Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дебаты вокруг Закона о партиях


Программу ведет Андрей Шарый. В ней участвуют побывавший на пресс-конференции председателя Центральной Избирательной Комиссии Александра Вешнякова редактор Радио Свобода Владимир Бабурин и российский политолог Андрей Пионтковский.

Андрей Шарый:

Во вторник в течение дня в Москве довольно активно обсуждали закон по политических партиях: сначала на пресс-конференции об этом говорил председатель Центральной Избирательной Комиссии Александр Вешняков - один из авторов этого закона, а затем, во второй половине дня, президент Владимир Путин встретился в Кремле с лидерами депутатских фракций. Над темой в Москве работал Владимир Бабурин:

Владимир Бабурин:

До конца нынешней российской многопартийности, когда партий федеральных, межрегиональных и просто региональных десятки, сотни, остались, видимо, считанные месяцы. С конца лета Александр Вешняков активно готовил свой вариант Закона о партиях. Именно он и лег в основу проекта, который Путин предложит принять депутатам Госдумы. Текст пока не обнародован, а потому проект, по признанию самого главы Центризбиркома, оброс невероятными слухами и предположениями, что, как уверяет Вешняков, не имеет под собой никаких оснований.

Александр Вешняков:

Я усматриваю в этом даже желание некоторых политических сил специально нагнетать ситуацию вокруг этого проекта закона, потому что он им совершенно не нужен - они привыкли жить, как они живут, создавать партии, которые ничего из себя не представляют, кроме удовлетворения тех амбиций, которые испытывают некоторые политики, которые хотят сохраниться таким образом и дальше. Действительно, в этом проекте закона предусматривается, что политическая партия - особый вид общественного объединения, единственный, который будет обладать правом самостоятельно выдвигать кандидатов на выборах в органы государственной власти - и федеральные, и субъектов Российской Федерации. В местное самоуправление - пожалуйста - любое общественное объединение будет иметь право с учетом проектов закона выдвигать своих кандидатов. Кроме того, этот закон никак не запрещает, не закрывает дорогу возможности и самовыдвижения кандидатов, и выдвижения их группами избирателей. Но в то же время, иллюзии, что в одиночку можно победить на выборах, в России не должно быть. Политическая партия может образоваться двумя способами: это новое образование - для этого прописана довольно либеральная процедура, и никаких тут сложностей для той партии, у которой есть поддержка в обществе, и которая без труда соберет по России 10 тысяч членов, нет . Так вот, 10 тысяч - есть простая арифметика - это менее одной сотой процента от общего числа избирателей. Есть процедура преобразования существующих общественных объединений в политическую партию. Выдвижение кандидатов на выборах должно осуществляться только на съезде партии, если это федеральные выборы. И чтобы съезд не, как сейчас, могли бы проводить пятью делегатами, а минимум 150 делегатов съезда.

Владимир Бабурин:

Вообще то, обсуждение законопроекта в Думе ожидали в уходящем году. Но важнее оказался закон о госсимволике - проголосовав за него депутаты отправились отдыхать. Путин утвердил символы во вторник. А отсутствие депутатов в Москве не остановило желающих подарить к Новому году хотя бы пока схему новой партийной системы - пусть и в виде фельдъегерской записки президентский проект в Думу доставлен. Это было сделано еще в понедельник, еще до встречи Путина с лидерами думских фракций. О чем накануне сообщил спикер Думы Геннадий Селезнев - цитирую по агентству "Интерфакс": "В понедельник президент Владимир Путин внес в Государственную Думу проект Закона о политических партиях, подготовленный рабочей группой Центризбиркома. Документ будет направлен во фракции, депутатские группы и комитеты для изучения". Что, впрочем, не помешало Селезневу на следующий день - во вторник, заявить тому же "Интерфаксу", что он считает нецелесообразным внесение законопроекта о политических партиях без предварительной доработки этого документа. Александр Вешняков еще во вторник утром тоже заявлял, что отправка документа в Думу только ожидается, возможно, как раз во вторник. Дошел документ до Думы или нет - не суть важно, все равно, работают там сейчас только сотрудники аппарата, и совет Думы сможет обсудить проект не раньше 16 января. Только после этого его можно будет рассылать в комитеты, регионы и куда следует. Если законопроект действительно уже в Охотном Ряду, то это говорит лишь о том, что на Старой Площади и в Кремле решили успеть до конца года, века, тысячелетия, а в новом веке Владимиру Путину очень хочется иметь крупные и прозрачные партии, и чтобы их было мало, как в Европе и Америке. Александр Вешняков, который возглавляет рабочую комиссию по подготовке закона, даже подчеркивает, что опирается на мировой опыт:

Александр Вешняков:

Как правило, во всех странах, где проходят демократические выборы, роль политических партий на порядок выше, чем в Российской Федерации. И я полагаю, что принятие и вступление в силу закона о политических партиях будет способствовать их активизации, их реальной работе в регионах Российской Федерации и оздоровлению нашего избирательного процесса. Потому что когда соревнуются партии, соревнуются все-таки программы этих партий, позиции этих партий. А когда соревнуются отдельные личности, то ни о каких программах, как правило, не говорится, а один кандидат поливается грязью другим, или его штабами, что, вообще-то говоря, для нормальных выборов не совсем нормально. Тем более, что политические партии будут иметь возможность контролировать друг друга, контролировать своих конкурентов, то есть, в определенной мере очищать, в том числе и от черного "пиара" наши предвыборные кампании.

Владимир Бабурин:

Скорее всего, все то, о чем Александр Вешняков говорил и говорит в последнее время, в том числе и на Радио Свобода - в программе "Лицом к Лицу", ляжет в основу будущего закона. И еще одна примечательная вещь:

Александр Вешняков:

Кстати, прямо скажу при подготовке проектов этого закона мы много заимствовали из опыта, который существует в ряде европейских стран, и особенно таких, как Германия, с учетом ее истории и прихода через выборы одной из партий - фашистской партии, к власти...

Владимир Бабурин:

Просто оговорка, или кто-то конкретный имеется в виду? Вешняков пока не уточнил. Зато совершенно ясно, что новый закон сможет взять под контроль партийную бухгалтерию. Чтобы партии развивались, государство будет выплачивать им по 13 копеек за каждый голос, поданный за партию на выборах. Поэтому думскому большинству закон очень выгоден, а оставшиеся или вновь созданные партии смогут, наконец, легализовать источники финансирования. Кому сколько достанется - подсчитать не трудно, как не трудно предсказать и то, что документ обречен на принятие депутатами, даже, несмотря на информацию о том, что в недрах самой Нижней палаты, как сообщил независимый ныне депутат Владимир Рыжков, уже создан альтернативный проект.

Андрей Шарый:

В прямом эфире Радио Свобода российский политолог Андрей Пионтковский. Господин Пионтковский, представим себе, что Закон о партиях будет принят в будущем году. Если потом мы с вами захотим организовать политическую партию - вы считаете, что нам это будет делать сложнее, чем сейчас?

Андрей Пионтковский:

Мы с вами, наверное, партию создавать не захотим... Хотя на выборах была партия "ТТТ" - три Тихонова - мы можем попытаться создать что-то вроде "партии трех Андреев"... Вообще в том, что говорит Вешняков, есть много резонного. Мы не должны превращать наши парламентские кампании в фарс с партиями типа "ТТТ" - была и "Партия работников коммунального хозяйства". И, в конце концов, "Женщины России" - что это за нелепая партия, организованная по половому признаку?! Понятно, было бы, скажем, "Лесбиянки России" - они могли бы объединиться вокруг какой-нибудь законодательной инициативы, например, легализации браков между ними, но "Женщины России", "Мужчины России"... Смущает несколько административный напор и административный восторг, сопровождающий, вообще-то говоря, правильные идеи. Но я бы не согласился с последним замечанием Владимира Бабурина о том, что закон обречен на одобрение Думой. В том виде, в котором он представлен - вряд ли. Уже свои оговорки высказали не только фракции "Яблоко" и СПС, которые критично будут относиться к ряду положений закона, но и коммунисты, и Жириновский. Так что закону предстоит пройти очень серьезное обсуждение.

Андрей Шарый:

В этом отношении я с вами согласен, тем более, что этим же, видимо, объясняется и некое изменение позиции Геннадия Селезнева - если закон примут, то его молодая партия - движение "Россия" тоже, видимо, столкнется с некоторыми трудностями. Между тем, на встрече с лидерами депутатских фракций Владимир Путин заявил, что России нужна двух, трех- или четырех партийная система - вы согласны с президентом?

Андрей Пионтковский:

Это как раз очень опасное заявление. Он говорил это еще в феврале, я не помню точно где - брать на себя заранее такое количественное ограничение числа партий - это как раз очень настораживающий и тревожный симптом. Не надо все это организовывать сверху. Действительно когда такие маргинальные партии есть, такое ужесточение процедуры - естественный способ, и когда-то их действительно будет 3-4, потому что, в общем, в любом обществе количество крупных политических идей ограничено: идея свободы - либеральная идея, идея справедливости - социальная, национальная идея... Доведение любой из этих идей до абсурда приводит к катастрофе, а количество комбинаций - действительно не больше 10. Но я думаю, что не дело президента вводить такие количественные рамки.

Андрей Шарый:

В общем и целом, я согласен с тем, что России нужно уменьшение количества партий, но, с другой стороны, смотрите что получается: положим, региональные партии - Урала, Сибири, Северного Кавказа - у них могут быть свои интересы, и во многих странах, и малых, и больших, в парламентах присутствуют представители региональных партий, а этот закон фактически закрывает им дорогу в парламент, поскольку они должны быть представлены во многих, или - более чем в половине субъектов федерации. Как быть с представителями этих политических течений?

Андрей Пионтковский:

Если Вешняков ссылается на европейский опыт, то вспомним хотя бы опыт Испании: там в федеральном парламенте представлены и каталонская партия, и две баскских партии. Но я, к сожалению, подробно не читал текст законопроекта. Однако, в комментариях к нему, которые я читал, говорится о еще более нелепом ограничении: что региональная партия не может участвовать в выборах не только на федеральном уровне, но даже и на выборах в законодательное собрание своего региона, а это уже абсурдное ограничение.

Андрей Шарый:

По вашему мнению, насколько дебаты по этому закону, самая идея его создания вызваны нормальной политической логикой развития России, а насколько здесь сказываются какие-то сиюминутные интересы президента, его окружения или представителей тех или иных политических сил?

Андрей Пионтковский:

Во-первых, мы с вами говорим, что, конечно, потребность в законе о партиях есть. Но создается впечатление, что этот закон будет одним из проектов в ряду виртуальных проблем, навязываемых обществу в течение этого года. Нет серьезного прогресса в решении действительно фундаментальных экономических проблем, а мы занимаемся символикой, партиями, административными вертикалями, то есть, все время общество держится в политическом напряжении и находится в состоянии иллюзорной активной политической жизни.

XS
SM
MD
LG