Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Беседа с режиссером фильма "Американская трагедия"


Владимир Морозов, Нью-Йорк:

11 марта на ОРТ - премьера документального фильма "Американская трагедия". Под обломками башен Всемирного торгового центра остались 3 тысячи жертв. Среди них 97 человек "наших". Фильм не разделяет их на эмигрантов и граждан России, достаточно того, что родным языком погибших был русский. "Американская трагедия" - о них и об их семьях. Автор ленты - живущий сейчас в Америке российский режиссер Георгий Гаврилов. Для американского зрителя подготовлена копия с английскими субтитрами, потому что на экране говорят только по-русски. От места катастрофы до киностудии - 10 минут на метро. Георгий, скажите, чья эта студия и как возникла идея фильма?

Георгий Гаврилов:

Ну, вот мы с вами находимся в нашей компании, которая называется "ПМЖ Продакшэн". Почему "ПМЖ" - потому что мы только что произвели на свет сериал "ПМЖ - постоянное место жительства". Мы - это я и несколько моих партнеров. Взрывы были настолько ужасающими, и мы оказались в этот момент в Нью-Йорке, и стали свидетелями, и мои друзья-операторы снимали, российская компания "ОРТ", они предложили нам сделать картину и стали заказчиками в данном случае.

Владимир Морозов:

У нас у всех еще на памяти Олимпиада с ее многочисленными трениями, одна французская газета недавно пошутила, что если бы Олимпиада продолжалась еще неделю, то началась бы Третья мировая война. Вам не кажется, что эти настроения как-то могут повлиять на восприятие вашего фильма в России?

Георгий Гаврилов:

Я, на самом деле, и не только я, а все мы, те, кто эту картину делал, мы все волнуемся, конечно, и думаем о том, что эта премьера пройдет успешно, потому что все-таки здравомыслящих людей больше. Даст Бог, 11 числа будет премьера картины на ОРТ, наконец, она выйдет, и я надеюсь, что отзывы на нее будут соответствующими, мы как-то сможем изменить эту структуру "ватного" отношения к тому, что произошло здесь.

Владимир Морозов:

Что вы имеете в виду - "ватное" отношение?

Георгий Гаврилов:

Я имею в виду самые типичные фразы, которые мне пришлось услышать, будучи в Москве уже после того, что случилось, после 11 сентября - "А вот так им и надо", - понимаете, вот эта фраза, произнесенная моими соотечественниками, она мне режет ухо. Я помню, когда в Москве были страшные взрывы, и мои друзья мне звонили, и я звонил, и здесь в средствах массовой информации об этом говорилось, то есть, мы переживали здесь, и американцы это переживали довольно искренне. И вообще, политика в данном случае не работает, потому что действительно 11 сентября разделило всех на "наших" и "не наших".

Владимир Морозов:

Георгий, прежде, чем мы дойдем до "наших" и "не наших", скажите, кто вы такой, вы российский подданный, или эмигрант? Каков, так сказать, ваш статус?

Георгий Гаврилов:

Если говорить о формальной стороне дела - я гражданин России и у меня грин-кард американский. Я себя хорошо чувствую в России и неплохо чувствую в Америке, и достаточно вольготно ощущаю в Европе, слава Богу. "Наши" - это те, кто нормальные люди, кто пострадали в этих башнях. Далеко не все из них русские, представители более чем 26 национальностей погибли, в том числе 400 мусульманских, поэтому, естественно, участие русских в этой ситуации, в этом деле было принципиально важным, и то, что в России не знают об этом - для меня это как бы нонсенс. Потому что там погибли - это то, что вообще должно составлять национальную гордость страны, вот один из ребят, к сожалению, у нас в фильме его нет, мы о нем узнали только уже после того, как мы сняли картину, это человек, который родом из Кемерово, он был инженером в одной из башен ВТЦ, и он вывел более 60 человек, продолжая подниматься и спускаться, выводя людей из башни, будучи знакомым с этими переходами внутренними, и так далее. И потом, когда все это стало рушиться, он успел позвонить жене и сказать, что уже не выйдет сам. Это героические абсолютно поступки сегодняшних дней.

Владимир Морозов:

Как его звали?

Георгий Гаврилов:

Фамилия его Князев, по-моему, Александр. И таких немало было среди наших соотечественников, то есть, это была элита, технической интеллигенции в том числе, среди которых очень много русских. Грустно, что в России это не нашло, пока еще не нашло - об этом никто не сказал широко. Все еще продолжается повторение фразы о том, что это "их трагедия", "вот, им, американцам, пусть они", - и прочее. Не "они" и не "американцы"! Это все гораздо шире, это абсолютно международная - это и российская трагедия, это трагедия любого народа, если этот народ претендует на звание такого, если это не оголтелый терроризм.

XS
SM
MD
LG