Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Телевидение и современный русский язык

  • Сергей Данилочкин

Ведущий программы "Liberty Live" Сергей Данилочкин:

Разговоры о российском телевидении в последнее время ведутся с точки зрения политики и экономики. Мой коллега Петр Вайль обратил внимание на более общий, более долговременный аспект - роль ТВ в формировании современного русского языка.

Петр Вайль:

Подавляющее большинство тех, кто появляется на телеэкране, говорят удручающе плоским языком, а главное - неотличимо друг от друга. Если зажмуриться, услышишь сплошной монолог, в котором поминутно будут произносить "как бы", а каждую вторую фразу начинать со слов "на самом деле". Непременно тут окажутся "востребовать" и "задействовать" - глаголы, которыми раньше пользовались только колхозные бухгалтеры. Всякая затея будет названа "проектом", любая организация - "структурой". Набор известен.

Но, быть может, еще примечательнее не столько то, как вбрасываются в общество слова корявые, нелепые и несуществующие, сколько то, как телевидение - в данном случае, уже телереклама - захватило и узурпировало хорошие слова.

Когда-то компартия была названа "ум, честь и совесть нашей эпохи". И все - ни в чем не повинные существительные "ум", "честь" и "совесть" невозможно было без стыда или иронии применить ни к чему и ни к кому. Сходным образом теперь слова "любовь", "преданность", "верность", "надежность", "чувствительность" разошлись на стиральные порошки и подгузники. Кто в здравом уме может объяснить, что это такое - "пиво романтиков и мечтателей"? А когда на экране появляется крупно набранное слово "свобода", надо подождать долю секунды. Разъяснение последует - "свобода от перхоти".

XS
SM
MD
LG