственный российский фильм в конкурсной программе, но не единственный - на Каннском фестивале в целом - не так ли?

Андрей Плахов:

Да... Во-первых, есть фильмы, которые показывают в "Особом взгляде" - это короткометражный фильм режиссера Александра Велединского "Ты да я да мы с тобой", но главным образом нужно сказать о полнометражном фильме "Место на земле" режиссера Артура Аристакисяна, который показывается в "Двухнедельнике режиссеров". Этот режиссер, живущий в Москве, снимал эту картину несколько лет с большими трудностями и конфликтами, и вот, в конце концов, она показана в Канне. Можно сказать, что фильм тоже вызвал интерес. Интерес и к необычной личности режиссера - этот фильм рассказывает о современных полубомжах, полухиппи, причем снималось все это в натуральных условиях. Режиссер собрал коммуну таких людей, они жили своей жизнью, режиссер жил вместе с ними, и одновременно проходил процесс съемок. То есть, этот фильм по-своему экспериментальный. Он поднимает и социальные проблемы нашего общества, но также проблемы более общие, экзистенциальные. Картина тоже не у всех вызвала восхищение, были высказаны совершенно противоположные точки зрения, и это тоже своего рода провокация, как вот, скажем, и Сокурова некоторые - одни сравнивают с Чеховым и Ионеску, а другие говорят, что это просто неудачный фильм - так же и с Аристакисяном - обе эти российские картины, участвующие в Каннском фестивале, показывают, что российское кино, в общем, стоит на достаточно радикальном пути, во всяком случае, в этом фестивальном варианте.

Дмитрий Волчек:

Просматривая репортажи кинокритиков, работающих в Канне, в российской прессе я сразу же заметил, что особый акцент делается на фильме Дэвида Линча "Малхоллэнд Драйв", и это совершенно естественно, потому что Линч в России невероятно популярен еще со времен "Твин Пикс". Каково ваше ощущение - каковы ваши впечатления от этой картины?

Андрей Плахов:

Впечатления у меня непростые. Я с огромным интересом и наслаждением смотрел новый фильм Линча "Малхоллэнд Драйв", и первые две трети фильма мне казалось, что это просто шедевр, и что Линч находится в очень хорошей форме, а может быть даже и сделал какой-то шаг вперед. Но последняя треть фильма несколько ошарашила, можно сказать - не только меня, но и большинство фестивальной публики. Во-первых, разошлись трактовки, интерпретация того, что собственно происходит в картине Линча. Конечно, его фильм о том, что реальность вообще непознаваема, но эту мысль он развивает таким образом, что возникают некоторые сомнения в целесообразности и эффективности этого типа драматургии. Если "Твин Пикс" - это "двойные вершины", то эту картину можно было бы назвать "двойные глубины", потому что в ней тоже речь идет о двойной идентификации, раздвоении личности, об уходе в миры подсознания. Часть фильма можно интерпретировать просто как сон или мечту, но в любом случае фильм Линча начинает как-то проявляться в сознании, как это бывает и с человеческими снами, и вот, спустя уже два-три дня после просмотра, я начинаю ощущать в нем что-то новое. А сегодня - после интервью, которое удалось сделать с Дэвидом Линчем, эта картина как-то выстроилась в моем сознании, и даже заняла более высокое место, чем предварительно мне казалось после просмотра. Так что этот фильм, безусловно, значительное событие Каннского фестиваля, и, наверное, тоже будет как-то рассматриваться жюри в качестве возможного кандидата на призы.

Дмитрий Волчек:

Не могу вас не спросить - что же сказал вам Дэвид Линч?

Андрей Плахов:

Дэвид Линч говорил очень о многом. В частности, я задал ему вопрос: любит ли он Америку и какую больше - позитивную Америку картины "Простая история", мистическую Америку "Твин Пикса" или вот такую гламурную Америку Лос-Анджелеса и Лас-Вегаса, которая изображена в "Малхоллэнд Драйв" - Лас Вегаса здесь, правда, буквально нет, но по эстетике - я имею в виду... Линч сказал, что, прежде всего, он действительно любит Америку, и хотя может быть его больше даже, чем на родине, ценят за его творчество в Европе, но, тем не менее, он - американец, ощущает свою связь со всеми этими как бы вариациями американского мифа, американской истории, американской мечты.

Дмитрий Волчек:

Ожидалось, что Дэвид Линч радикально сменит эстетику - на это намекал его предыдущий фильм "Простая история". Судя по всему, в новой картине "Малхоллэнд Драйв" он вернулся к привычной своей сюрреалистической двусмысленности прежних фильмов, таких, как "Шоссе в никуда" и "Дикие сердцем" - не так ли?

Андрей Плахов:

Да, и особенно "Твин Пикс". Дело в том, что новая картина - у нее есть такая особенность, она выросла из проекта сериала, который не осуществился, но сделан был как бы "пилот". И делался он в то же самое время, когда Линч снимал "Простую историю" - картину совершенно другого плана. Видимо, работает процесс какого-то вытеснения или компенсации. Буйная фантазия, которая не находила выхода в "Простой истории", выплеснулась в этот "пилот" телевизионного сериала, но затем возникли новые ситуации, когда продюсеры по каким-то совершенно посторонним, не связанным с Линчем, причинам отказались финансировать сериал, и тогда другие продюсеры решили сделать из этого фильм. Линч рассказывал, что он очень долго думал о том, какой найти ход, чтобы связать... "Пилот" - ведь это открытая структура, в которой многие драматические узлы не связаны, и Линч сказал, что вдруг как-то ночью к нему пришло вот это осознание того, что можно сделать, пришла идея, а он всегда считает, что все образы вырастают из идеи - он просто дает идее правильно развиваться, и она как бы сама переходит в эмоциональную область, переходит в образ. И он нашел этот ход, и сделал эту картину. Причем характерно, что эта мысль пришла ему ночью, поскольку, хотя он никогда не иллюстрирует свои сны в буквальном смысле, как он сказал, тем не менее, ночью мозг работает иначе, чем днем, и именно ночью приходят иногда самые лучшие идеи.

Дмитрий Волчек:

Андрей, о пристрастиях возглавляемого Лив Ульман жюри мы уже говорили, а есть ли у вас свои собственные фавориты на этом фестивале в этом конкурсе? Или это как раз "Малхоллэнд Драйв"?

Андрей Плахов:

Нет, у меня есть и другие фавориты. "Малхоллэнд Драйв"тоже в их числе, но тут я не буду оригинален. Почти всем критикам и экспертам на фестивале понравились такие картины, как, скажем, фильм итальянского режиссера Нанни Морретти - "Комната сына" - восемь французских критиков уже как бы присудили этой картине Золотую пальму и она считается главным фаворитом на Золотую пальмовую ветвь. Вторая картина, которая мне очень нравится - фильм Жака Реветта, который можно перевести как "Иди и знай", или "Если бы знать". Ветеран французской "новой волны" снял, по-моему, полную юмора и очень элегантную историю, свидетельствующую о его творческой молодости, несмотря на семидесяти с лишним летний возраст. Плюс, конечно, картина Михаэля Ханеке "Пианистка". Особенно ее первая половина настолько потрясающая, что заставляет даже забыть о некоторых драматургических недостатках второй. Но тут претенденткой будет, наверное, даже не режиссер, а исполнительница главной роли Изабель Юппер. Наконец, фильм ветерана, замечательного португальского режиссера Мануэля Ди Оливейра "Я иду домой" тоже очень многим нравится, и мне в том числе. Мне кажется, что все эти картины имеют очень серьезные шансы. Плюс "Ничья земля" - политический боснийский фильм, плюс фильм иранца Мохсена Махмальбафа, тоже связанный с политикой - "Кандагар". В общем, было достаточно много интересных картин. Я не согласен с мнением некоторых экспертов о том, что Каннский фестиваль в этом году был "слабый".

XS
SM
MD
LG