Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Публикация донесений чекистов 20-30-х годов ХХ века


Андрей Трухан, Москва:

Во вторник на заседании президиума Российской Академии Наук состоялась презентация первых трех томов научной серии документов под названием: "Совершенно секретно, Лубянка Сталина о положении в стране в 1922-34-м годах". Работу осуществили специалисты управления регистрации и архивных фондов ФСБ России совместно с сотрудниками Института российской истории, а также учеными из США и Финляндии.

В трех томах, изданных в виде пяти весьма объемных книг, опубликован весьма объемный отчет аналитиков ВЧК ОГПУ о настроениях и поведении различных слоев населения Советского Союза: рабочих, крестьян, интеллигенции, партийных и советских работников, военнослужащих различного ранга в первые 12 лет существования страны. В основе доклада - оперативные и другие закрытые в то время данные, добытые чекистами. Эти аналитические отчеты в количестве нескольких десятков экземпляров рассылались высшему партийному руководству. По номеру в списке рассылки можно определить место того или иного руководителя в советской номенклатуре, а также рост или, напротив - падение его влияния. Уже в 1922-м году под номером один в списке рассылки значился Сталин, вторым шел Троцкий, а вот Ворошилов был лишь на 30-м месте, с которого, впрочем, довольно быстро перемещался вверх в последующие годы. "Эти документы просто обжигают" -признался директор Института российской истории Андрей Сахаров.

Андрей Сахаров:

Меня потрясли совершенно варварские отношения между руководителями сельских советов, руководителями партийных ячеек на селе с рядовыми крестьянами. Это невероятная грубость, это насилие, это издевательство над крестьянами, над женщинами. Вплоть до того, что есть материалы, которые просто в приличном обществе неудобно произносить, когда милиционеры, руководители сельских советов, руководители партийных ячеек буквально издевались и насиловали людей, причем одна "тройка" приезжает на село и говорит: "Вот, чтобы сто процентов был сдан налог, чтоб на сто процентов было баб и на сто процентов было самогону, тогда все уйдете, и все будет у вас нормально".

Андрей Трухан:

С историком Андреем Сахаровым согласился статс-секретарь, заместитель директора ФСБ - доктор философских наук Владимир Шульц - он заявил, что, читая эти документы, ученые уже могут что-то объяснить в происходившем тогда Советском Союзе, но психологически понять это еще невозможно, ввиду чудовищности того, о чем доносят в опубликованных отчетах чекисты 20-х-30-х годов. Профессор Хельсинкского университета Тимо Вихавайнен, принимавший участие в реализации проекта, отметил главную, с его точки зрения, заслугу публикации - теперь никто не сможет поддерживать прежний весьма популярный ранее миф, гласящий, что Сталин и другие советские руководители ничего не знали о настроениях и ужасающе бедственном положении простых граждан СССР. Издание, несомненно, вызовет острую дискуссию, по крайней мере, в кругах историков. Начало ей было положено уже в ходе заседания Президиума Академии. Историк Андрей Сахаров, благодаря этим текстам, наконец-то увидел логику в преступных действиях Иосифа Сталина, увидел и проникся пониманием этой логики:

Андрей Сахаров:

Когда мы читаем эти документы, мы начинаем понимать, как вызревали решения руководства страны в 20-е -30-е годы. Я много читал по этим вопросам и размышлял, но когда я прочитал о состоянии армии, о состоянии комсостава, вот о тех безобразиях, которые допускало армейское руководство в 20-е, начале 30-х годов - становится понятной логика того же Сталина с его неудержимым решительным характером - как суметь поправить ситуацию. И он ее по-своему поправил в 30-е годы. Во всех этих документах, во всех этих обзорах говорится: "Убрать разложившийся комсостав, выдвинуть других людей, выдвинуть молодых людей", - выдвинуть более-менее подготовленных, прошедших школу новых училищ, академий, и так далее, и вот вам результат в 30-е годы - это нельзя сбрасывать со счетов.

Андрей Трухан:

А вот академик Владимир Кудрявцев пришел к прямо противоположным выводам - многие ужасающие репрессивные меры Сталин принимал не на основе донесений чекистов, а вопреки им. С одной стороны, чекисты докладывают: оппозиция Советской власти очень слаба:

Владимир Кудрявцев:

Тут я с Андреем Николаевичем немножко разойдусь во мнениях. Есть и обратный процесс. Вот я хочу только один пример привести: информация о деятельности партий политических - не РКП, а анархистов, меньшевиков, эсеров, кадетов - остатков различных. Я беру только один год - 1922-й - и вижу, подряд идет: март - "деятельность эсеров ничтожна. Они не пользуются никаким авторитетом". Апрель - "если говорить об анархистах, они совершенно бездеятельны и рассеянны". Май - "эсеры и меньшевики ничем себя не проявили". Это идет из месяца в месяц, из квартала в квартал. Вот это по партиям такая картина.

Андрей Трухан:

Однако, с другой стороны, подчеркивает академик Кудрявцев, Сталин, несмотря на слабость оппозиции, принимает очень жестокие, неадекватные меры против любого инакомыслия в стране.

Владимир Кудрявцев:

1922-й год, 16 октября, директива ВЦИК о праве НКВД высылать и заключать в лагерь всех деятелей антисоветских партий. О чем это говорит? Это говорит о том, что жизнь сама по себе, а директивы и решения партии - сами по себе. Значит, существовала стратегия уничтожения оппозиционеров и инакомыслящих, совершенно не зависящая от этой реальной картины, которая была.

Андрей Трухан:

Работа над публикацией началась с разрешения Владимира Путина, в то время еще директора ФСБ. Российские ученые очень торопились представить на суд общественности эти уникальные, по их словам, документы, постоянно помня о том, что "они живут в России, где данное однажды разрешение может в любой момент смениться запретом". При этих словах директора Института российской истории Андрея Сахарова несколько десятков солидных российских академиков дружно и понимающе рассмеялись.

XS
SM
MD
LG