Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Неудачный запуск "Циклона-3" и проблемы российской авиакосмической промышленности


Программу ведет Андрей Шарый. В ней участвуют корреспондент Радио Свобода в Мурманске Андрей Королев и академика Роальд Сагдеев, с которым беседовал корреспондент Радио Свобода в Вашингтоне Сергей Данилочкин.

Андрей Шарый:

Неудачей закончился запуск в ночь со среды на четверг с космодрома "Плесецк" под Архангельском российской ракеты-носителя "Циклон-3" с 6 спутниками на борту. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Мурманске Андрей Королев:

Андрей Королев:

Запуск ракеты-носителя "Циклон-3" осуществлял боевой расчет РВСН. 6 небольших спутников размещались в двух кассетах под общими названиями "Стрела" и "Гонец". Как сообщили источники на космодроме, три из них являлись так называемыми "спутниками-шпионами", предназначенными для связи с российской агентурой в некоторых западных государствах. Остальные запускались для нужд Росавиакосмоса. По словам начальника космодрома "Плесецк" генерала Геннадия Коваленко, запуск прошел строго по графику без замечаний. Первая и вторая ступень ракеты выели ее на расчетную траекторию, однако, из-за ошибок в расчете третьей ступени носитель ушел из зоны радиовидимости, и связь с ним была потеряна около 22 40 минут по московскому времени. Эксперты не исключают возможности падения отдельных частей ракеты - носителя и шести спутников на территорию России. Более того, генерал Коваленко называет приблизительные координаты:

Геннадий Коваленко:

Они в Сибирском море, не долетая до острова Врангеля 100-150 километров.

Андрей Королев:

До сих пор специалисты космодрома не могут прийти к единому мнению по поводу причин инцидента. По словам пресс-секретаря космодрома "Плесецк" Анны Потехиной, окончательные выводы о причинах потери спутников можно будет сделать по окончании работы правительственной комиссии, которую возглавляет представитель Росавиакосмоса Виктор Козов.

Анна Потехина:

Первые две ступени должны действительно где-то падать. На орбиту космический аппарат выводится с помощью третьей ступени. Где тут произошла поломка - судить сейчас сложно. Пока они не разберутся до конца, телеметрию пока не снимут - ясности не будет. Для космодрома это очень неприятный сюрприз к Новому году, тем более, что предыдущий пуск тоже был неудачным. Вроде и сказали, что труженики космодрома не виноваты, но, тем не менее, птица то эта пернатая ("Quick Bird" ) улетела куда-то не туда... Первый раз "Циклон" стартовал в июне 1977-го года, и за 20 лет - до 1996-го года, когда более-менее стабильно финансирование еще шло, мы произвели 114 пусков. Из них только 5 были не очень удачными или просто неудачными. Эта ракета очень надежная.

Андрей Королев:

Этот пуск был последним в нынешнем столетии. Предпоследний запуск американского спутника "Quick Bird" также оказался неудачным и обошелся России в 60 миллионов долларов в качестве штрафных санкций. Сам спутник до сих пор не обнаружен. Сейчас руководители Росавиакосмоса заявляют, что для предотвращения подобных аварий необходимо, чтобы выводимые в космос объекты всегда находились в зоне видимости. Для этого нужно дополнительно запустить два-три специальных спутника. Однако, на самом космодроме видят причину последних неудач совсем в другом. Продолжает Анна Потехина:

Анна Потехина:

Когда-то были нормально отлаженные связи, очень много узлов всяких ракет собирали где-то на Украине, в Белоруссии, по союзным республикам, и потом все это везли сюда. Когда все эти связи рухнули, нужно было налаживать новое производство. Чтобы его налаживать, нужны деньги. Финансирование - если можно сказать, что оно есть - то дай Бог. Офицеры у нас страдают от того, что личного состава не хватает катастрофически. Знания - были в "золотые застойные времена", когда люди на технике жили, облизывали ее, и главное - очень часто пускали, то есть, по несколько раз в месяц буквально - даже так было, а за год точно 12 штук запускали. А сейчас, чтобы хотя бы отработать этот пуск, новые люди, которые приходят, молодые лейтенанты допустим - у них теоретические знания есть, но на практике же тоже все отрабатывать нужно. Нет денег - люди из армии бегут.

Андрей Королев:

Анна Потехина сообщила также, что в связи с произошедшим инцидентом принято решение о приостановке запусков ракет-носителей "Циклон" до выявления причин аварии.

Андрей Шарый:

Неудачный последний в этом столетии космический запуск корреспондент Радио Свобода в Вашингтоне Сергей Данилочкин попросил прокомментировать известного астрофизика академика Роальда Сагдеева - ныне профессора университета в Западной Виржинии.

Сергей Данилочкин:

Следует ли рассматривать неудачный запуск ракеты-носителя "Циклон -3" с космодрома "Плесецк" как отдельный эпизод, или это звено в цепи общей деградации российского космического комплекса?

Роальд Сагдеев:

Если взять весь этот эпизод как отдельный, случайный, то в этом никакой катастрофы может и не быть. Такие истории случаются сплошь и рядом. Это, в целом, Ахиллесова пята современной мировой космонавтики. Именно стадия запуска - вывода на орбиту. Что касается общей ситуации с космической промышленностью в России, то можно проследить тенденцию: идет медленная деградация - разрушение инфраструктуры, этой гигантской сети космодромов, станций слежения, станций управления и в целом космических фирм. Инфраструктура может поддерживаться только в том случае, если она использует хотя бы значительную часть той мощности, которая была заложена в самом начале. Если проследить за количеством запускаемых космических аппаратов, то эта цифра снизилась по сравнению с предыдущим периодом - советской космической программой - почти на порядок. При такой ничтожной плотности работ на полигонах и в промышленности очень трудно поддерживать эту инфраструктуру. Она нуждается в полной перестройке, естественно, масштабы деятельности уменьшились и поэтому нужно соответственно уменьшить и базу, которая должна поддерживаться. Что касается "Циклона-3", то основные части этого носителя изготавливались даже не в российской промышленности, а на Украине. И этот носитель всегда считался одним из самых надежных носителей старой советской программы и делался он знаменитым КБ, которое когда-то было создано академиком Янгелем.

Сергей Данилочкин:

Сохраняется и развивается ли сотрудничество теперь уже отдельных, национальных российских и украинских авиакосмических фирм?

Роальд Сагдеев:

Сотрудничество существует. Я думаю, это связано с тем, что просто и Украина, и Россия нуждаются друг в друге. У Украины нет своих собственных полигонов для запуска ракет-носителей. Поэтому используют и Байконур, и Плесецк. А Россия заинтересована в участии в некоторых совместных с Украиной проектах, как, например, в запуске "Циклонов", которые, как правило, производятся в интересах Министерства обороны России. Кроме того, есть международный многосторонний проект "SeeLaunch" - запуск гораздо большего носителя с океанской платформы. Этот проект связывает вместе Россию, Украину, как раз знаменитое КБ Янгеля, американскую фирму "Боинг" и норвежскую компанию, которая сделала плавучую платформу, используя технологию плавучих нефтяных платформ.

Сергей Данилочкин:

Как развиваются упомянутый вами международный проект "SeeLaunch"?

Роальд Сагдеев:

Сейчас он находится в начальной стадии эксплуатации. Были неудачи, кстати, одна из них по сценарию развития событий почти в точности напоминает то, что произошло с "Циклоном-3". Двигатель третьей ступени был отключен бортовым компьютером, и, как потом показали исследования, была заложена неправильная идеология работы этого компьютера. Он сам "перестраховался". Не исключено, что нечто подобное произошло и сейчас. Если это действительно подтвердится, то тогда можно будет сделать общий вывод, что сама двигательная часть, камеры сгорания, топливные баки - вся эта система до сих пор находится на хорошем уровне, а управляющая ей электроника существенно устарела и сейчас потребует перевода на новую элементную базу, на новые принципы строения.

Сергей Данилочкин:

Как вы считаете, могут ли вдохнуть новую жизнь в российские и другие национальные космические комплексы международные проекты, типа той же самой международной космической станции?

Роальд Сагдеев:

Опыт международной космической станции, организация работы над ней стали своего рода палочкой-выручалочкой для тех предприятий аэрокосмической промышленности России, которые участвуют в этой программе. Это Федеральный космический центр имени Хруничева и НПО "Энергия". Я думаю, что участие в международных проектах безусловно поможет. Это поможет поддерживать нормальную производственную жизнь, даст какую-то прибыль и, в конце концов, выход на мировые рынки.

XS
SM
MD
LG