Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Проекты восстановления разрушенных в Афганистане талибами статуй Будды


Ведущий программы "Темы дня" Дмитрий Волчек беседует с работающей в Афганистане чешской журналисткой Петрой Прохазковой.

Дмитрий Волчек:

Глава временной администрации Афганистана Хамид Карзай принял решение восстановить две гигантские фигуры Будды, вырезанные в скале в провинции Бамиан около полутора тысяч лет назад и взорванные талибами в прошлом году. Карзай назвал уничтожение статуй национальной трагедией. Чешская журналистка Петра Прохазкова, работающая в Афганистане, побывала на днях в провинции Бамиан. Я попросил ее рассказать о проекте восстановления разрушенных памятников:

Петра Прохазкова:

Сказать, что что-то осталось от этих прекрасных скульптур, нельзя - они были полностью уничтожены. Талибы очень старались, чтобы не осталось ничего. Если стоять на противоположном холме, и если солнце светит в правильном направлении, можно видеть только очертания этих скульптур, просто можно узнать, что эти скульптуры там были. Остались некоторые камешки, которые сейчас лежат под палатками, чтобы их люди не разворовали, но из этих камешков вряд ли можно восстановить скульптуры в том виде, в каком они были до уничтожения талибами.

Дмитрий Волчек:

То есть, обещания Хамида Карзая восстановить эти скульптуры остается скорее риторическим?

Петра Прохазкова:

Я думаю, что это стремление, конечно, уже высказал министр культуры Афганистана несколько месяцев назад, и об этом говорили представители ЮНЕСКО. Конечно, что-то можно восстановить, но это не будет тем, что здесь было, потому что эти скульптуры очень высокие, очень большие: одна была высотой 53 метра, вторая - 35 метров. И они являлись частью этой скалы, это не были скульптуры, стоящие на открытом пространстве. Они являлись, можно сказать, частью этой природы. В этих скалах, кроме скульптур, находится огромное количество маленьких пещер, тоже с какими-то скульптурами, с какими-то рисунками. Все это значительно повреждено, и восстановить все это, все эти памятники, по-моему, невозможно. Можно попытаться восстановить что-то, но это уже никогда не будет тем, что собой представляли эти скульптуры до уничтожения талибами.

Дмитрий Волчек:

Хамид Карзай сказал, что есть какой-то афганский скульптор, который 23 года жил за границей и сейчас возвращается в Афганистан, и представил дизайн восстановления этих статуй. Известно ли вам что-то об этом?

Петра Прохазкова:

Да, об этом здесь говорят. Кроме этого скульптора месяц назад здесь появились какие-то китайские специалисты, которые тоже представили свои проекты восстановления статуй Будды. Надо сказать, что это очень похоже на то, что представляли собой эти скульптуры до уничтожения, но, по-моему, и эти специалисты тоже об этом говорили, нельзя это восстановить на том же месте, где были эти скульптуры, потому что там - просто дыра, которая образована взрывами, которые, между прочим, длились почти месяц. Надо, наверное, эти скульптуры поместить рядом, не на том месте, где они были. Есть разные проекты, авторы которых хотят сделать на том же месте. Некоторые думают, что можно попробовать вытесать в скале эти скульптуры рядом. Но я думаю, что окончательное решение еще не принято и, прежде всего, это будет стоить денег, это будут огромные финансовые средства.

Дмитрий Волчек:

Но вот раз мы заговорили о финансовом обеспечении этой операции, есть ли шансы на то, что какие-то международные организации - ЮНЕСКО, ООН - предоставят эти суммы, и ведутся ли такие переговоры?

Петра Прохазкова:

Да, такие переговоры ведутся. Они начались с ЮНЕСКО уже два месяца назад, даже некоторые китайские бизнесмены говорили о том, что могли бы финансировать эти работы. Но пока не была установлена конечная сумма, сколько бы это все стоило. Никто не представляет, сколько людей должно работать на таких работах. Конечная сумма не установлена, но она будет, конечно, огромной, и надо сказать, что жители Бамиана, которые, может быть, участвовали бы в этих работах, для них бы это был огромный шанс. Они об этом говорят, и нам об этом говорили с огромным восторгом, потому что для них бы это была работа и зарплата, и это бы было не только возобновлением культурных ценностей, этого памятника, но это бы означало и огромный социальный взрыв - в положительном смысле.

Дмитрий Волчек:

Талибы уничтожили не только статуи в Бомиане, но и другие памятники немусульманской, в первую очередь, буддистской культуры в Афганистане. Сейчас, после прихода к власти новой администрации, очевидно, проводится какая-то ревизия. Собственно, что уничтожено, и что сохранилось? И сохранилось ли что-то?

Петра Прохазкова:

Мы, например, были недавно в очень известном и когда-то красивом Кабульском музее, где тоже хранились буддистские памятники. Надо сказать, что музей полностью уничтожен. Талибы уничтожили не только Будду, просто о Будде все говорят, он они уничтожили почти все, что не относилось к исламской культуре: прекрасный Кабульский театр, который находится в руинах, там афганские актеры стараются проводить какие-то работы, и уже там представили две афганские пьесы. Все это возобновить будет стоить огромных денег, и это будет очень долго длиться. Например, Кабульский музей страдает о того, что почти все вывезено. Афганское правительство недавно призвало всех жителей Афганистана, чтобы, если кто-то что-то сохранил, чтобы вернул туда, где взял. Но правительство опасается того, что почти все ценности были вывезены за границу, прежде всего, в Пакистан, так что восстановить то, что было украдено и вывезено, в принципе нельзя.

XS
SM
MD
LG