Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Путин и Запад - совместный прыжок в неизвестность...


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют корреспондент Радио Свобода в Москве Иван Трефилов и российский политолог Андрей Пионтковский. Приводится подготовленное Иваном Воронцовым изложение статьи из американской газеты "Нью-Йорк Таймс".

Андрей Шарый:

Государственная Дума России поддержала в четверг позицию Владимира Путина по вопросам борьбы с международным терроризмом. Слово Ивану Трефилову:

Иван Трефилов:

Российские парламентарии одобрили сегодня резолюцию, которая практически дословно повторяет все последние заявления Владимира Путина о ситуации вокруг Афганистана. Депутаты призывают США и Великобританию ограничить свои действия на территории этой страны исключительно ликвидацией очагов международного терроризма. Иначе, как считают в Думе, эта операция может вызвать серьезную дестабилизацию обстановки, как в Центральной Азии, так и во всем мире. Кроме того, как говорит один из авторов постановления - Константин Косачев, международное сообщество ни в коем случае не должно путать террористов с мирным населением Афганистана:

Константин Косачев:

Мы убеждены в том, что народ Афганистана не должен нести ответственность за деяния группы террористов и их покровителей. Долг международного сообщества - способствовать скорейшему установлению мира и согласия в Афганистане, формированию стабильной власти - это предельно важно. Именно в этой связи мы предлагаем Государственной Думе обратиться к правительству Российской Федерации, правительствам всех заинтересованных государств с предложением немедленно увеличить гуманитарную помощь населению Афганистана, беженцам из этой страны, а также совместно реализовать комплекс мер по налаживанию мирной жизни, экономическому и социальному возрождению Афганистана.

Иван Трефилов:

В целом, поддерживая удары возмездия по Афганистану, российские депутаты категорически не согласились с отдельными попытками представить борьбу с международным терроризмом в качестве межрелигиозного конфликта. Поэтому Государственная Дума призывает парламенты и граждан всех мусульманских государств не поддаваться на провокации лидеров международных террористов и сделать все, чтобы не допустить вспышек эмоций и экстремистских настроений в своих странах. С идеями такого заявления большинство депутатов Государственной Думы поспешило согласиться. Альтернативный проект документа, подготовленный во фракции либеральных демократов, был палатой отвергнут. В нем представители ЛДПР предлагали квалифицировать антитеррористические операции США и их союзников как "агрессию против народа Афганистана".

Андрей Шарый:

"Внешнеполитический курс Путина подрывает его позиции на родине", - статья под таким заголовком опубликована в американской газете "Нью-Йорк Таймс". С ее изложением вас познакомит Иван Воронцов:

Иван Воронцов:

До последнего времени критики в России отвергали внешнюю политику Владимира Путина как почти исключительно тактическую, умиротворяющую всех, но лишенную стратегических целей. Сейчас Путину пришлось открыть свое стратегическое видение будущего и возникает вопрос: хватит ли у него тактического мастерства, чтобы реализовать стратегические планы? Атаки на Нью-Йорк и Вашингтон вынудили Путина сделать выбор между Россией ничьей не союзницей и Россией - союзницей Запада. Путин выбрал второе. "Человечество повзрослело после ужасной трагедии 11 сентября. Террористов подвели их высокомерие и наглость. Они не ожидали такой сплоченности международного сообщества перед лицом общей угрозы", - сказал Путин. Теперь ему предстоит добиться сплоченности в собственной стране. Судя по опросам общественного мнения, Путин оказался намного прогрессивнее не только простых россиян, но и военной, и политической элиты, на которой отчасти держится его власть. По данным опросов, проведенных 21-24 сентября, 48 процентов респондентов выразили симпатию американцам, но 50 процентов заявляют - "американцы этого заслужили", и 54 процента высказались за нейтралитет России в конфликте. А коммунисты, у которых все еще четверть российского электората, открыто назвали кризис предлогом для взятия Америкой под контроль Центральной Азии. Подобные воззрения находят немалый отклик и среди военных.

Михаила Горбачева и Бориса Ельцина при всей их популярности на Западе внутри страны практически повсеместно считали теми, кто погубил советское величие. Такой же ярлык может стать политически фатальным для Путина. Пока он ведет Россию в антитеррористический союз на волне своей колоссальной популярности. Больше 70 процентов россиян, по данным большинства опросов, последовательно поддерживают политику Путина. Но многие эксперты полагают, что эта поддержка отчасти обусловлена удивительным экономическим подъемом России в минувшем году и может быть подорвана падением цен на нефть. Президент США Джордж Буш и советник по национальной безопасности Кондолиза Райс похвалили Путина за исторический поворот в отношениях Востока и Запада. Но для сохранения своего курса на Запад Путину, по мнению многих аналитиков, нужны не похвалы, а ответные шаги. США и Германия согласились посмотреть по-иному на роль террористов в чеченском конфликте. На прошлой неделе американский торговый представитель Роберт Зелик обещал добиваться ускоренного приема России в ВТО. Путин уже настаивает на более масштабной экономической интеграции России не только в мировые торговые структуры, но и в ЕС. Он публично призвал подумать о вступлении России в НАТО. Практически это нереально, но между Западом и Москвой может быть заключен какой-то символический минимальный договор о безопасности.

"На Западе люди не понимают, что Путин сделал стратегический выбор. Армия его не поддерживает. ВПК не поддерживает. Даже либералы расколоты. Если Запад не покажет россиянам, что переориентация приносит конкретные плоды - тогда Путин легко может вернуться к своей прежней тактической политике", - полагает специалист по России из Стэнфордского Гуверовского института Майкл Макфол. По мнению же Георгия Арбатова из Института США и Канады, Путин вряд ли повернет назад "Он стал подлинным государственным мужем. Конечно, мы не знаем, как далеко он пойдет. Но есть надежда", - этими словами российского академика завершается статья в "Нью-Йорк Таймс".

Андрей Шарый:

Господин Пионтковский, что говорит ваше чутье политолога. Если действительно верны вот эти размышления о том, что Путин и его люди, скажем так, оказались по разные стороны баррикады в этой ситуации - кто кого перетянет на свою сторону?

Андрей Пионтковский:

Эти размышления справедливы. Достаточно посмотреть на заголовки наших газет, и до, и между 11 и 24 сентября, где превалирующим настроением было: "Американцев жалко а Америку нет", - и после 24 сентября. И я имею в виду не только газету "Завтра", которая достаточно откровенно и последовательно артикулирует неприятие нового курса президента, но и такие либеральные органы как "Независимая Газета", "Время МН", даже такие каналы как НТВ - там очень много критики Путина. Достаточно вспомнить, что, по-моему, позавчерашняя "Независимая" открывалась громадной статьей генерала Ивашова, где он утверждал, что американцы сами себя взорвали и втянули весь мир в громадную провокацию, на которую попался Путин. Я думаю, проблема Путина - не настроение общества в целом. Если президент совершает резкий внешнеполитический поворот, и его поддерживают при этом, как мы только что слышали, 50 процентов населения - это очень хороший результат. Проблема Путина - это, конечно, так называемые военные и внешнеполитические элиты. Я думаю, что там сейчас процент поддержки президента гораздо меньше. Отвечая на вопрос я скажу так: все зависит от Путина. Если он проявит достаточную твердость и последовательность в отстаивании своего нового курса, а он действительно отвечает интересам России, то, опираясь на 70-процентный рейтинг общей поддержки, 50-процентную поддержку его внешней политики - он может преодолеть это сопротивление элит.

Андрей Шарый:

Господин Пионтковский, как вы считаете, у него есть достаточно ресурсов для этого? Ведь Путина, насколько позволяли судить предыдущие события в России, отличает тонкое понимание того потенциала сил, которым он располагает. Вы считаете, что он просчитал на сей раз этот ход тоже? Или это все-таки какая-то эмоциональная реакция, или, может, он потерял слегка почву под ногами?

Андрей Пионтковский:

Сейчас, в новой ситуации мира, и Путин, и Буш, и Блэр, и кто угодно - все совершают определенный прыжок в неизвестность. Старые структуры сломались, и сейчас вот то, что математики называют точкой дефуркации, где процесс не детерминирован, и он зависит в значительной степени от политической воли действующих на сцене политиков. Мне кажется, что Путин, кроме того, как любой руководитель крупной страны - это человек власти, человек воли к власти. И он отчетливо должен понимать, что если он сейчас отступит, то это будет явным отступлением под давлением окружения, и после этого он уже никогда не станет снова настоящим президентом, контролирующим свое окружение и элиты, а станет скорее манипулируемой игрушкой в руках элит.

Андрей Шарый:

Вы готовы похвалить президента Путина за ту мудрость, которую он, кажется, проявляет в этой конкретной ситуации?

Андрей Пионтковский:

Да, безусловно.

XS
SM
MD
LG