Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"В таком случае, мы имеем дело не с новой демократической Россией, а с совершенно другой страной..."

  • Сергей Данилочкин

Бывший специальный представитель США в ООН Чарльз Лихтенстайн о планах Владимира Путина по восстановлению старого советского гимна.

Программу "Liberty Live" из Вашингтона ведет Сергей Данилочкин:

Сообщения о том, что российский парламент может вернуть стране советский гимн, воспринимаются в Америке без энтузиазма. Общественность весьма активно обсуждает происходящее в России и возможные последствия принятия новой старой символики. С сотрудником неправительственной организации "Херитэдж фаундейшн" (Фонд наследия), бывшим специальным представителем США в ООН Чарльзом Лихтенстайном на эту тему беседует Владимир Абаринов:

Владимир Абаринов:

Во вторник на своем очередном брифинге официальный представитель Госдепартамента на вопрос, не беспокоят ли администрацию планы восстановления в России советской символики, сказал, что это внутреннее дело России, и беспокоиться в этой связи должны ее граждане. Посол Лихтенстайн согласен с этим, однако, он уверен, что такое решение, если оно будет принято, не прибавит России симпатий в мире:

Чарльз Лихтенстайн:

Я бы спросил президента Путина, каковы были бы его ощущения, если бы Германия приняла в качестве гимна знаменитую песню "Хорст Вессель", которая чаще всего ассоциируется с нацистами. Какого мнения о России от окружающего мира он ожидает после таких действий? Что, на его взгляд, должны думать об этом американцы? Музыка, которая, по его мнению, вызывает чувства национального единения и гордости, связывается с Советским Союзом. Советский Союз, по самым минимальным оценкам, уничтожил от 35 до 40 миллионов своих граждан. Это был наиболее жестокий агрессивный режим ХХ века - в сравнении даже с такими странами, как гитлеровская Германия, императорская Япония или Италия при Муссолини. Если речь идет о возрождении такого рода духа, то... Это, конечно, дело его и россиян. Полагаю, что он не будет удивлен, если окружающий мир сделает целый ряд выводов из таких действий. И поэтому я задал этот вопрос относительно его чувств, если бы Германия - новая демократическая Германия - действительно собиралась возродить в стране дух эры нацизма. Я полагаю, что это - шокирующее решение.

Владимир Абаринов:

Какой может быть реакция правительства Соединенных Штатов, если в России будет возрождена в качестве государственной бывшая советская символика? Обладающий большим опытом дипломатической работы Чарльз Лихтенстайн полагает, что никаких заявлений на этот счет администрация делать не будет. Отношения между двумя странами сохранятся, но вряд ли будут дружественными, поскольку символика - отражение образа мыслей. Посол Лихтенстайн:

Чарльз Лихтенстайн:

Никакой официальной реакции не последует. Если бы я занимал какую-нибудь государственную позицию, я бы не сказал ничего подобного тому, что я только что говорил. Официально мы бы не реагировали на это абсолютно. Американцы сделали бы из этого выводы. И, надеюсь, что такая реакция не должна удивлять россиян. Мы бы сделали те умозаключения, которые нам заблагорассудилось бы сделать. Я вам только что сказал о своих ощущениях. Мы вели дела с Советским Союзом около 35 или 40 лет, что вовсе не означает, что мы одобряли советскую политику. Соединенные Штаты поддерживают дипломатические отношения со многими странами. Мы вели дела с даже нацистами - до 1941-го года. Мы имели связи с японской империей - до тех пор, пока она не напала на нас в Перл-Харборе. Поддерживать отношения с какой-либо страной не означает ничего с точки зрения одобрения или неодобрения ее политики. Каждая уважающая себя страна имеет те или иные отношения, ведет какие-либо дела практически со всеми другими странами мира. Мы, конечно, воздерживаемся от связей с целым рядом государств, но их очень немного. В целом же, Соединенные Штаты имеют дипломатические или другие отношения с подавляющим большинством стран, но это ничего не говорит о нашей оценке их политики или дружбе со всеми ними. Это нисколько не свидетельствует о теплоте наших чувств. Не хочу преувеличивать значение символов, однако же, и символика имеет какой-то смысл. Символы говорят кое-что о тех людях, с которыми вы ведете дела. Если президент Путин не может придумать ничего лучшего, что ж, нам остается только делать для себя выводы. И эти умозаключения не очень лестны ни для него, ни для его правительства, и, полагаю, соответственно, и для всей России.

Владимир Абаринов:

Насколько, по мнению сотрудника "Херитэдж фаундейшн" Чарльза Лихтенстайна, решение властей о восстановлении советской символики совпадает с мнением россиян? Чарльз Лихтенстайн не отождествляет в данном случае граждан России с правительством страны:

Чарльз Лихтенстайн:

Полагаю, многие россияне возмущены такими действиями властей. В минувшие выходные я встречался с одним из своих друзей из России - замечательным человеком. Он был освобожден в Советском Союзе в 1988-м году, он - один из последних политических заключенных этой страны. Не думаю, что ему хоть немного понравилось бы услышать в качестве национального гимна России мелодию, ассоциирующуюся с Советским Союзом.
Я бы назвал такие действия российских властей просто пощечиной миллионам граждан страны, пострадавших или потерявших родственников в результате произвола советского режима. Если именно эти мысли и символы президент Путин хочет возродить, реакция на это не может быть дружественной или оправдательной. Напротив, это вызывает шок и неодобрение

Владимир Абаринов:

По мнению Чарльза Лихтенстайна, возможное восстановление бывшей советской символики в России ставит вопрос о сохранении в стране демократической системы, об изменении в ней политического климата. И это не может не сказаться на отношении к России окружающего мира, и, в частности, США:

Чарльз Лихтенстайн:

В таком случае, мы имеем дело не с новой демократической Россией, а с совершенно другой страной. И, полагаю, через некоторое время официальные отношения будут отражать это. Если демократически избранный президент добивается такой самоиндентификации российских граждан, полагаю, что демократия в России действительно весьма и весьма хрупкая.

XS
SM
MD
LG