Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российская власть пока не знает, что делать с теневой водкой


Иван Трефилов, Москва:



Согласно официальной статистике, более половины крепких алкогольных напитков, продающихся в России, имеют нелегальное происхождение. Однако и административные, и экономические меры, предпринимаемые властями для борьбы с теневым алкогольным бизнесом, приводят лишь к обратному результату.

На российском алкогольном рынке складывается парадоксальная ситуация. Статистика свидетельствует, что легальное производство спиртного в стране постоянно растет. В частности, с января по октябрь на рынок поступило почти на 7 процентов больше водки и ликероводочной продукции, чем за аналогичный период 2000-го года. В то же время реальные объемы продаж алкогольной продукции намного превышают цифры ее производства. Так, эксперты министерства по налогам и сборам говорят, что более половины продающихся в стране крепких спиртных напитков имеют нелегальное происхождение. По оценке министерства экономического развития, эта цифра еще больше.
Российские производители алкоголя объясняют такую ситуацию неправильной политикой правительства страны. Только в начале 2000-го года акцизы на спиртное увеличились сразу на 40 процентов. В результате, цены на водку выросли почти на четверть, а легальное производство крепких спиртных напитков снизилось на 9 процентов. В то же время, несмотря на усиление административного контроля, оборот теневого сектора только увеличился. Эксперты говорят, что если бы власти стали, наоборот, акцизы снижать, то все было бы иначе. Такой точки зрения придерживается и аудитор Счетной палаты, бывший министр финансов Владимир Пансков:

Владимир Пансков:

Административные меры, опыт показал уже действия их - 4 года с лишним, ничего не дают, а экономические - да. Снижать акциз, не повышать, а снижать акцизы. Но, к сожалению, мы эту возможность упустили, когда была благоприятная внешнеэкономическая конъюнктура - можно было в 1999-м году принять решение, с 2000-го года снизить акцизы, мы первые два года имели бы, конечно, снижение поступления акцизов в бюджет при сниженной ставке, но через два-два с половиной года рынок бы восстановился. Почему? Потому что легальное производство не может сегодня конкурировать с нелегальным из-за высокой цены водки. Вся проблема в этом, все меры, которые принимаются - административного давления - они ничего не дадут.

Иван Трефилов:

Однако в российском правительстве, похоже, собираются исправлять положение другими методами. Об этом - заместитель министра экономического развития и торговли страны Юрий Белецкий:

Юрий Белецкий:

Мы же не можем дойти до абсурда - ну, давайте, до нуля снизим акцизы... Есть и другие методы, так сказать, борьбы, ну, в частности, и силовые ведомства должны принять более активное участие и более, скажем так, правильно работать в этой сфере.

Иван Трефилов:

Между тем, правоохранительные органы сегодня просто не в состоянии выявить всех нелегальных производителей алкогольной продукции. Владимир Пансков говорит, что объясняется это весьма просто:

Владимир Пансков:

Сегодня абсолютное большинство нелегальной водки производится на легальных предприятиях, и то, что нам показывают, что борются - МВД, другие правоохранительные органы - действительно, борьба идет большая, но не решает это, нет резкого снижения нелегального производства. Потому что кустарным способом произвести в стране 150-170 миллионов дл. водки просто невозможно. это делается на хорошо оснащенных предприятиях. По-моему, это всем ясно.

Иван Трефилов:

В российском правительстве не скрывают, что, согласно официальной статистике, производственные мощности легальных производителей алкоголя загружены всего лишь на треть. Следовательно, власти признают, что именно на этом оборудовании и вырабатывается основная часть теневой водки. Впрочем, по словам Юрия Белецкого, что с этим делать, в правительстве до сих пор не знают:

Юрий Белецкий:

Очень серьезная проблема. Это, на самом деле, проблема своего рода структурная в экономике, и, как это ни смешно может показаться, она достаточно близка, например, к проблеме угольной отрасли, реструктуризации, вот, когда мощности избыточные - нет спроса на продукцию, но здесь, на самом деле, есть спрос, но он нелегальный, поэтому мы на самом деле думаем над проблемой того, что надо реструктуризировать отрасль.

Иван Трефилов:

Пока власти раздумывают, ущерб от нелегального производства спиртного только умножается. Прежде всего, страдает государственная казна. Эксперты министерства по налогам и сборам утверждают, что финансовые потери бюджетов всех уровней ежегодно составляют около 40 миллиардов рублей. Для примера, эта цифра намного превышает все расходы государства на здравоохранение, запланированные в проекте бюджета на 2002-й год. Однако, это еще не все печальные последствия теневого оборота алкогольной продукции. Власть не может поставить под свой контроль официальных производителей спиртного, которые часть своего товара поставляют на рынок нелегально и без уплаты установленных законодательством налогов. Точно так же она не в состоянии эффективно бороться и с подпольными предпринимателями, занимающимися производством некачественного, а потому и дешевого алкоголя. В то же время, только за 9 месяцев 2001-го года от отравления таким спиртным в России уже погибло почти сорок тысяч человек.

XS
SM
MD
LG