Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Уголовное дело против Николая Аксененко - политические версии


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют обозреватели Радио Свобода Иван Трефилов и Михаил Соколов.

Андрей Шарый:

Генеральная прокуратура России продолжает расследование уголовного дела по фактам злоупотребления в МПС России. Руководитель этого ведомства Николай Аксененко, которому уже предъявлено обвинение в превышении должностных полномочий, заявляет о том, что следователей подвела некомпетентность. С подробностями обозреватель Радио Свобода Иван Трефилов:

Иван Трефилов:

Уголовное дело, связанное с расследованием фактов злоупотреблений в МПС, Генеральная прокуратура завела еще 9 октября. Как официально заявили представители правоохранительных органов, в рамках этого дела уже проведены некоторые следственные действия, а также допрошен ряд чиновников, в том числе 6 заместителей министра. Более того, 19 октября в Генеральной прокуратуре России побывал и сам руководитель министерства Николай Аксененко. Итоги визита оказались весьма скандальными. Следователи предъявили ему обвинения в превышении должностных полномочий, которые повлекли причинение ущерба государству на сумму более 70 миллионов рублей. В частности, речь идет о повышении заработной платы и командировочных расходов руководящим сотрудникам министерства. На этом претензии Генпрокуратуры к железнодорожникам не закончились. Ссылаясь на проверки российской Счетной палаты следователи утверждают, что только в прошлом году МПС не доплатило в казну 11 миллиардов рублей налоговых платежей. Проверяются также и факты расходования средств министерства для покупки жилья гражданам, не имеющим никакого отношения к железнодорожному ведомству. Еще одно обвинение грозит министру путей сообщения статьей о хищениях в особо крупных размерах. Якобы он через свои фирмы тайком скупал безнадежные долги собственного министерства и только после этого разрешал их оплату.

Между тем, выводы следователей Николая Аксененко явно не убедили. Он даже заявил, что готов оспорить в суде законность возбуждения такого уголовного дела. При этом министр утверждает, что некоторые работники правоохранительных органов некомпетентны, и просто не понимают специфику работы МПС. Она же - эта специфика - заключается в том, что МПС является единственным ведомством в России, которое совмещает в себе государственную и хозяйственную деятельность. То есть, помимо выполнения руководящих функций министерству поручено заниматься обыкновенной коммерческой деятельностью. Такие права МПС имеет уже 5 лет, после того, как в июле 1996-го года председателем правительства Виктором Черномырдиным было утверждено положение о министерстве. Теперь, похоже, следователи прокуратуры и железнодорожники стали по-разному трактовать обязанности МПС регулировать хозяйственную деятельность железных дорог страны. Министерство, например, считает вполне нормальным самостоятельно устанавливать должностные оклады своим сотрудникам и при этом абсолютно не равняться на утвержденные законом зарплаты других государственных служащих. Более того, руководство МПС не видит ничего противозаконного и в том, что в дачных поселках высокого железнодорожного начальства строительство никогда не останавливается, а для ремонта главного офиса министерства требуются исключительно гранит, мрамор и редкие породы дерева. При этом денег на ремонт вагонов, локомотивов и прочей техники, износ которой уже достиг 60 процентов, у МПС решительно не хватает. Даже начатая реконструкция московских вокзалов выглядит более чем странной. По плану министерства почему-то в первую очередь модернизировали наименее посещаемый из них - Рижский вокзал. Однако, ответ на эту загадку появился быстро: в отремонтированных залах ожидания уютно разместился салон кухонной мебели.

Следователи Генпрокуратуры не спешат детализировать предъявленные Николаю Аксененко обвинения. Поэтому непонятно, насколько глубоко они собираются вторгнуться в хозяйственную империю железнодорожного ведомства страны. Однако, сейчас ни у кого нет сомнения в том, что основанием для этого расследования станут юридически неточные формулировки правительственного положения в министерстве. Почему-то о них правоохранительные органы вспомнили впервые, начиная с 1996-го года.

Андрей Шарый:

Основные политические версии возбуждения уголовного дела против министра путей сообщения России анализирует политический обозреватель Радио Свобода Михаил Соколов:

Михаил Соколов:

С лета 1999-го года этот крупный сутуловатый человек с не очень отчетливой казенно-серой речью делал все, чтобы казаться очень таким незаметным не политиком, а незаменимым спецом-хозяйственником. У главы МПС, недавно еще первого вице-премьера Николая Аксененко это как будто получалось. Образу как нельзя более соответствовали некоторые позитивные перемены в наиболее заметной публике части железнодорожного транспорта - пассажирских перевозках. Помогла и всероссийская рекламная кампания: МПС представала работающей без сбоев машиной, где вежливые проводники в отутюженной форме подносят пассажирам янтарный чай. Тема доходов от грузоперевозок не афишировалась. Об афере скоростной трассы от Москвы до Питера забыли. Публичная дискуссия шла о возведении моста до Сахалина... И вот прокуратура возбуждает против министра Аксененко примитивное уголовное дело из разряда очень советских. Не любому министру рискнут предъявить 286-ю статью. Именно поверхностность обвинений в превышении полномочий заставила многих вспомнить, как летом 1999-го года Николай Аксененко считался чуть ли не потенциальным наследником Бориса Ельцина. "Вот за это, мол, выходец из сибирского секла Новоалександровка наконец-то и расплачивается. Не случайно - рассуждают - в основу дела легло заключение Счетной палаты. Нынешний ее глава Сергей Степашин дал ход материалам проверки, вспоминая, как в его премьерскую пору Николай Аксененко фактически захватил руководство правительством".

Момент политической мести мог присутствовать в деле Аксененко, так же, как и пришедшие на память жесткие тарифные конфликты железнодорожного олигарха с воротилами алюминиевого и энергетического бизнеса. Безусловно, имелся существенный интерес заказать Генпрокуратуре акцию давления на министра путей сообщения, но вот были ли для это реальные возможности? Скорее, подоплека дела Аксененко - глобальная перспектива предстоящего разделения хозяйствующего органа МПС на собственно министерство, занятое планами развития путей сообщения, и самостоятельное акционерное общество. Контроль над этим "РАО Российские железные дороги" - стратегическая позиция, не менее важная, чем управление Газпромом или РАО ЕЭС России. Николай Аксененко подготовил под себя реформу и в тот момент, когда бывший дежурный по станции Вихоревка рассчитывал, наконец, легализоваться в качестве олигарха, ему публично было предложено отдать власть. Не эффективную власть в ведомстве - министром без хозяйственных функций, пойдя на сделку с Кремлем, Аксененко может и остаться. Его просят уступить контроль над подлинным богатством - уже выведенной из МПС собственностью, финансовыми потоками, сетью оффшорных компаний, разных "трансрейлов", "иристонсервисов", "финтрансов" - то есть, тем, о чем обвинение и не говорит. Предупреждал ведь главу МПС президент Путин: "Николай Емельянович, вашим экспортным тарифом пользуются проходимцы". Теперь к министру применена санкция Генпрокуратуры, возможно, поскольку глава МПС так и не запустил порядочных людей Кремля попользоваться этим самым тарифом в своей системе.

Обвиняемому придется пойти на диалог через принуждение к партнерству. Ему предстоит в обмен на свободу и честное доброе имя государственного человека раскрыть все то, что было делом его жизни - "пароли, явки, адреса", то есть, счета, скидки, систему партнерства с железнодорожными "генералами" - главами региональных дорог. За это могут оставить и министерское кресло, и один из "запасных аэродромов" - например, "Транстелеком". А созданная Аксененко схема должна работать, став достоянием управляющих новым акционерным обществом, совсем даже не обязательно путейцев с Октябрьской дороги или питерских чекистов.

Важная деталь - добрые отношения министра с кланом Романа Абрамовича не помогли ему. Посредники из ельцинской "семьи" нынешнему Кремлю уже не нужны. РАО ЕЭС под контролем, Газпром осваивается, осталось взять под контроль стратегические железные дороги. Правящая группа научилась самостоятельно запускать механизм государственного принуждения для передела экономических сфер влияния.

XS
SM
MD
LG