Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Деньги проедят или разворуют..."


Возможные последствия принятия Государственной Думой России (в первом чтении) ряда поправок к законодательству в области экологии.

Тему ведет Андрей Трухан. Участвуют видный российский эколог академик Алексей Яблоков и корреспондент Радио Свобода в Мурманске Андрей Королев, который беседовал по телефону с одним из руководителей норвежской экологической организации "Беллуна" Игорем Кудриком.

Ведущий итогового информационного часа Петр Вайль:

Государственная Дума приняла в четверг в первом чтении ряд поправок к законодательству в сфере экологии, которые, по мнению российских защитников окружающей среды, по сути, разрешают ввоз в страну радиоактивных отходов. Рассказывает Андрей Трухан:

Андрей Трухан:

В дискуссии, в основном, звучали голоса сторонников разрешения ввоза на территорию России радиоактивных отходов и их переработки. Академик Евгений Велихов льстил самолюбию депутатов и взывал к их здравому смыслу:

Евгений Велихов:

Прежде всего, я должен благодарить Думу за то, что она является самым главным защитником науки в России в трудные годы. Ничтожную роль в ухудшении здоровья населения играет деятельность атомной промышленности. Ее почти невозможно найти на фоне всех других факторов. Россия сегодня, как и многие другие страны, входит в энергетический кризис, и рост экономики будет невозможен, если вы, отвечающие за бюджет и экономическое развитие, не найдете средства - огромные средства - сотни миллиардов долларов, для того, чтобы в течение 20-30 лет инвестировать их в нашу энергетику. Мы придем к тому, что ни в розетке не будет электричества, ни газа в горелке.

Андрей Трухан:

Глава Минатома Евгений Адамов убеждал парламентариев и журналистов в наличии полных гарантий безопасности россиян:

Евгений Адамов:

Гарантией является, прежде всего, то, что в Россию никто отходы завозить не собирается. Специально вместо предполагавшейся поправки, которая смешивала топливо и отходы, сейчас в законе будут две статьи. Одна, которая однозначно запрещает ввоз в Россию радиоактивных отходов. И другая - надо просто понять, что топливо никогда отходами быть не может. Хотя, конечно, есть люди настолько богатые, что для них выкинуть уран или плутоний ничего не стоит - это американцы.

Андрей Трухан:

Этот мотив: "Кому на пользу эти поправки? - России или США", - депутаты традиционно использовали сполна. Председатель Комитета по экологии Владимир Грачев:

Владимир Грачев:

Совершенно официально я заявляю, что Америка не собирается ничего к нам ввозить, более того, уже упоминалось, что Америка всеми силами старается не допустить принятия нами этих законов, чтобы ограничить нам рынок, и это связано с тем, что Америка хочет лишить нас ядерного потенциала. Ядерный потенциал в стране сохраняется только при полном ядерном цикле, и лишиться ядерного потенциала - этого хотят те экологи, которых наняли с Запада, за западные деньги...

Андрей Трухан:

Позицию меньшинства активно защищал "яблочник" Сергей Митрохин - представитель единственной фракции Думы, солидарно голосовавшей против всех поправок:

Сергей Митрохин:

Я отвергаю обвинения в том, что мы здесь лоббируем какие-то американские интересы, потому что американцы как раз стоят в очереди на ввоз радиоактивных отходов в Россию, и лоббировать американские интересы будут те, кто сейчас проголосует за этот закон, включая Николая Ивановича Рыжкова.

Андрей Трухан:

Принятие Государственной Думой России в первом чтении трех федеральных законов, позволяющих ввозить на территорию страны облученное ядерное топливо, вызывает озабоченность на Севере Европы. Корреспондент Радио Свобода в Мурманске Андрей Королев беседовал по телефону с одним из руководителей норвежской экологической организации "Беллуна" Игорем Кудриком, находящимся сейчас в Осло:

Андрей Королев:

Представители международных экологических организаций, аккредитованных в Мурманске, высказывали свои протесты по поводу намерения российского Минатома согласиться с ввозом на территорию России отработавшего ядерного топлива из-за рубежа и намного раньше. Так, активисты международной экологической организации "Грин Клаб" даже пытались провести в Мурманске сбор подписей за проведение всенародного референдума по этому вопросу. Однако, несколько десятков тысяч подписей не сделали своего дела - экологи проиграли. Ничего не дало и активное противостояние руководителей норвежской экологической организации "Беллуна". Норвежцы, пожалуй, лучше всех в Европе понимают, чем грозит соседство с одним из потенциальных российских могильников облученного ядерного топлива, строительство которого до сих пор не исключает на Кольском полуострове, буквально начиненном радиоактивными отходами. Один из руководителей "Беллуны" Игорь Кудрик говорит, что проголосовав за ввоз в Россию отработанного ядерного топлива российские парламентарии совершили не просто ошибку:

Игорь Кудрик:

Минатом собрался заработать деньги на свои нужды, в частности, на строительство новых станций, на продление срока работы тех, которые должны были бы сейчас уже выработать свой ресурс, и под тем предлогом, что деньги будут использованы для решения проблем экологии, протолкнул этот закон через своих лоббистов в Думе. Один из авторов законопроекта, кстати говоря, является родным братом заместителя министра по атомной энергии.

Андрей Королев:

Игорь Кудрик подвергает сомнению то обстоятельство, что на территорию России будут транспортироваться ядерные отходы, не требующие переработки, а значит, не представляющие опасности для людей и окружающей среды:

Игорь Кудрик:

Те отходы, которые будут ввозиться - Минатом уверяет, что это ресурсы, но на самом деле, когда топливо собираются перерабатывать - чтобы извлечь из него ресурсы его сначала нужно переработать, и отходов от одной тонны переработанного ядерного топлива образуется в несколько раз больше. По практике, которая существует во Франции и Великобритании, отходы от переработки возвращаются обратно стране-поставщику. В России этого делать не собираются, чтобы привлечь клиентуру более благоприятными условиями бизнеса. К тому же, через определенный период времени деньги, которые были заплачены за топливо, иссякнут, а отработавшее топливо - даже если его не будут перерабатывать, то хранить его нужно многие тысячи лет - кто за это платить будет? Разумеется, не Минатом. Сейчас в стране уже находится 14 тысяч тонн топлива, не считая подводных лодок. Будет ввезено где-то - они говорили о 20 тысячах тоннах. То есть, количество этого опаснейшего материала в России увеличится более чем в 2 раза. А средства на обращение нормальное с ним - они быстро иссякнут. Кто будет платить, и как с ним будут обращаться - на настоящий момент неизвестно.

Андрей Королев:

Что они называют "облученным ядерным топливом"?

Игорь Кудрик:

"Облученное ядерное топливо" - это топливо, которое выгорело в реакторах АЭС, и во многих странах на данный момент оно просто хранится, например, в США, в азиатских странах. А Великобритания и Франция занимаются бизнесом - пытаются заниматься бизнесом, поскольку бизнес этот невыгодный - они перерабатывают топливо, принимают топливо из других стран. Что делать с этим топливом, если даже перерабатывать, то что делать с отходами - никто до сих пор не знает в мире. Минатом у нас один самый умный. Облученное ядерное топливо - самый опасный элемент, который есть в ядерной энергетике. Радиоактивные отходы - по сравнению с облученным топливом это ничто по своей активности и опасности.

Андрей Королев:

Игорь Кудрик подчеркивает также, что говоря о необходимости переработки отработанного зарубежного ядерного топлива российские атомщики отказываются сообщать общественности, что такая переработка может понадобиться только в том случае, если в ближайшие десятилетия будут построены десятки новых АЭС. Однако, стоимость только Кольской АЭС-2 превышает два миллиарда долларов, при этом сам Минатом предполагает построить 29 новых АЭС до 2030-го года. Для этого потребуется около 60 миллиардов долларов. И, наконец, главный вопрос: куда девать образующиеся ядерные отходы? Безопасных технологий их сохранения нет ни в России, ни в других странах. Не выдерживают никакой критики заявления руководителей Минатома о том, что полученные деньги помогут решить экологические проблемы радиационно загрязненных территорий. До сих пор Минатом не может предоставить мало-мальски внятных планов на сей счет. Между тем, депутаты, не вдаваясь в подобные тонкости, как говорит Игорь Кубрик, "проголосовав по всем трем документам, по сути дела, совершили преступление против собственного народа":

Игорь Кудрик:

Они, конечно, это преступление скрывают за какими-то благими намерениями, но как сказал Вишневский - руководитель Госатомнадзора (он против этого проекта): "Деньги проедят или разворуют".

Андрей Трухан:

Позицию Госдумы я попросил прокомментировать известного российского эколога академика Алексея Яблокова. Господин академик, что, по-вашему, означает решение Думы по ряду экологических законопроектов:

Алексей Яблоков:

Это, несомненно, успех лоббирования Минатомом этих трех новых законов, которые, как они надеются, дадут им возможность ввозить в России отработавшее ядерное топливо из других стран. Я уверен, что эти надежды необоснованны. Мы - обеспокоенные люди в России, организации "зеленых", экологи, и не только экологи - граждане России - найдем способ каким-то образом этому воспрепятствовать.

Андрей Трухан:

Что вы имеете в виду - какие-то акции гражданского неповиновения?

Алексей Яблоков:

Я имею в виду, во-первых, широкую, абсолютно всеобъемлющую поддержку нашей позиции о том, что ввозить радиоактивные отходы, ядерное отработавшее топливо в Россию нельзя. Когда мы собирали подписи под референдумом, который нам, к сожалению, не дали возможности провести - так вот, первый вопрос был: "Согласны ли вы с тем, чтобы ввозить..." - нет, не согласны, никто не согласен, и это был самый главный общий знаменатель нашей попытки провести референдум. Что мы дальше имеем в виду: мы имеем в виду, что если нам нужно будет, мы обратимся, еще раз найдем способ обратиться к народу, и соберем не 3 миллиона подписей, а 33 миллиона подписей, и мы все-таки это прекратим. И у нас есть возможность другая: обращаясь к тем странам - давить через общественность на правительства тех стран, которые собираются отправлять к нам эти самые радиоактивные отходы. Мы будем просить, чтобы было сделано так, как сделала Финляндия: Финляндия имеет право поставлять нам свои радиоактивные отходы и без всякого нового закона, и по старому закону - мы там строили станцию. Но финны сказали: "Мы понимаем, что это наши отходы, и мы будем делать свое хранилище, исходя из моральных и экологических соображений". Это - высоконравственная позиция, позиция экологическая, позиция, которая дает нам хороший пример для других стран.

Третий момент: все отработавшее ядерное топливо в мире - 90 процентов - исходит из Америки. И Америка является ключевым фактором, чтобы разрешить той же Швейцарии, тому же Тайваню, той же Японии поставить отработавшее ядерное топливо в Россию. Я думаю, что Америка на это не пойдет. Америка все время говорит, что она против переработки отработавшего ядерного топлива, против выделения новых количеств расщепляющихся материалов - при переработке как раз это и получается - мы получаем плутоний и уран, из которых можно делать бомбу. Позиция Минатома очень интересная: на Западе говорит, что "не собираемся перерабатывать", а здесь - для депутатов говорили: "Это же замечательный энергетический материал, это не отходы, которые мы собираемся хранить, а энергетический ресурс, который мы собираемся использовать". Простите пожалуйста: вы говорите на Западе одно, а внутри России - другое. Но Америка не соглашается на то, чтобы Россия получала в свое распоряжение больше плутония и урана... Я думаю, что и Америка не будет в восторге от этого решения, и эти законы, даже если и будут приняты во втором и третьем чтении - они окажутся неработающими.

Андрей Трухан:

Алексей Владимирович, но насколько я понял, депутаты сегодня использовали этот аргумент с позицией США как раз в пользу принятия этого закона, говоря, что, мол, США тормозят подключение России к новым технологиям?

Алексей Яблоков:

К каким технологиям?! Я был на предприятиях, я прекрасно понимаю и знаю, о чем говорю. Мы не можем переработать своего отработавшего топлива. У нас горы этого топлива скопились на АЭС. Куда его девать?! У нас нет хороших мест для хранения, у нас нет ни одного завода по переработке... Переработка - когда наши атомщики говорят о "совершенных технологиях": в результате этих "совершенных" технологий загрязнена чуть ли не четверть России. Во всех местах, где происходила переработка ядерного топлива для производства ядерного оружия - Томск-7, Красноярск-26, знаменитый "Маяк" на Южном Урале - везде огромное радиоактивное загрязнение. У них как раз этих технологий нет. И нигде их нет. Весь мир сейчас возражает против того, чтобы продолжалась переработка отработавшего ядерного топлива во Франции и Англии, потому что там тоже технологии оказываются такие, что выбрасывается огромное количество отходов в Атлантику, в море - пользуются лазейками в международном законодательстве. Сейчас уже и Исландия, и Скандинавия, и много других европейских стран говорят: "Кончайте перерабатывать, нельзя этого делать, или делайте это чисто". Чисто никто не может сделать - все равно радиоактивные отходы получаются. Вот вам и совершенные технологии! Это - вранье, просто вранье.

XS
SM
MD
LG