Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Небывалая активность Генпрокуратуры - подоплека


Программу ведет Андрей Шарый. Он беседует с заместителем руководителя фракции СПС в Государственной Думе России Виктором Похмелкиным. Приводится репортаж корреспондента Радио Свобода Ивана Трефилова.

Андрей Шарый:

Генеральная прокуратура России проводит расследование в отношении некоторых высокопоставленных чиновников из правительства страны. Следователи отрицают наличие в этих действиях политического заказа. Над темой работал мой коллега Иван Трефилов:

Иван Трефилов:

Российская Генеральная прокуратура в последнее время демонстрирует небывалую активность. Буквально за неделю выяснилось, что под пристальным надзором ее следователей находится чуть ли не половина правительства страны. Кроме того, уголовные дела уже возбуждены в отношении высокопоставленного чиновника Государственного банка, а также депутата Государственной Думы.

Первой жертвой "прокурорской зачистки" стал министр путей сообщения Николай Аксененко. 9 октября следователи Генепрокуратуры возбуждают уголовное дело, связанное с расследованием фактов злоупотреблений в министерстве. А уже через 10 дней обвинение в превышении должностных полномочий предъявляется самому министру. Аксененко инкриминируется причинение ущерба государству на сумму в несколько миллиардов рублей. По версии прокурорских работников, руководство МПС ловко использовало свое право совмещать государственную и хозяйственную деятельность, в результате - неполная уплата налогов, нецелевое расходование средств бюджета министерства, финансовые махинации на долговом рынке. Теперь Николай Аксененко находится в отпуске под подпиской о невыезде. В Генпрокуратуре подтверждают также информацию о проведении расследования в Государственном таможенном комитете и Госкомитете по рыболовству, и если, по словам первого заместителя Генпрокурора Юрия Бирюкова, в рыболовном ведомстве уголовное дело возбуждено против одного из бывших высокопоставленных чиновников, то претензии следователей к таможенникам основаны на свежих фактах. Впрочем, пока это расследование проводится по факту и без указания конкретных должностных лиц, которые якобы превысили свои служебные полномочия.

Следует добавить, что Генеральная прокуратура фактически завершила следствие по делам заместителя начальника Главного территориального управления Центрального банка по Москве Александра Алексеева и заместителя председателя бюджетного комитета Государственной Думы Владимира Головлева. Первый обвиняется в злоупотреблении служебным положением при выдаче кредитов одному из "проблемных" банков. Второй - в различных финансовых нарушениях в период работы в челябинском отделении Госкомимущества пять лет назад.

Бурная деятельность Генпрокуратуры уже вызвала предположение, что на этом ее следователи не остановятся. Неназванные источники сообщают, что проверки в настоящее время проводятся в Министерстве по делам природных ресурсов, Министерстве по делам печати и Министерстве по чрезвычайным ситуациям. Прокурорские чиновники эту информацию категорически опровергают. В частности, Юрий Бирюков утверждает, что в Генпрокуратуре даже пытались найти человека, который распространяет слухи о проводящихся следственных действиях в отношении министра Сергея Шойгу. Впрочем, все эти опровержения почему-то самым странным образом отражаются на поведении отдельных правительственных чиновников. Тот же Сергей Шойгу, еще в минувшие выходные выглядевший совершенно здоровым, во вторник отправляется на обследование в больницу в связи с повышением артериального давления. Точно так же постарался удалиться от дел и глава Министерства по делам печати Михаил Лесин. Он совершено внезапно уходит в отпуск.

Сейчас существует несколько версий, объясняющих повышенное внимание следователей прокуратуры к различным правительственным учреждениям. По одной из них, под генеральным прокурором Владимиром Устиновым закачалось кресло и он решил восстановить доверие к себе возбуждением ряда громких уголовных дел, тем более, что никаких сверхъестественных усилий для этого ему прилагать не требуется - по сути, все материалы о нарушениях и злоупотреблениях прокуратура получила из Счетной палаты, которая ведет собственные проверки многих министерств и ведомств. Однако, вряд ли стоит думать, что российская прокуратура, даже имея в своем распоряжении все необходимые документы, по собственной инициативе и без указания сверху решилась бы на такие резкие действия. Другая версия связана с борьбой группировок в президентском учреждении. Якобы, так называемая "питерская команда" всерьез собралась захватить пока не подвластные ей ведомства. В самой же Генпрокуратуре все объясняют просто: никакой политики в действиях следователей нет, совпадение по времени нескольких громких расследований является всего лишь случайностью.

Андрей Шарый:

У микрофона в Московской студии Радио Свобода первый заместитель руководителя фракции СПС в Государственной Думе Виктор Похмелкин. Господин Похмелкин, мой коллега Иван Трефилов предложил три версии происходящего - активность генерального прокурора лично, который опасается своей отставки, борьба группировок вокруг Владимира Путина и обычная деятельность юридических органов - никакой политики - какую версию вы предпочитаете?

Виктор Похмелкин:

Я категорически отвергаю третью версию. К сожалению, при нынешнем руководстве Генпрокуратура просто неспособна заниматься нормальной юридической деятельностью, а вот первые две версии мне представляются вполне обоснованными. Кстати, не секрет, что перед отставкой руководство Генеральной прокуратуры начинает проявлять повышенную активность. Так было и при руководстве прежней Генеральной прокуратуры, так и сейчас, и, в общем, эта версия мне представляется вполне правдоподобной. Точно так же я считаю, что борьба бюрократических кланов всегда в России, да и в Советском союзе, проводилась с помощью правоохранительных органов. И, в общем, практически даже представители Генеральной прокуратуры и все, кто знают это ведомство, и не пытаются отрицать, что за всеми этими скандалами и процессами нет никакой серьезной правовой основы, хотя факты могут иметь место те или иные, но самое главное - что существует политическая подоплека и прокуратура в очередной раз используется в качестве инструмента такой борьбы.

Андрей Шарый:

А как вы считаете, кому выгодна вот эта серия возможных отставок или уголовных преследований, кто может стоять за этими действиями Генпрокуратуры, если это не Устинов?

Виктор Похмелкин:

Я не могу назвать фамилий, потому что я не располагаю, естественно, всей информацией, и потому что я свято чту презумпцию невиновности, но ясно, что основной как бы фронт борьбы пролегает между старой бюрократической группировкой, которая была у власти при президенте Ельцине, и часть ее осталась и сегодня на определенных доминирующих местах, и новыми бюрократическими группировками, кстати, не только "питерской", как ее называют. "Питерская команда" - тоже неоднородное понятие - есть и другие бюрократические кланы, которые посчитали себя так или иначе обделенными в ходе того или иного политического или экономического распределения. И, естественно, что сегодня эта борьба обостряется, потому что есть еще возможности что-то от этого пирога отхватить. Потому что буквально через год уже, когда начнется избирательная кампания - парламентские и президентские выборы - ясно, что власть должна будет демонстрировать единство, полную консолидацию, иначе она просто рискует очень сильно потерять в глазах избирателей. Так что, мне кажется, что этот процесс вполне закономерный и естественный. Беда только в том, что, к сожалению, методы используются в этой борьбе не только уязвимые с нравственной точки зрения, но и просто откровенно противоправные.

Андрей Шарый:

Господин Похмелкин, вы назвали эти процессы закономерными и естественными - как активно действующий политик, вы считаете своим долгом противостоять этим закономерным и естественным процессам, или вы признаете то, что это объективные вещи, и ничего с этим сделать нельзя в нынешней России?

Виктор Похмелкин:

Я считаю, что бюрократическое засилье - это главная опасность для России, и я считаю бюрократический класс главным своим политическим оппонентом, поэтому, конечно, намерен противостоять - не участвовать в этой мышиной возне, борьбе одного клана с другим - в конце концов, в общем, пока они грызутся между собой, может, от этого, в конце концов, выиграет и гражданское общество, поскольку они апеллируют к нему в этой борьбе - но самая главная задача сегодня - дебюрократизация всей государственной, общественной жизни, обеспечение таких условий, когда бы жизнь рядового нормального гражданина не зависела от того, какая бюрократическая группировка находится у власти и вообще как можно меньше зависела от власти. Поскольку я абсолютно убежден, что власть может только не мешать людям жить нормально, а когда она начинает активно вмешиваться в эти процессы - результаты вполне естественны... Так что как активно действующий политик я заявляю, что я нахожусь в оппозиции ко всему бюрократическому клану и буду вести борьбу за то, чтобы максимально ослабить его позиции в государственной и общественной жизни.

Андрей Шарый:

А как вы и ваша партия СПС будете дебюрократизировать Россию? Есть какие-то конкретные способы?

Виктор Похмелкин:

Вне всякого сомнения. Я, прежде всего -законодатель. Поэтому я предлагаю несколько законодательных инициатив. Одна из них - проект федерального закона об административных процедурах. Он еще на прошлой сессии внесен в Государственную Думу, я являюсь его автором, разработчиком, инициатором. Суть предельно проста: обеспечить абсолютную прозрачность, подконтрольность обществу всех управленческих решений, затрагивающих права и свободы граждан или юридических лиц, я подчеркиваю, всех, сверху донизу. Это означает, что ни одно управленческое решение не может быть принято и не вступит в силу, если оно проходило келейно, закрыто, без допуска к процедуре подготовки его принятия представителей общественности, средств массовой информации и так далее. Закон довольно большой, подробный, такие законы действуют во многих демократических странах. Я думаю, что нет смысла говорить, что уже получено отрицательное заключение от правительства Российской Федерации на эту тему, не секрет, что и администрация президента, так сказать, без восторга относится - тем не менее, мы за этот закон будем бороться. Второе: реформа правоохранительной системы. Сейчас в Государственной Думе находится проект федерального закона об изменениях и дополнениях в закон о прокуратуре. Я - один из его авторов. Суть его в том, что прокуратура должна заниматься своими прямыми обязанностями - поддерживать обвинение в суде, обеспечивать уголовное преследование, бороться с преступностью, но ей нечего делать в экономике, как это сегодня имеет место, когда прокуратура получает деньги, конкретные деньги за иски против тех или иных коммерческих структур. Совершенно очевидно, что от этих функций прокуратура должна быть отлучена, тогда как ее функции уголовного преследования должны быть усилены. Второе направление - судебная реформа. Пока мы не получим настоящий, реально независимый суд, свободный от любого бюрократического вмешательства - ничего с места не сдвинуться. Можно продолжать - практически по каждой крупной проблеме есть законодательные инициативы, но, увы, беда в том, что Государственная Дума, парламент страны, призванный принимать законы в интересах избирателей, полностью контролируется президентом и правительством. Так называемый Союз четырех - фракции "Единство", "Отечество", "Народный депутат", группа "Российские регионы" - в массе своей голосует по прямой подсказке и по прямой указке из кремлевских кабинетов. Конечно, это крайне затрудняет борьбу и приходится прибегать к различным тактическим маневрам.

Андрей Шарый:

Господин Похмелкин, вы, не как активный политик, а просто как избиратель - каких действий вы ждете в этой ситуации от президента?

Виктор Похмелкин:

Он должен определиться: с бюрократами он, или все-таки он с гражданским обществом. Попытка усидеть на двух стульях приводит к тому, что, либо бюрократия подомнет президента под себя, либо он окончательно станет на ее сторону и потеряет тем самым то доверие, которое имеет сегодня у большинства общества.

Андрей Шарый:

А вам нынешний президент не представляется просто частью этой бюрократии? Мне лично кажется, что он очень уютно чувствует себя в таком окружении?

Виктор Похмелкин:

Я пока еще не теряю надежды, что президент может совершить гражданский поступок, хотя, конечно, пока в большей степени он демонстрирует то, что он является частью этой системы. Но у него есть ресурсы для того, чтобы все-таки повернуться лицом к обществу. Хотя, это требует в сегодняшних условиях практически героизма.

Андрей Шарый:

Констатацией того, что у нас с господином Похмелкиным - первым заместителем руководителя фракции СПС - несколько разный все-таки взгляд на политический потенциал президента Путина мы заканчиваем беседу.

XS
SM
MD
LG