Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Отставка Альфреда Коха - пролог?


Ведущий программы "Темы дня" Андрей Шарый беседует с телевизионным обозревателем Радио Свобода Анна Качкаевой.

Андрей Шарый:

12 сентября Альфред Кох подал в отставку с поста генерального директора компании "Газпром-Медиа". По некоторым данным, это может быть связано с разногласиями между Кохом и руководством "Газпрома" относительно будущего медиа-холдинга. У микрофона в нашей московский студии телевизионный обозреватель Анна Качкаева. Анна, как можно объяснить отставку Альфреда Коха?

Анна Качкаева:

Заявление главы "Газпром-Медиа" Альфреда Коха об отставке можно было бы назвать аппаратной интригой, если бы не двухлетняя драма НТВ и всего медиабизнеса Владимира Гусинского. Напомню, что Альфред Кох возглавил реанимированный "Газпром-Медиа" в мае 2000-го года. В этом же году он вступил в борьбу, по официальной версии, одного хозяйствующего субъекта с другим - "Газпрома" и "Медиа-Моста". Произошло это, напомню, после обысков в Медиа-Мосте и того, как был на три дня посажен в Бутырку Владимир Гусинский. Результат всех этих акций известен. Контрольный пакет акций НТВ и других компаний "Медиа-Моста" перешел к Газпрому. И 6 месяцев, которые минули с того времени, как сменился основной владелец - Альфред Кох и Борис Йордан обещали, и в России, и за рубежом, что Газпром не будет владеть контрольным пакетом акций НТВ, компания станет действительно независимой и у нее появится иностранный инвестор. Все это время заявления оставались не более чем заявлениями. Поэтому мне кажется, что морально и политически, и Йордан, и Кох в глазах деловых людей выглядели, по меньшей мере, недобросовестными несостоятельными менеджерами, а в глазах многих поклонников прежнего НТВ - почти могильщиками свободы слова. И, судя по всему, за все это время Кох, как глава "Газпром-Медиа", так и не смог добиться от руководства "Газпрома", который после Рема Вяхирева возглавил Алексей Миллер, конкретных решений. Например, что НТВ и другие компании будут выставлены на продажу, что он - Кох - не только как менеджер но и как бизнесмен, претендующий на покупку акций, будет участвовать в этом процессе, и что разрешится, наконец, ситуация вокруг "Эха Москвы".

Видимо, глава Газпрома Алексей Миллер посчитал, что сможет разобраться с непрофильными акциями "Медиа-Моста" без участия Альфреда Коха. Во всяком случае, так можно оценить документы, которые мне сегодня попали в руки. В записке на имя Коха из департамента по информационной политике Газпрома, который возглавил Александр Дыбаль, написано, что правление Газпрома назначено на пятницу на 12 часов. И далее в этой записке написано: "К сожалению, не смог дозвониться вам в приемную, так как, по-видимому, рабочий день к этому моменту уже закончился, поэтому посылаю проект решения правления по факсу". В постановлении правления акционерного общества "Газпром" три пункта, в которых значится: принять к сведению сообщения господина Дыбаля, в срок до 15 января 2002-го года провести анализ финансового состояния и оценку стоимости дочерних медиакомпаний, и департаменту по информационной политике в месячный срок подготовить предложение по финансированию дочерних медиакомпаний на переходный период. К слову скажу, что оценка компаний уже, по-моему, не единожды проводилась, а если говорить о сроке 15 января, то, насколько мне известно, к этому времени просто некоторые компании могут загнуться, потому что нет финансирования, нет прибыли и более-менее на плаву может остаться только "НТВ" и "Семь Дней". И вот, видимо, такая форма обращения к господину Коху и эти документы, посланные по факсу, стали последней каплей, после которой Альфред Кох решил объявить о своей отставке.

Глава Газпрома Алексей Миллер, тоже, видимо, решив подстраховаться, в 9 часов утра встретился с руководителями и ведущими журналистами телекомпании НТВ, объявив им, что принято принципиальное решение о продаже акций холдинга. Объявленная пресс-конференция Альфреда Коха так и не состоялась, потому что главу Газпром-Медиа вызвали в Кремль, как нам сказали, то ли успокаивать, то ли уговаривать не бросать все это предприятие. И неизвестно, как вообще дело повернется дальше, но на самом деле вся эта история нынешнего НТВ отражается как в прямом зеркале с предыдущей истории. Теперь, видимо, и господину Коху, и господину Йордану не помешали бы гарантии собственников, не помешали бы гарантии того, что продажа произойдет и произойдет не позднее Нового Года, иначе их обещания будут мало чего стоить. И кстати, еще замечу, что пока никто не видел самого постановления пятничного правления Газпрома, где было бы написано, что Газпром действительно продает все свои медиаакции. Пока есть только публичное заявление Алексея Миллера.

Андрей Шарый:

Анна, вы помните, я думаю, когда Борис Йордан был у нас на радио месяц или чуть больше месяца назад, и был гостем программы "Лицом к Лицу", которую вы же и вели - он говорил и напирал на то, что он человек нанятый - он работает в компании "Газпром-Медиа", он не является собственником, и в то же время он говорил - я напомню нашим слушателям, что имеется насколько претендентов среди крупных западноевропейских и американских компаний, которые хотели бы получить часть или весь пакет собственности на НТВ. Как вы считаете, заявления или намерения Миллера - они свидетельствуют о том, что у Газпрома есть покупатель на НТВ?

Анна Качкаева:

Вот я совершенно в этом не уверена, потому что если кто и вел переговоры о возможной продаже, так это были как раз Йордан и Кох. Вел ли такие переговоры Миллер - я не знаю. Может быть, он и вел переговоры, здесь в России, может и есть какие-то претенденты на пакеты акций среди российских инвесторов. О желании крупных российских компаний получить акции телекомпании и других компаний холдинга я слышала, но ничего конкретного мне об этом неизвестно. Поэтому, не знаю, может быть, господин Миллер оказался сейчас более осведомленным в этих вопросах. Но я в этом не очень убеждена, потому что насколько я знаю, именно господин Йордан проводил - он собственно об этом и говорил в нашем последнем эфире - все последние переговоры и искал или европейских, или американских инвесторов. И сейчас, кстати, складывается довольно странная ситуация, потому что господин Йордан может занять формальную позицию и скажет: "Давайте я буду представлять интересы всех акционеров, а не только интересы акционеров "Газпром-Медиа", в том числе и интересы Гусинского, который остается владельцем компании", - в это во все с трудом верится, но сейчас такая необычная комбинация сложилась, я бы сказала.

Андрей Шарый:

Анна, судя по тому, что мы - зрители - видели на канале НТВ, слышали по радио "Эхо Москвы" - отставка господина Коха или его желание подать в отставку - вещь для него достаточно неожиданная. Вы удачно сказали, что последняя капля в чаше терпения, видимо, действительно пролилась. С другой стороны известный российских политтехнолог Глеб Павловский в пятницу, объясняя отставку Коха, заметил, что "его трудно назвать жертвой - он не тот человек, который может быть жертвой". Как вы считаете, может ли это все быть каким-то тонко разыгранным участниками приватизационной или политической игры мероприятием, или действительно Кох искренен и случилось нечто вроде катастрофы?

Анна Качкаева:

В искренность господина Коха мне с трудом верится, он известный шоумен, почти телезвезда и вообще человек доказавший, что он не чужд режиссуре, драматургии и вообще таких эпатажных эффектов. Так что я могу допустить... С другой стороны, он человек чрезвычайно эмоциональный, это было заметно и все эти минувшие полтора года, я могу допустить, что это было такое спонтанное решение, но это не значит, что оно не было продуманным, потому что в течение последних полутора месяцев просачивались слухи о том, что Кох "машет заявлением" условно говоря - так это интерпретировалось, потому что не принимались никакие решения, или он чувствовал, что его отодвигают от этих решений. Просто, видимо, создалась ситуация, когда новый руководитель Газпрома господин Миллер нашел гораздо более, или лояльных, или для него удобных или важных людей, в том числе и господина Дыбаля, фамилию которого мы только что узнали практически, с которыми он, может быть, считает, лучше получится разобраться со всеми этими медиаактивами. И может быть, поэтому здесь проявились такие личные моменты. И обида господина Коха и его опасения по поводу будущего компании, в том числе собственных интересов, потому что ни господин Кох, ни господин Йордан не скрывали, что они намерены участвовать в покупке акций, если будет объявлен тендер.

Андрей Шарый:

Анна, наши с вами коллеги из разных средств информации по-разному, чего и следовало ожидать, откомментировали желание господина Коха уйти в отставку. Я внимательно следил, скажем, за эфиром "ТВ-6" со вполне понятным таким эмоциональным злорадством коллеги реагировали на то, что случилось, и там ключевым словом в обыгрывании всего этого сюжета было слово "алчность" - такой каламбур, связанный с программой, которую господин Кох начала было вести на НТВ. Владимир Познер - известный журналист ОРТ - назвал в интервью ТВ-6 Коха "киллером", который был призван, чтобы разобраться с НТВ, а теперь вот "убили" и его самого. ОРТ и РТР говорили о случившемся в "Газпроме" и "Медиа-Мосте" как чем-то не имеющем большого знания для России. Алексей Венедиктов - радио "Эхо Москвы" - выразил удовлетворение тем, что теперь, наконец, акции радиостанции могут принадлежать самим журналистам. Как вы считаете, чего следует ждать зрителям от всего, что произошло? Следует ли ждать каких-то изменений в тех средствах информации, которые еще до сегодняшнего дня или еще несколько дней будут оставаться собственностью "Газпрома"?

Анна Качкаева:

Я полагаю, что ничего принципиального не произойдет для зрителей, потому что не несколько дней и даже не несколько недель, а скорее - еще несколько месяцев средства массовой информации "Газпром-Медиа" останутся во владении "Газпрома". Все будет зависеть от того, останется ли после кремлевской беседы Кох на месте, как поведет себя Йордан, как к этой ситуации отнесутся журналисты НТВ, и дальше надо будет очень внимательно смотреть за тем ,действительно ли Газпром будет освобождаться от всех своих активов, а не только активов компаний, связанных с "Мостом" - ТНТ, "НТВ плюс" и НТВ. Если это так - то тогда я думаю, что предстоит еще немало драм, потому что активы "Газпром-Медиа" - это и телекомпания "АСТ" и газеты "Труд", "Трибуна", масса региональных средств массовой информации, и электронных, и печатных. Поэтому я думаю, что сегодняшняя, вырвавшаяся из-под ковра то ли интрига, то ли эмоциональная реакция, то ли сознательный ход - это опять пролог чего-то, начало каких-то дальнейших действий.

XS
SM
MD
LG