Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Реорганизация государственных киностудий и ее возможные последствия


Марина Тимашева, Москва:

В пятницу на свет появились указы за подписью президента России о реорганизации федеральных государственных студий и о создании открытого акционерного общества "Российский кинопрокат". Речь в них идет о превращении киностудий из государственных унитарных предприятий в акционерные общества. Указ не означает, что завтра же случится изменение формы собственности. Уйти на это могут годы, но кинообщественность взбаламучена происходящими событиями довольно давно. Руководство киностудии "Мосфильм" вело открытую полемику по поводу акционирования с министром культуры на страницах газет. Сегодня стало ясно, что выиграло государство:

Александр Голутва (заместитель министра культуры по делам кинематографии):

Все...в форме государственных унитарных предприятий. Как форма непрозрачная, закрытая от контроля, позволяющая, оставаясь государственным предприятием, руководителям фактически приватизировать эти предприятия и делать на них, что хотят и так далее, и принято решение, которое сейчас постепенно реализуется о том, что государственные унитарные предприятия должны быть ликвидированы - имеется в виду не предприятия ликвидированы, а форма должна быть ликвидирована, и часть из них должна стать казенными предприятиями, в нашем случае - бюджетными учреждениями культуры, а другая часть должна стать акционерными обществами. Таким образом, вот у нас получилась еще одна коллизия: с одной стороны - вот это противоречие с законом, с другой стороны - задача, поставленная правительством по реорганизации предприятий. Нужно было искать выход из этого положения. Выход нашли, он совершенно простой и естественный, единственный на сегодняшний день правильный: что организационно-правовую форму можно поменять, а форму приватизации пока что можно не определять. Поэтому и предлагается преобразовать государственные унитарные предприятия, а именно в этом виде существуют наши сегодняшние киностудии, в акционерные общества со стопроцентным участием государства в их уставном капитале. Кого-то там переламывать и заставлять там насильно приватизироваться никто не собирается. Думают о том, что вот акционерное общество со стопроцентным государственным капиталом - более привлекательная форма для инвесторов, думают при этом о том, что вообще как бы совершенно неправильно по отношению к таким организациям, как киностудии, продолжать действительный фактический запрет как бы на их приватизацию. Думаем о том, что, естественно, это нужно решать в индивидуальном порядке, с согласия трудовых коллективов, в полной любви, мире и дружбе...

Марина Тимашева:

Итак, киностудии становятся открытыми акционерным обществами со стопроцентным государственным капиталом. Параллельно выделяются государственные предприятия, за которыми остаются все права на коллекции фильмов. Дальше эти предприятия поручают управлять коллекциями акционированным студиям. Но в случае изменении статуса студии, например, если зарубежный инвестор захочет выкупить контрольный пакет акций, права на фильмы остаются у государства и не попадают в частные руки. С киноколлекциями все кажется разумным. Иное дело с самими студиями. Пару месяцев тому назад, отвечая на мой вопрос, министр культуры Михаил Швыдкой просил не путать акционирование с приватизацией и не далее как в четверг повторил эти слова информационным российским агентствам. В пятницу Александр Голутва высказал иную, безусловно, верную точку зрения: акционирование есть просто переходная к приватизации стадия. Александр Голутва утверждает, что для инвесторов более привлекательна форма акционерного общества. Мосфильмовцы в ответ твердят, что частный капитал приходит в те проекты, которые могут принести прибыль. "Кино, если это не порнография или что-то в том же роде, в России прибыли не приносит и долгие годы приносить не будет". Голутва возражает, что такой вывод исходит из старого марксистского положения, которое давно умерло, по его словам, о том, что спрос рождает предложение. "Сейчас, - говорит он, - предложение рождает спрос". Правда, сказать "предложение рождает спрос" можно, когда продавец может заставить покупателя что-то приобрести. Государство такими возможностями располагает, но при этом совершенно не важно, какова форма собственности - унитарное или акционерное предприятие. Александр Голутва считает, что акционерное общество - более прозрачная форма собственности:

Александр Голутва:

Во-первых, это первый шаг к приватизации - да? Во-вторых, чего хотят инвесторы? Наши все-таки в основном темнили, а в основном - зарубежные- они хотят, чтобы они имели дело с открытыми, прозрачными структурами. Понимаете, акционерные общества - это на три порядка более прогрессивная организация в этом смысле, чем государственное унитарное предприятие. Там есть закон об акционерных обществах. Закона о предприятиях нет, и вряд ли будет, потому что их начинают ликвидировать. Понимаете... По этому закону расписаны все процедуры: как что, кто отчитывается, каждый год аудит, опубликование отчетов финансовых в прессе, и прочее, и прочее... Ну, кто-нибудь знает, сейчас, что где происходит, что сдано в аренду, что не сдано в аренду, понимаете, кто где хозяин в каком цехе, там... Хозяева студии и то часто этого не знают, они часто думают, что один хозяин, а на самом деле там другой.

Марина Тимашева:

Государственное унитарное предприятие есть единая и неделимая форма собственности - его можно продать или подарить только целиком. Акционирование дает возможность распродать предприятие по частям или незаметно его разбазарить. Например, студия влезает в долги, отдает долг акциями, они попадает в частные руки, часть студии оказывается приватизированной, а дальше, поскольку кино снимать невыгодно, площадь или земля отводятся подо что угодно. Так думают Карен Шахназаров, Савва Кулиш, Владимир Досталь, Сергей Колосов, Вадим Абдарашитов и многие другие. С их мнением не посчитались. На мой вопрос, каковы гарантии, что на месте Мосфильма или иной студии не появится теннисный корт, Александр Голутва отвечал вот так:

Александр Голутва:

В указе в последнем пункте прямо об этом говорится, что при всех преобразованиях, какими бы они ни были, должен остаться основной кинематографический профиль этих организаций. Это первое. Второе: мы знаем массу примеров о том, что без всякой приватизации от государственной собственности ничего не оставалось. Есть куча способов обанкротить любое предприятие, продать его за долги. Все что угодно можно сделать, при желании так же, как с акционерным обществом...Здесь разницы никакой в этом смысле нет... Мы же не говорим, что государственное влияние и контроль за этим процессом уже прекратились, и завтра этого не будет. Два года они будут государственными унитарными предприятиями, а может - четыре.

Марина Тимашева:

И последнее: министр культуры Михаил Швыдкой говорит, что Мосфильма юридически, например, вообще не существует. То есть, он существует по законам 1992-го года, которые сейчас после принятия нового Гражданского кодекса недействительны. На это тоже есть ответ. Закон не имеет обратной силы. Если по законам 1992-го все было легально, то все должно так и остаться, в противном случае приходиться через суд доказывать, что Мосфильма не существует. Впрочем, государство в России может доказать в суде что угодно.

XS
SM
MD
LG