Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Неудавшееся перезахоронение праха Анны Павловой - роль российских официальных лиц и точка зрения Валентины Жиленковой


Марина Тимашева, Москва:

В 1993-м году Театр классического балета имени Анны Павловой под руководством Валентины Жиленковой, выступил с инициативой переноса урн с прахом Анны Павловой и Виктора Дандре из Лондона в Москву. Основанием послужила строка завещания мужа Анны Павловой Виктора Дандре. Обращение к Президенту Ельцину подписали ныне покойные Галина Уланова, Иван Козловский и Махмуд Эсамбаев и люди здравствующие: Юрий Григорович и Елена Образцова, Ирина Архипова, Марк Захаров и Олег Табаков, Евгений Колобов и Георгий Жженов, Владимир Войнович и Людмила Гурченко. Всех имен не перечислить, это не только российские деятели культуры, но и политики, и знаменитые иностранцы. Говорит Валентина Жиленкова:

Валентина Жиленкова:

Десятки представителей культуры, в том числе представители 15 стран мира, деятели балета, обратились к президенту Ельцину и мэру Москвы Лужкову, послу Великобритании сэру Брайану Фоллу о том, чтобы перенести прах Анны Павловой и ее супруга Виктора Дандре на Новодевичье кладбище... Мы не связывались с представителями - с теми, кто подписал это письмо. Мы были уверены, что если они поддержали в 1993-м году, то они поддержат и сейчас. Но... мнения меняются.

Марина Тимашева:

Тогда петербургская интеллигенция запротестовала ( жизнь балерины была связана с Петербургом, а не с Москвой), и процесс переговоров с Лондон Кримейшн Компани остановился. Тем не менее, Валентина Жиленкова обнаружила фрагмент воспоминаний Александра Вертинского о его встрече с Анной Павловой в Лондоне

Валентина Жиленкова:

..."Вы тоскуете по России"? - тихо сказал я. "Ужасно, мой друг, ужасно, до бессонницы, до слез, до головной боли, до отчаяния тоскую. Я мерзну в этой холодной и чужой стране, - тихо сказала она. -Все, не задумываясь, я отдала бы... иметь небольшую дачку с русской травой и березами где-нибудь под Москвой или Петроградом..."

Марина Тимашева:

Осенью уже Фонд имени Анны Павловой ( все с той же Валентиной Жиленковой во главе) объявил дату перезахоронения - 14 сентября 2000-го года. Препятствием, на сей раз, стал недостаток финансирования. И вот - уже во второй раз - перезахоронение праха было объявлено на 13 марта, а "London Cremation Company" подготовила урну к дальнему переезду. Но протесты деятелей культуры, а еще в большей степени просьба родственников Виктора Дандре и Анны Павловой, сделали свое дело. Министр культуры Михаил Швыдкой назвал перезахоронение "поспешным и нецелесообразным". Посольство России в Лондоне вроде попросило урну с прахом не отдавать, а администрация Новодевичьего кладбища якобы сообщила, что не в курсе дела. Почему приходится прибегать к словам вроде и якобы? Потому, что Валентнина Жиленкова не знает, что произошло. Она уверена, что все все знали

Валентина Жиленкова:

Кладбище все знало, абсолютно, потому что у нас есть документ из Департамента потребительских услуг - "участок расширен и будет готов". Мало того, когда прошла первая информация, они тут же подготовили, очистили от снега этот участок. Было все нормально, все хорошо до последнего момента. У нас есть все письма поддержки - и правительства России, и два письма есть от Швыдкого... Мы начинали эту акцию с благословения Русской Православной Церкви, мы получили письмо от Его Святейшества, что он может совершить панихиду в Храме Христа Спасителя - в день перезахоронения Анны Павловой и ее супруга... Никто не стал бы начинать тяжелейшую акцию, если бы не было поддержки Комитета по культуре Государственной Думы, не было бы поддержки правительства Москвы, правительства России, МИД, посольства Российской Федерации в Лондоне. Посольство нам помогало, особенно, в период, когда Анатолий Леонидович Адамишин был послом - с 1994-го года... Вы знаете, мы никакого официального отказа ни от кого не получали. Нам непонятно... Это политика, наверное, политика...

Марина Тимашева:

Никаких официальных уведомлений о перемене позиции правительства Москвы или Министерства культуры в Фонд не поступало. Между тем, речь идет действительно о перемене позиции. Цитирую письмо за подписью тогдашнего министра культуры Евгения Сидорова от 2 декабря 1993-го года на имя первого заместителя председателя Совмина РФ Шумейко: "Министерство культуры и МИД РФ поддерживают предложение о перемещении праха Анны Павловой. Правительство Москвы определило для этой цели место на Новодевичьем кладбище... Правительство Москвы готово выполнить необходимые работы...". Далее следует письмо от 18 января 1994-го года в Фонд имени Павловой от тогда еще заместителя министра культуры Михаила Швыдкого. Те же слова: "Министерство культуры поддерживает...". Наконец, письмо за подписью нынешнего министра культуры Михаила Швыдкого в Правительство РФ от 9-го августа 2000 года: "Министерство культуры готово оказать содействие в организации мероприятий по перезахоронению урн с прахом Анны Павловой и Виктора Дандре. В связи с согласием Правительства Москвы ( далее дана ссылка на письма мэра Москвы Лужкова и его заместителя Шанцева) осуществить необходимые работы по захоронению на Новодевичьем кладбище". Из этого документа ясно, что менее года тому назад правительство Москвы, а также Министерство культуры РФ поддержали инициативу Фонда имени Анны Павловой.

Теперь высокие инстанции переменили решение - и правильно. Удивителен тот факт, что никто из авторов писем не взял на себя хоть часть ответственности за манипуляции с прахом великой балерины и не принес извинения за допущенную ошибку. Частное лицо может проявить какую угодно инициативу, государственные чиновники не обязаны ее поддерживать. Если же поддержали, то они и ответственны. Равно как и деятели российской культуры, склонные подписывать всевозможные письма. Теперь их голосов в поддержку Фонда что-то не слышно. Не случайно "London Cremation Company" сообщила, что более не будет реагировать на запросы из России, и прах Анны Павловой навсегда останется в Англии.

Валентина Жиленкова:

Англичане однозначно сказали, что прах никогда не будет возвращен России.

XS
SM
MD
LG