Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Предложения Московского Патриархата по преподаванию в российских школах "Основ православной культуры"


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют бывший первый заместитель министра образования России Александр Асмолов - с ним беседовал корреспондент Радио Свобода Михаил Саленков, и международный обозреватель РС Джованни Бенси.

Андрей Шарый:

Как заявил на пресс-конференции Патриарх Московский и Всея Руси Алексий Второй, Русская Православная церковь считает необходимым ввести в средних учебных заведениях предмет: "Основы православной культуры", а в вузах - курс богословия. По словам Патриарха, каждый должен знать историю своей культуры. Такая точка зрения подверглась критике со стороны некоторых российских политиков. В частности, спикер Государственной Думы России Геннадий Селезнев резко выступил против введения в школах предмета об основах православия. Селезнев заявил, что это может отрицательно сказаться на отношениях между различными религиозными конфессиями и подчеркнул, что в России церковь отделена от государства. Вопрос о том, нужен ли в школе обязательный предмет по истории религии или просто "Закон Божий", вызывает споры во многих странах не только в России. Мой коллега Михаил Саленков попросил прокомментировать предложение РПЦ бывшего первого заместителя министра образования России Александра Асмолова:

Александр Асмолов:

Обсуждение подобных вопросов - это древняя история ломания в открытую дверь. Дело заключается в том, что еще в середине 90-х годов полностью разрешено в высших учебных заведениях введение такого курса, как теология. Что же касается школ и, прежде всего, общего образования, то давно существует возможность введения таких курсов, как основные религии мира, история религии, как курсов по выбору, я делаю на этом особый акцент. Во многих школах, особенно после выхода книги отца Александра Меня "История религии" также читаются курсы, связанные с основами православной культуры. Но главное и самое значимое здесь - что это курсы, которые читаются по выбору, то есть, факультативные курсы. Что же касается стандарта школьного образования как обязательного компонента, то в нашей полиэтнической, поликультурной, межконфессиональной стране попытка ввести жестко курс, отражающий лишь одну из конфессиональных ориентаций - эта попытка чревата взрывами и приведет к очень тяжелым последствиям. Что же касается истории православной религии как факультативного курса или введения к другим курсам, то я думаю, это вещь важная, поскольку без истории православной культуры немыслима история современной России.

Михаил Саленков:

По вашему мнению, эта идея сможет быть реализована?

Александр Асмолов:

Никогда, нигде и ни при каких условиях, и лишь в том случае, если Россия перестанет быть демократическим открытым обществом этот предмет как обязательный будет введен. Но тогда это будет другая страна, другое правительство и другой президент.

Михаил Саленков:

А не думаете ли вы, что этот шаг - попытка поднять духовную культуру молодежи? Когда кругом столько говорят о молодых преступниках, наркоманах - вот как вы думаете?

Александр Асмолов:

Духовная культура молодежи поднимается курсами истории, филологии, культурологии, социологии, которые идут в школах. И введение часа любви или часа патриотизма как та или иная вакцина ни к чему никогда не приведет, и не приводила. Как были "минутки любви", так и "минутки ненависти"... Поэтому так вопросы в образовании не решаются. Перед нами действительно тяжелейшая проблема духовного кризиса молодежи, тяжелейший серьезный вопрос, но ни один учебник сам по себе, как бы он прекрасно ни был написан и каким светлым человеком ни был бы он написан, без изменения серьезных ориентаций в системе образования он не выведет из кризиса.

Михаил Саленков:

Александр Григорьевич, если все-таки в школах появится такой предмет, как основы православной культуры как обязательный предмет - как вы думаете, как воспримут его сами учащиеся?

Александр Асмолов:

У нас разные учащиеся. У нас есть православные школы, у нас есть мусульманские школы как негосударственные школы. Там это явление вполне нормально и оправданно. Если он жестко будет навязан в школе, то не только учащиеся, но и учителя будут полностью правы, если скажут, что в нас, еще раз говорю, в стране, где много культур, в том числе и православная как одна из великих культур - это будет нонсенс, и тогда мы посмотрим, как будет вести себя ребенок, родители которого мусульмане, мы будем смотреть, как поведет себя ребенок, родители которого придерживаются буддизма или других конфессий. Еще раз говорю - жесткое введение будет противоречить принципам светскости образования и приведет к взрыву ненависти и потери духовности в стране.

Андрей Шарый:

"Основы православной культуры" в российских школах и "Закон Божий" в школах многих стран мира. Комментирует международный обозреватель Радио Свобода Джованни Бенси:

Джованни Бенси:

Преподавание религии в школе во многих странах вызывает оживленные споры и решается по-разному. Основной вопрос гласит: должна ли вообще религия быть частью учебной программы в государственных школах? В странах, где действует строгое отделение церкви от государства, ответ однозначен: нет. Государство представляет интересы всех граждан, верующих и неверующих, а среди первых - приверженцев всех религий. Пусть эти религии сами заботятся о просвещении своих чад на собственных курсах, воскресных школах и так далее. Это как будто идеальный вариант в демократической стране, где, как говорил итальянский политический деятель XIX века Камилло Бенсо ди Кавур, существует "свободная церковь в свободном государстве". В Италии такие вопросы всегда принимались очень близко к сердцу из-за присутствия на территории страны резиденции Папы Римского, главы Католической церкви.

Но такой подход предполагает трактовку религии как абстрактного предмета, относящегося, именно, только к области веры. Но религия - это не только, или не просто "вера" во что-то потустороннее. Религия тесно связана с моралью и, что не менее важно, с культурой, с историей того или иного народа. Образованный человек не может быть религиозно безграмотным. Разрешите мне процитировать еще одного итальянца, философа Бенедетто Кроче. Будучи либералом и склонным к агностицизму, он, тем не менее, говорил: "Мы не можем не считать себя христианами". Если у европейца, в том числе и у россиянина, отнять религию, католицизм, православие, протестантизм, то у него отнимается существенная часть его европейской идентичности. Не говоря уже об иудаизме, который, хотя в меньшинстве, внес незаменимый вклад в европейскую цивилизацию.

Ясно, религию надо изучать. Но как? Есть два варианта. С одной стороны в школах можно преподавать "Закон Божий", то есть основы той или иной веры, с предпосылкой, что она "вера истинная". И можно преподавать "религиоведение", то есть просто рассказывать, что представляют собой те или иные религии без ценностного выбора. "Научный атеизм" советского времени был тоже своего рода фидеизмом, потому что исходил из догматической предпосылки, что "Бога нет".

Никто не станет отрицать, что в истории и культуре России, в самом становлении этой культуры, православие сыграло выдающуюся роль. Несомненно тоже, что моральные ценности, действовавшие в историческом российском обществе, выводились из православия, и вообще из христианства. Некоторые из этих ценностей были затемнены в советское время и все видим, как сегодня трудно их восстанавливать. Поэтому предложение Патриарха Алексия Второго можно считать вполне закономерным, тем более, что он говорит об "основах православной культуры", а не просто о традиционном "Законе Божьем". Но Россия - многорелигиозное государство: такое же право надо признать и за другими вероисповеданиями.

XS
SM
MD
LG