Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пресс-конференция организаторов Всемирной Театральной Олимпиады


Марина Тимашева, Москва:

С 21 апреля по 29 июня в Москве вослед Греции и Японии пройдет Всемирная Театральная Олимпиада. В город съедутся 150 театров, начиная с больших драматических трупп и заканчивая клоунами-одиночками. На пресс-конференции Конфедерации российских театральных союзов сошлись известные российские режиссеры - участники и организаторы Олимпиады. Все они твердили, что театр не спорт и никакого состязания не предвидится. Однако, сама пресс-конференция превратилась в состязание режиссеров олимпийцев. Каждый старался доказать, что его программа лучшая. Заговорил не только всегда молчаливый Анатолий Васильев но и мим Вячеслав Полунин. Начнем с объяснений автора идеи - Юрия Любимова.

Юрий Любимов:

Это возникло 6 лет назад, в Греции. Я встретился с Терзополусом, Теодором, и он мне начал развивать этот прожект: что "давай, вместе соберемся", вот такие фигуры - назвал Нурию от Испании, Боба Вилсона от Америки и Сузуки от Японии. Так мы начали формировать ядро этой Олимпиады. Возникло это в Дельфах, поэтому мы и назвали это Олимпиадой.

Марина Тимашева:

Олимпиада прошла в Дельфах и затем в Японии. В Москве она откроется 21-го апреля спектаклем "Пикколо театра ди Милано" в режиссуре Джорджо Стреллера "Слуга двух господ". В программе фестиваля спектакли: Некрошюса, Уилсона, Стуруа, Ронкони, Сузуки, Терзополуса, Бонди, Штайна и Донеллана, то есть, действительных Олимпийцев мирового театра. Зарубежная программа дополнена российской. В ней: Любимов и Додин, Захаров и Фоменко, Эйфман и Рождественский. Художественный руководитель фестиваля Марк Захаров полагает, что:

Марк Захаров:

Если получится вот то, что задумано, то мы обретем некую частицу патриотической гордости...

Марина Тимашева:

На приобретение чувства патриотической гордости уйдет 340 миллионов рублей. Всякий раз в такой ситуации возникает вопрос, нет ли в России более серьезных проблем, на которые стоило бы потратить деньги? Ответа нет. На что-то другое денег не найдется, а и найдись они, осядут, скорее всего, в чьих-то карманах. Не будет ни денег, ни праздника. Как бы там ни было, режиссеров эта моральная дилемма не волнует. Рассуждения Марка Захарова о патриотизме нашли неожиданный отклик в выступлении Анатолия Васильева:

Анатолий Васильев:

Я с самого начала хотел представить альтернативную программу тому светскому театру, который в настоящее время существует. Мне не нравится весь этот московский, отвратительный, коммерческий шик. Лучше, чтобы была периферия, где, в общем, родовые начала посильнее, чем у русских, потому что мы совсем уже все потеряли, задрав штаны, бежим не за комсомолом, а за Европой. Поэтому, значит, очень важно, чтобы на периферии России люди чувствовали, что они могут стать участниками всемирного олимпийского движения. После того, как коммунистическая власть перестала размахивать шашкой Чапаева, они тут же стали заботиться о своей личной культуре, национальной культуре, о шаманизме, о буддизме - обо всем этом, что составляет гордость этого народа, о мусульманстве... Я хотел, чтобы все это собралось вместе, включая, конечно, и русское движение, православное движение, наши христианские истоки, чтобы все это как-то вошло в сознание театрального человека. Потому что сто лет русский театр пропагандировал искусство психологического реализма. А вот сидит Любимов, а он его никогда не пропагандировал, и был великолепный театр, фантастический театр, который сделал, в общем, нацию, народ, а теперь, через сто лет - вот тебе, поди, теперь, значит, этот такой буржуазный, вульгарный, коммерческий театр начал пользоваться системой Станиславского для того, чтобы, конечно... Ностальгия же по театру очень важна для людей. Вот они любят теперь собраться и поплакать. А это самое сильное оружие психологического реализма - плакать, страдать.

Марина Тимашева:

В свою очередь, Кама Гинкас, режиссер музыкального проекта, в котором задействованы Гидон Кремер и музыканты всех частей света, надеется, что во время исполнения произведения Александра Бакши зрители будут плакать. Слушая младших коллег, Юрий Любимов переспрашивал у них, не забыли ли они, в какой стране живут. Меньше всех об этом помнил Слава Полунин. Он - автор трех программ фестиваля, как никакие другие не подходящих к ни к обстоятельствам города, ни к российскому климату. Первая программа называется "Уличные театры":

Вячеслав Полунин:

Мое мнение, что на сегодня уличные театры достигли вершины, и через 3-5 лет они начнут падать и искать себе новое применение, другие дороги, и так далее. Поэтому, слава Богу, сейчас такой момент, когда, ну, я не знаю, лучше не бывает. "Ройял Делюкс","Док трупп" , "Комедианты" - практически все они делают все открытия и закрытия Олимпийских игр во всех странах. Я думаю, что лучшие из лучших будут здесь. Ну, не знаю, "Док трупп" - это компания самая моя любимая. Они будут играть на площади Революции, стоять практически полтора месяца на площади Революции со своим фантастическим просто спектаклем - это обязательно нужно посмотреть. Студия "Фести" - это лучший уличный театр Италии. Они только что перед Папой Римским работали. Это спектакль об ангелах, и идет он в воздухе, на воздушных шарах над площадью...У меня слюнки текут от того, что все это можно посмотреть за две недели в Москве...

Марина Тимашева:

Вторая программа - карнавалы всех имеющихся форм: белый, романтический карнавал, черный, дьявольский и цветной, вакхический. Когда Полунин заговорил о бразильском карнавале, лица всех режиссеров озарились блаженными улыбками:

Вячеслав Полунин:

Бразильский карнавал - за свой счет 200 дам в прекрасной форме, с самба-группой, с музыкантами, с костюмами, они сами приезжают, это были победительницы в Сан-Паулу в прошлом году, лучшая программа, которая там была...

Марина Тимашева:

Третья программа - театральная клоунада. Полунин считает, что весь век и все человеческие типы отражаются в клоунаде, как в зеркале.

Вячеслав Полунин:

Конечно же, Жером де Шамп является сегодня личностью, которая - клоун № 1 во Франции. А без Шампа... Это, если будем искать параллель в русском искусстве, то это - Хармс, реальный Хармс, сегодня живущий и работающий. Выдает такой красочный мир человеческой фантазии, что рядом с ним - я не знаю, кого еще можно поставить. Тоже самое могу сказать про Лео Басси, про сумасшедшего, который болтается по всему миру, приезжает на фестивали и говорит: "Где у вас самое опасное место". Ему говорят: "Вон там, в негритянском квартале, там белых не любят". И он идет туда с театром. Он становится в центре этого места и бьется один на один с этой традицией, что "здесь не театр". Оттуда приходит с поломанными руками, но говорит: "Я им сказал, что такое театр". Таких людей я попытался собрать всех вместе и привезти сюда...

Марина Тимашева:

Что до открытия и закрытия фестиваля, то тут уже нечто и вовсе невообразимое.

Вячеслав Полунин:

Превратить всю площадь перед театром в озеро. То есть, это будет водное пространство. В этом водном пространстве будет стоять огромный театральный портал из башенных кранов. Мы попросили потрясающую группу из Франции, это группа барабанщиков, которая делает интродукцию с барабанами над площадью, и там, значит, заканчивается этот кусок. А финал будет на Набережной Москвы-реки между гостиницей "Россия" и водным пространством Москвы-реки. Там будет дан последний спектакль, в котором будет участвовать практически половина всех уличных театров, и огромный корабль - 20 тонн бамбука мы ведем уже из Китая, чтобы построить огромный Корабль Дураков... Мы сажаем всех этих дураков, которые посетят Москву в этот момент и отправим их, значит, по Москве-реке, в дальние станции, в надежде, значит, что они еще к нам вернутся...

Марина Тимашева:

Юрий Любимов опять не выдержал: "Доплывет, - говорит, - корабль до фигуры Петра Первого, и, ну, все дураки по нему карабкаться"!

XS
SM
MD
LG