Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Григорий Явлинский комментирует трагедию в США и реакцию на нее в России


Владимир Бабурин:

Григорий Алексеевич, появились первые результат социологических опросов - тенденция такая: "Людей конечно жалко, а вот Америку не очень", - как вы это оцениваете?

Григорий Явлинский:

У меня нет никаких специальных соображений по этому поводу. Все люди, которых лично я знаю, очень сочувствуют и переживают это как большую трагедию. Других людей я не встречал. Поэтому, кто делает эти опросы, какой смысл в этих опросах - я не могу вам сказать.

Владимир Бабурин:

США уже заявили, что не останутся террористы безнаказанными, что будет подготовлена акция возмездия, заседает руководство НАТО по этому поводу - как вы полагаете, должна ли Россия оказать военную помощь, если ее об этом попросят, и попросят ли ее об этом?

Григорий Явлинский:

Речь идет не о примитивном возмездии, не просто о том, чтобы куда-нибудь ударить и взорвать аналогичное количество зданий или убить аналогичное количество людей, а речь должна идти о содержательных вещах. Отношения между государствами отличаются от отношений между людьми, и тем более - людьми эмоциональными. Меры, которые должны быть выработаны, должны докопаться до причин, должны быть очень глубокими, должны быть и военные меры, и меры в области безопасности, и очень важно, чтобы США рассмотрели этот вопрос и с точки зрения внутренних проблем США, которые там у них есть, и которые, конечно, явились, в том числе, причиной такого глубокого провала в области безопасности. Я думаю, что это большой комплекс мер, и в этом смысле, конечно, Россия должна участвовать, потому что международный терроризм - угроза для всех. И у России есть эти угрозы, и внешние, и внутренние, и есть и внешние, и внутренние проблемы, которые Россия не решает, к сожалению, которые в случае опасности могут оказаться роковыми, как мы видим на примере США. Безусловно, такая великая и огромная страна, как Россия, должна участвовать в полной мере во всей международной деятельности по пресечению международного терроризма.

Владимир Бабурин:

Как вы оцениваете реакцию ваших коллег по Государственной Думе, в частности, лидеров коммунистов и Жириновского - она была адекватной? Вас это чем-то удивило, или это было нормально для Зюганова и Жириновского?

Григорий Явлинский:

Государственная Дума сделала общее заявление, подписанное всеми лидерами фракций. Оно было полностью в рамке того, что говорил президент. И в этом смысле заявление Государственной Думы отражало ту же позицию, которую выразил президент Путин, выражая свои соболезнования и солидарность с американским народом. Что касается отдельных заявлений Зюганова или Жириновского - я во-первых, их не слышал, а во-вторых, в них не может быть ничего интересного, потому что у них такая роль, они играют разные националистические мелодии, исполняют каждый раз. Не думаю, что это что-либо новое, или имеющее интересное продолжение.

Владимир Бабурин:

Буквально через несколько часов, может даже меньше, после взрывов во Всемирном торговом центре в прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" выступал Сергей Ястржембский, который увязал теракты в Америке с событиями в России - на Северном Кавказе - и сказал, что теперь мир по-другому посмотрит на происходящее в Чечне. Как вы полагаете, следует ли из этого, что военная акция, контртеррористическая операция, как ее называют, в Чечне будет усилена именно потому, что может быть сейчас мир и не обратит внимания на это?

Григорий Явлинский:

Я свою позицию неоднократно высказывал по событиям на Северном Кавказе. И хочу подчеркнуть, что события, которые произошли в Нью-Йорке и Вашингтоне - они не изменили ни мою, ни общую - нашей партии - позицию по данному вопросу. Я считаю, что ведение антитеррористической операции - одна стратегия и тактика, а ведение полномасштабной войны, при которой страдает все население всей республики - независимо от национальности и независимо от того, гражданские это лица или те, кто берет оружие в руки, когда страдают и сопредельные территории, когда 200 с лишним тысяч беженцев - это ничего общего с антитеррористической операцией не имеет. Это как раз больше связано с тем, что в результате этого терроризм усиливается, а не уменьшается. К сожалению, в ходе тех событий, которые происходят сейчас, конечно, могут быть любые решения, но сути дела это не меняет.

Владимир Бабурин:

Вы разделяете опасения, что некоторыми военными может быть сейчас предложено использовать то, что произошло в США, и усилить военные меры в Чечне?

Григорий Явлинский:

Мне это неизвестно.

Владимир Бабурин:

Но есть у вас такие опасения?

Григорий Явлинский:

У меня есть тревога в отношении нашего внутриполитического курса в целом, независимо от всего этого. Наши операции в Чечне и две недели назад, и три недели назад, и четыре недели назад были малоэффективными, очень жестокими и вели к разрастанию конфликта глубже и глубже, к тому, что проблема не решалась никаким образом. Ситуация заходила и зашла в тупик, все больше. Новая обстановка ничего не меняет. Даже, если кто-то попробует воспользоваться сложившейся ситуацией - по сути-то она сохранится прежней.

XS
SM
MD
LG