Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Газпром - западные инвесторы обеспокоены


Программу ведет Андрей Шарый. Корреспондент Радио Свобода в Москве Мумин Шакиров беседовал с бывшим министром финансов России, членом Совета директоров компании Газпром Борисом Федоровым и с ведущим экспертом агентства "Финмаркет" Андреем Лусниковым. Приводится изложение статьи о Газпроме, опубликованной 28 декабря в газете "Интернейшенел Геральд Трибюн".

Андрей Шарый:

"Газпром - огромная российская естественная монополия, одна из крупнейших компаний страны, вывела из компании сотни миллионов долларов активов, заключая в последние годы прибыльные сделки с фирмами, принадлежащими большей частью руководителям Газпрома же и их родственникам", - этот тезис выдвинула в четверг в своем европейском издании американская газета "Интернейшенел Геральд Трибюн". Изложение статьи подготовил Иван Воронцов:

Иван Воронцов:

"Об этом свидетельствуют документы. И эти действия вызвали критику со стороны иностранных инвесторов, которые опасаются, что таким образом фонды Газпрома - у него больше 20 процентов всех мировых запасов природного газа - уйдут из компании или будут использованы ее руководством для личного обогащения. Газпром частично принадлежит государству, и проблемы, связанные с ним - это испытание для Владимира Путина, обещающего реформировать экономику. Газпром оказывается в самом сердце споров о том, что будет с экономикой России: станет ли она открытым прозрачным рынком, на котором будут защищены право собственности и права акционеров, как обещал Путин, или же в ней будут царить подозрительные сделки и политические опасности - как сейчас?

Представляющий иностранных инвесторов бывший российский министр финансов, член Совета директоров Газпрома Борис Федоров поднял вопросы обо всех этих сделках на заседании Совета директоров 9 декабря. По словам Федорова, исчерпывающих ответов он не получил. В Газпроме работают 298 тысяч человек. Он производит 25, 7 процента потребляемого Европой газа, и часто компанию называют "государством в государстве". Правительству принадлежит 38,4 процента акций Газпрома; он один из крупнейших налогоплательщиков страны. Для России Газпром мог бы быть золотой жилой, но, по мнению иностранных инвесторов, компания недооценена из-за небесспорной деятельности ее руководства и вообще из-за рисков, с которыми сопряжен бизнес в России. Уровень капитализации Газпрома - цена всех его активов - сейчас около 7 миллиардов долларов. Для сравнения: у компании "Экксон Мобиль Корпорейшен" - 300 миллиардов. При этом у Газпрома запасы энергоносителей больше, чем у "Экксона" примерно в шесть раз.

Владимир Путин пытался в минувшие месяцы взять Газпром под более жесткий контроль. Председателем Совета директоров был назначен бывший первый заместитель главы администрации президента Дмитрий Медведев. Он признал, что уровень капитализации Газпрома чудовищно низок, и что компания могла бы стоить сотни миллиардов. Но, кажется, Кремль тянет с заменой руководства, выжидая, возможно, истечения в следующем году контракта нынешнего председателя правления Рема Вяхирева.

Суть дела в том, что иностранных инвесторов волнует: не было ли конфликта интересов при заключении Газпромом контрактов на общую сумму в миллиард двести миллионов долларов с компанией "Стройтрансгаз". Борис Федоров раздавал документы о них после совещания 9 декабря, они имеются в распоряжении газеты "Вашингтон Пост". Федоров склонен видеть здесь конфликт интересов. 81 процент бизнеса "Стройтрансгаза" - дела с Газпромом. По данным Федорова, его основные акционеры - два сына бывшего директора Газпрома и бывшего премьер-министра России Черномырдина - Виталий и Андрей, которым принадлежит по 5,96 процента акций, дочь Рема Вяхирева Татьяна Дедикова - у нее 6,4 процента, и трое детей Арнгольта Беккера - президента "Стройтрансгаза" и члена Совета директоров Газпрома. У самого Беккера 20 процентов, и от 2,6 до 6,9 процента у детей. Еще 6,4 процента Стройтрансгаза принадлежат родственнику другого члена Совета директоров Газпрома - Вячеслава Шеремета.. В 1995-м году, как следует из документов, "Стройтрансгаз" приобрел за 2,5 миллиона долларов 4,8 процента фондов Газпрома - их рыночная стоимость в то время составляла 191 миллион...

Также инвесторы подозревают, что активы Газпрома стоимостью в сотни миллионов долларов, преимущественно -богатые газовые месторождения - перешли - в результате сомнительных сделок - к другой быстро растущей российской газовой компании - "Итера". Эта компания была создана Игорем Макаровым - бывшим спортсменом - велосипедистом мирового класса, из Туркмении. В 90-е годы "Итера" стала выполнять роль посредника между Газпромом и его клиентами. Сейчас у "Итеры" 7 тысяч сотрудников в 24 странах. Как заявил недавно в Бостоне ее президент Валерий Ощерцов, она собиралась произвести в этом году 18 миллиардов кубометров газа, выходя в России на второе место. По данным Федорова, "Итера" всего за три года стала одной из крупнейших газовых компаний мира - ее запасы - 1,2 триллиона кубометров - это меньше чем у Кувейта - 1,49 миллиона, но больше чем у Норвегии - 1,17 миллиона. Как "Итера" разрослась так быстро? 5 декабря Ощерцов сказал в газетном интервью, что компания вложила 400 миллионов долларов в свои месторождения. Но от Газпрома с 1997-го года по 2000-й "Итера" получила 472,5 миллиона кредитов - то есть, фактически все ее "инвестиции" финансируются Газпромом - говорит Федоров. Также Федоров и другие интересуются: почему Газпром теряет свои активы? Например, Газпром продал "Итере" 51 процент акций своего филиала "Роспан" по их номинальной стоимости в 286 долларов. По оценкам службы безопасности Газпрома же, реальная цена была 104 миллиона..."

"Другой пример: "Таркосаленефтьгаз" - компания в Тюменской области. В 1994-м году она на 46 процентов принадлежала Газпрому. Потом компания выпустила новые акции, и к 1998-му году доля Газпрома упала до 24 процентов а доля "Итеры" выросла до 34, сейчас же доля Газпрома уже всего 8 процентов, а у "Итеры", по данным ее вице-президента Владимира Мартыненко, около 38". Это, как объясняет "Интернейшенел Геральд Трибюн", произошло в результате серии трансакций, хотя Газпром, затратив от раза к разу от 175 тысяч до 6 миллионов 600 тысяч долларов, мог бы сохранить свой пакет акций на прежнем уровне. "Да, одна компания увеличивается, другая уменьшается", - этими словами Бориса Федорова заканчивается статья в "Интернейшенел Геральд Трибюн".

Андрей Шарый:

Итак, западные инвесторы обеспокоены ситуацией вокруг Газпрома. Как в России реагируют на эту обеспокоенность? Над темой в Москве работал Мумин Шакиров:

Мумин Шакиров:

По оценкам экспертов, основные фонды компании Газпром, где работают около 300 тысяч человек и которая обладает 20 процентами всех мировых запасов природного газа, оцениваются в 7 миллиардов долларов США. Для сравнения: активы международной компании "Экксон Мобиль Корпорейшен" - 300 миллиардов. При этом у Газпрома запасы энергоносителей больше, чем у "Экксона" примерно в шесть раз. По мнению ведущего эксперта агентства "Финмаркет" Андрея Лусникова, западные инвесторы оценивают по заданной низкой шкале не только Газпром, но и другие российские компании:

Андрей Лусников:

Инвестиционная группа "Ренессанс Капитал" 29 октября опубликовала исследование инвестиционных перспектив Газпрома. В соответствии с расчетами аналитиков, стоимость одной акции по фундаментальным показателям составляет 1 доллар 78 центов. В то же время, сейчас на Московской Фондовой Бирже стоимость акций Газпрома лишь немногим превышает 30 центов. То есть, она занижена в 5-6 раз. Но так же занижены цены на акции практически всех крупных российских компаний. Пример, который у всех на слуху - РАО ЕЭС России. По оценкам экспертов, акции этой компании стоят в десятки раз меньше, чем акции зарубежных аналогов с сопоставимым оборотом. Аналогичная ситуация в большинстве нефтяных российских компаний - Ростелекоме, других промышленных "монстрах"...

Мумин Шакиров:

"То, что российские компании на мировых биржах оцениваются ниже своей реальной стоимости, говорит о многом: об отношении к стране, к ее экономике и системе управления крупнейшими предприятиями", - такова точка зрения бывшего министра финансов России, члена Совета директоров компании Газпром Бориса Федорова:

Борис Федоров:

Газпром - это, в общем, российская компания, а все, что в России, подвергается сомнению, недооценивается. Но самая главная причина, конечно, в том, что компания нетранспарентна - непрозрачна, происходит очень много экономической деятельности, которая акционерам непонятна. Либо, наоборот, если у них есть десятки, сотни вопросов по поводу сомнительных сделок менеджмента, то цена на акции резко падает - никто не хочет покупать акции компании, где менеджмент считает себя хозяевами, и его члены делают, что им нравится, прежде всего, в свою личную пользу.

Мумин Шакиров:

Борис Федоров - одна из заинтересованных сторон, кто поднял вопрос о коррупции в Газпроме. Его аргументы и доводы легли в основу материала, появившегося в "Интернейшенел Геральд Трибюн". По мнению Федорова, семейные и родственные кланы, имеющие отношение к руководству компании, проводят сомнительные финансовые сделки в ущерб Газпрому:

Борис Федоров:

Уже на сегодняшний день абсолютно доступны любому гражданину, любому инвестору многочисленные данные, которые показывают, что в целом ряде дочерних предприятий Газпрома присутствуют дети, племянники, племянницы, внуки, мужья дочерей, и так далее... Иногда мы встречаем, что такая-то страховая компания является владельцем такой-то части такой-то дочерней фирмы Газпрома, а страховая компания почему-то принадлежит главе внутреннего аудита Газпрома. То есть, имеется достаточное количество информации, которая свидетельствует о том, что есть очень много подозрительных мест внутри Газпрома, очень много сомнительных сделок. И зачастую торчат уши, почти ничем не прикрытые, либо менеджеров, либо их родственников, и так далее. Моя позиция: я не следователь и не могу с ходу обвинять, и мы настаиваем - я как член Совета директоров Газпрома настаиваю на независимой экспертизе сомнительных сделок.

Мумин Шакиров:

В статье говорится о непрозрачных финансовых отношениях между компаниями Газпром и "Стройтрансгаз", где основные акционеры - два сына Виктора Черномырдина и дочь Рема Вяхирева. Борис Федоров также подвергает сомнению контракты, заключенные между Газпромом и компанией "Итера". Я попросил прокомментировать ситуацию вокруг трех этих компаний ведущего эксперта информационного агентства "Финмаркет" Андрея Лусникова:

Андрей Лусников:

Дело в том, что очень сложно найти грань между разумной децентрализацией управления газовой отраслью и злонамеренным переводом активов в пользу заинтересованных лиц. В публикации упоминаются компании "Итера" и "Стройтрансгаз". По нашей информации, "Итера" преимущественно занимается поставками газа за рубеж, в то время, как "Стройтрансгаз" осуществляет инвестиционные проекты, связанные со строительством газовых и нефтяных магистралей - тоже за рубежом. Эти компании вполне могут выполнять определенные задачи лучше, чем непосредственно Газпром, и сделки с Газпромом могут быть просто отражением этого факта. Далее: в ближайшем году предполагается значительная перестановка в руководстве Газпрома, в результате которой Рем Вяхирев по всей видимости оставит свой пост председателя правления. На Совете Директоров Газпрома, проходившем в конце октября, было принято решение, что все сделки с акциями и паями газпромовских дочерних компаний, в частности - Стройтрансгаза, заключенные после октября, должны осуществляться только по решению Совета директоров. Остался вопрос о более ранних сделках... Отметим, что в Совет директоров Газпрома сейчас входят 11 человек, в том числе пять представителей государства и один представитель миноритарных акционеров - Борис Федоров. Так что фактически государство имеет полный контроль над процессом.

Мумин Шакиров:

Заниженная стоимость российских компаний на мировых биржах - это одна проблема. Есть и другая: цена акций Газпрома на внутреннем рынке для российских клиентов одна, а для зарубежных инвесторов - другая. Две шкалы цен - два разных подхода. По мнению Бориса Федорова, разница в стоимости одних и тех же акций наносит прямой ущерб компании и создает неравенство с точки зрения экономического развития Газпрома:

Борис Федоров:

Не нужно нам два класса акций, два вида акций. Акции должны быть, как и в любой другой нормальной компании, одинаковые - и для иностранцев, и для российских граждан - тогда цена будет одна и та же. Эта система разделения была сделана под псевдополитическими лозунгами, что, мол, если у нас есть разделение - для иностранцев мы продаем одни акции, а для граждан России - другие, то тем самым мы контролируем процент, который принадлежит иностранцам. На самом деле это обман, потому что ясно, что через дочерние компании, через посреднические компании можно приобретать акции все равно внутри страны. Ясно, что все пределы для иностранных акционеров давно превышены. То есть, это вот что-то типа борьбы с утечкой капитала из страны, когда мы не даем никому никаких лицензий, но все прекрасно знают, что сотни тысяч российских граждан имеют счета за границей. Не нужно делать вид, что ты борешься с чем-то. Давайте заниматься делом. Нужно убрать эти ограничения, и я уверен, что в Газпром придет больше денег, чем приходит сегодня. Это ключевой момент.

Мумин Шакиров:

В России конфликт между акционерами и управленцами - это уже классовая борьба. Менеджеры крупнейших компаний всегда пытаются вести самостоятельную экономическую и финансовую политику. Акционеры теряют дивиденды. Нередко в бой вступают другие заинтересованные лица - губернаторы, лоббисты из правительства и так называемые олигархи, которые всегда готовы оторвать жирный кусок от государственного пирога. У Кремля особое мнение - он сегодня выступает чаще в качестве "разводящего". Деньги и власть нужны всем. Отсутствие качественных законов вносит раскол между главными действующими лицами. Не меняется роль простого обывателя. Он - вечный наблюдатель.

XS
SM
MD
LG