Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Если бы Россия поставила себе цель вступить в НАТО - это было бы правильно..."

  • Сергей Данилочкин

Сергей Данилочкин беседует с директором Центра европейских исследований Института США и Канады профессором Юрием Давыдовым.

Ведущий программы "Темы дня" Андрей Шарый:

О влиянии визита Джорджа Робертсона на развитие отношений между НАТО и Россией мой коллега Сергей Данилочкин побеседовал с директором Центра европейских исследований Института США и Канады профессором Юрием Давыдовым:

Сергей Данилочкин:

Похоже, что после великого несчастья в США 11 сентября, когда тысячи людей погибли в Нью-Йорке и Вашингтоне, отношения между НАТО и Россией вдруг вновь оказались на подъеме. Такое уже бывало в истории. В различных протокольных мероприятиях, которыми был богат визит генерального секретаря Робертсона в Россию, это совершенно недвусмысленно просматривается. Не согласитесь ли вы с такой оценкой этого визита?

Юрий Давыдов:

Да. Я думаю, что вы совершенно правы. Дело в том, что и у России, и у НАТО, и у США появился общий враг. Более того, если мы представляем себя как демократическое государство, то перед лицом этого врага мы защищаем общую систему ценностей и отсюда необходимость объединения наших усилий. Они уже в какой-то степени объединяются. Мы поставляем разведданные, мы говорим о своем опыте, который мы имели в Афганистане, нашим партнерам, и так далее. И вопрос стоит о том, чтобы поднять реальные, организационные, структурные отношения России и НАТО на новый уровень.

Сергей Данилочкин:

Какими могут быть эти отношения в ближайшем и далеком будущем? Какие мнения существуют на этот счет? Я слышал, говорят, что для интеграции России в НАТО, если она захочет этого, необходимо буквально десятилетие?

Юрий Давыдов:

Конечно, какое-то время потребуется, хотя я думаю, что если бы Россия поставила бы себе цель вступить в НАТО - это было бы правильно, и она могла бы составить какой-нибудь план. Может, он был бы рассчитан на 10-15 лет, по этапам, но, во всяком случае, мы с каждым этапом приближались бы к реализации этой цели. Наше вступление в НАТО снимало бы очень многие проблемы, которые у нас существуют в отношениях с Западом, Западной Европой, США. Это и проблема ПРО, это и проблема расширения на восток, в особенности за счет Прибалтики, и так далее. Поэтому я думаю, может быть, мы вступили бы в НАТО и через 10 лет, но уже сейчас можно было бы предпринять какие-то шаги, тогда мы могли бы постепенно "врастать" в НАТО.

Сергей Данилочкин:

А какие шаги вы могли бы предложить?

Юрий Давыдов:

Нас, правительство, в особенности со стороны Думы часто упрекают в том, что оно не добилось того, чтобы Россия участвовала в принятии решения по проблемам безопасности. Вот мне кажется, так сказать, вступление или присутствие в НАТО в том или ином виде помогло бы решить эту проблему, то есть, главное, что бы мы действительно были в НАТО и могли влиять и на его поведение, и на принимаемые решения, не в совещательном органе, каким является Совет постоянного сотрудничества, а будучи в НАТО в каком-то другом качестве. Я думаю, что, и об этом говорил лорд Робертсон в Москве, Россия могла бы быть уже сейчас допущена в какие-то комитеты, комитеты военного планирования, комитеты ядерного планирования, не только в такие общие, как комитет по проблемам современного общества, а именно в эти военные, и она бы там могла и выступать, и высказывать свое мнение в той области, которая затрагивают ее, она могла бы участвовать и в голосовании, и в принятии решений. Эту область можно было бы заранее очертить - "вот, да, вот здесь Россия имеет свое слово, и в какой-то степени имеет право". Она действительно тогда бы участвовала в принятии решений - это очень важно.

Сергей Данилочкин:

Международные комментаторы на днях говорили о том, что Россия хотела бы оказаться в таком положении в отношении НАТО, когда бы она не несла ответственности за принимаемые решения и в то же время имела право совещательного голоса или даже вето. Как вы думаете, это соответствует национальным интересам России и если да - почему? Почему Россия занимает такое странное положение?

Юрий Давыдов:

Ну, всегда любая страна, наверное, хочет чтобы ее вклад был наименьшим, а отдача - наибольшей. Мне кажется, это касается в данном случае и России, но я думаю, что ответственные люди в России понимают невозможность этого. НАТО - это достаточно серьезная организация и ее ценность- это то, что это - политическая организация и плюс военная организация. У нас часто говорят: "Вот, мы были бы согласны вступить в НАТО, в политическую организацию, если бы НАТО на этом и кончалось, а военная организация была бы отброшена". Но это значило бы превратить НАТО во второе ОБСЕ, которое собственно ничего решить не может. Сила НАТО в военной организации, в военной инфраструктуре, и если бы Россия могла получить доступ к этому и сделать какой-то вклад, и нести соответствующую определенную ответственность, то это было бы хорошо и для России, и для НАТО. А досужие размышления насчет того, что если бы да кабы - я думаю, что они не влияют на политические решения, в конечном счете.

Сергей Данилочкин:

Как вы думаете, каковы сейчас преобладающие настроения у российской политической элиты? Российские политики стремятся к тому, чтобы Россия сближалась с НАТО, интегрировалась в НАТО или российские политики хотят, чтобы Россия все же пока стояла особняком?

Юрий Давыдов:

Российская элита неоднородна. В ней есть еще много "бывших", которые смотрят в прошлое, которые сходят с политической арены и поэтому готовы цепляться за все предубеждения, в том числе и антизападного характера, которые есть в обществе. Но есть и та часть политической элиты, которую, в общем, в гораздо большей степени беспокоят цены на нефть на западном рынке, и которая не так предубеждена против Запада, как их коллеги. И, конечно, надо ориентироваться, в основном, на тех, кто смотрит в будущее, а не в прошлое.

XS
SM
MD
LG