Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Программа Каннского кинофестиваля и ситуация вокруг российских кинопремий


Ведущий программы "Темы дня" Петр Вайль беседует с кинокритиком Андреем Плаховым.

Петр Вайль:

Сегодня объявлен список двадцати двух фильмов, которые войдут в конкурсную программу Каннского фестиваля. Среди них - картина Александра Сокурова "Русский Ковчег". Фестиваль откроется 15 мая фильмом Вуди Аллена "Голливудская концовка" и закроется 26-го мая лентой Клода Лелюша "А сейчас, леди и джентльмены...". По традиции на открытии и закрытии показываются внеконкурсные фильмы. Как же выглядит программа Каннского фестиваля - об этом я побеседовал с кинокритиком Андреем Плаховым.

Андрей, у вас, как и у меня, есть список программ предстоящего Каннского фестиваля, он производит впечатление своими громкими именами режиссеров. Обращает на себя внимание, скажем, фильм "Пинч Дранк Лав", можно перевести, наверное, как "Пьяная любовь" или "Вдрызг пьяная любовь" Пола Томаса Андерсона, который снял выдающийся фильм "Магнолия", победитель Берлинского кинофестиваля; фильм Марко Беллоккьо, Аки Куорисмяки, Романа Поланского и, конечно, что всем нам особенно интересно, фильм Александра Сокурова. Давайте, с него, может быть, и начнем? Это фильм "Русский Ковчег". Что это за фильм? Каковы его шансы?

Андрей Плахов:

Рассказать более подробно я не могу, потому что этого фильма никто не видел, кроме самих его создателей и членов отборочной Каннской комиссии. И они смотрели его, насколько я знаю, в черновом варианте. Этот фильм буквально взят с колес. Он монтировался в Германии, и вот был показан, встречен, насколько я знаю, с восторгом, и включен в Каннский конкурс. Известно только то, что эта картина снималась в Эрмитаже, что она снималась на современной дигитальной технике, особой видеокамерой, одним единственным полуторачасовым кадром. То есть, все действие реально было снято одним кадром, что, в общем, в своем роде, уникально. Учитывая, что, сама эта съемочная площадки была очень сложной, Эрмитаж, и что в действии участвует несколько сотен артистов, танцоров, статистов и что там разыгрываются какие-то картины из истории России, а может быть, не только России, истории и культуры...

Петр Вайль:

Это сколько же нужно было репетировать?

Андрей Плахов:

Это все очень долго готовилось. Эта сложнейшая работа в результате была проведена за полтора-два часа, и результат ее, очевидно, нам предстоит вместе с Каннской публикой оценить. Вскоре, наверное, картину увидят и в России. Я думаю, что шансы у этой картины есть, уже даже по тем сведениям, которые доходят из Канна. Это уже третья картина Александра Сокурова, которую берут в конкурс этого фестиваля, отметая огромное количество других претендентов, очень именитых и с, в общем-то, иногда интересными фильмами. Это говорит о том, что имя Сокурова действительно очень серьезно сегодня котируется на фестивальном раскладе и, в частности, в Канне.

Петр Вайль:

Андрей, понятно, что трудно говорить о фильме, которого еще никто не видел, но знаменитая фраза о том, что кино началось тогда, когда пленки коснулись ножницы, картина, снятая без монтажа, это что - возврат к самому началу кино, что ли?

Андрей Плахов:

Я так понимаю, что если это и возврат, то на абсолютно новом уровне, потому что это все делалось с помощью новейшей техники, которая и дала возможность в рамках одного кадра создавать сложнейшее движение, создавать сложнейшие перспективы, прослеживать какие-то траектории внутри этого кадра. В общем, наверное, подробнее об этом мы будем говорить, когда увидим фильм, но ясно, что это, если и возврат, но на абсолютно новом витке.

Петр Вайль:

А какие еще фильмы кажутся вам конкурентоспособными в борьбе за золотую пальмовую ветвь, из того списка, который мы с вами видим?

Андрей Плахов:

Список этот обращает внимание на себя, прежде всего, тем, что имена очень знакомые. И знакомы они по тем же самым Каннским спискам. Можно сказать, что многие участники конкурса, и Дэвид Кроненберг, канадский режиссер, который возглавлял жюри несколько лет назад, и Аббас Киаростами из Ирана, упомянутый уже Куорисмяки из Финляндии, и Марко Беллоккьо. Почти каждое имя, которое мы встречаем, включая и Сокурова, это все, так сказать, каннская номенклатура. То есть, режиссеры, которые уже прочно ассоциируются с Каннским конкурсом, и почти каждая их картина туда попадает. С одной стороны, это говорит о некотором консерватизме на фестивале. С другой стороны, о том, что он остается привержен именно концепции авторского кино, то есть режиссеров-авторов, которые снимают кино не коммерческое, но открывающее новые горизонты в киноискусстве. Каковы будут перспективы распределения призов сказать, конечно, крайне сложно, не видя этих фильмов. Это все крупные мастера, мы еще не назвали Майка Ли, англичанина...португальца Мануэля ди Оливейра , и других французских авторов, их тут целых пять. Поэтому конкуренция будет достаточно сильной, результат мы узнаем только через месяц.

Петр Вайль:

Вы сказали, что Сокуров в третий раз попадает в конкурсную программу Каннского фестиваля. Но успехов больших до сих пор не было. В последний раз в Каннах показывался фильм "Телец" и прошел, в общем, довольно таки вяло?

Андрей Плахов:

Да это, наверное, так, тем не менее, Каннский фестиваль отличается, как я уже сказал, каким-то удивительным постоянством по отношению к тем людям, которых он поддерживает и считает достойными. Это случается и с другими авторами, ведь все не могут получать призы, говорят - Золотая пальмовая ветвь - как будто бы неполучение ее какой-то страшный провал. На самом деле - нет. Само включение в Каннскую программу чрезвычайно престижно и почетно, и свидетельствует как бы, что режиссер и его картины включены как бы в высшую лигу. Дальнейшее - это уже вопрос различных интриг внутри фестиваля, внутри жюри, различных столкновений каких-то различных точек зрения, мнений или личных человеческих отношений, иногда и борьбы продюсерских стратегий. Не секрет, что Каннский фестиваль старается награждать все-таки золотой пальмовой ветвью картину, которая имеет коммерческие шансы определенные, скажем если это был Ларс фон Трир -"Танцующая в темноте", и другие фильмы. Как мы знаем, скажем, фильмы Тарковского получали призы, но не главные, несмотря на то, что все понимали значение этого режиссера. Каннский фестиваль всегда старается немножко балансировать между коммерцией и искусством. Тем не менее, искусству отдается приоритет. И включение таких режиссеров, как Сокуров, если уж мы берем его в качестве примера - это яркий показатель данной тенденции.

Петр Вайль:

Андрей, коль скоро мы упомянули "Тельца", то нельзя не сказать, что "Телец" через несколько дней, в субботу 27-го, будет претендовать на главную российскую кинопремию, на "Нику" - что вообще происходит с главной российской премией? Ведь известно, что Никита Михалков вроде бы вразрез "Нике" выдвинул идею другой главной премии - "Золотой Орел" - что со всем этим происходит?

Андрей Плахов:

Да, некая борьба, которая развернулась между "Никой" и "Золотым Орлом" и стоящей за каждым из них киноакадемий, их теперь уже две в России, несколько внесла такой, я бы сказал, нездоровый ажиотаж в кинематографическую жизнь, но, как это часто бывает, привела к довольно непредсказуемым, может быть, результатам для тех, кто инспирировал весь этот процесс, потому что "Ника", которая, разумеется, имеет свои достоинства, свои недостатки и свою судьбу, как говорится, которую она уже в течение 15 лет проживает, в общем, имела некие проблемы в этом году - не самый "урожайный" год был, не очень, может, были интересные фильмы в большинстве своем. Тем не менее, как раз вот появление "Золотого орла", этой не очень здоровой конкуренции без всяких интриг, которые тому сопутствовали, привело неожиданно к тому, что к книге появился какой-то интерес, которого она, может, была бы лишена без этого обстоятельства. Во всяком случае, кинематографисты многие консолидировались именно вокруг "Ники", и попытались отстоять ее право быть показанной на центральном телеканале. Она все-таки, насколько я знаю, будет показана, она состоится сама по себе, хотя были разговоры даже о том, что чуть ли не в тот день сдадут помещение Дома кино, специально, чтобы не пустить туда "Нику," но, судя по всему, ничего этого не произойдет, "Ника" состоится. Можно сказать, что ее фаворитом тоже является Александр Сокуров со своей картиной "Телец", которая является чемпионом по числу номинаций и, в общем, как бы на данном этапе все нормально.

Что касается "Золотого орла", то не очень понятно, потому что во вторник должна была состояться пресс-конференция Михаила Швыдкого, Эльдара Рязанова, председателя академии "Ника" и Владимира Наумова - председателя академии, которая организует приз "Золотой орел". Но Владимир Наумов заболел, пресс-конференция не состоялась, и по некоторым неофициальным слухам говорят, что возможно "Золотой орел" будет только презентован в этом году, а реально вручать его будут со следующего года.

XS
SM
MD
LG