Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Значение для России и США российской базы электронного слежения на Кубе


Владимир Дубинский, Вашингтон:

С просьбой прокомментировать сообщения российских средств массовой информации о якобы готовящемся закрытии базы электронного слежения в Лурдесе я обратился к специалисту по Кубе из Вашингтонского исследовательского института "American Enterprise" Марку Фалкоффу. По его мнению, сегодня эта база утеряла свою былую военную ценность и скорее имеет для России и Кубы символическое значение:

Марк Фалкофф:

За последние 10-15 лет система телефонной связи США претерпела серьезные изменения, и теперь все шире употребляется волоконно-оптическая связь. К сожалению для российских специалистов, база в Лурдесе неспособна прослушивать информацию, передающуюся таким образом. Более того, в США были усовершенствованы методы шифровки, а это тоже усложняет перехват информации. Зачем же тогда, вы можете спросить, Россия продолжает вкладывать деньги в эту базу? Это вопрос престижа. Поддерживая эту базу, Россия как бы заявляет: "Смотрите, мы продолжаем оставаться державой мирового значения, и у нас есть подслушивающая база в непосредственной близости от территории США", - но с точки зрения разведки ценность этой базы сейчас практически равняется нулю.

Владимир Дубинский:

Тем не менее, этот вопрос продолжает оставаться занозой в американо-российских отношениях и с точки зрения США. В прошлом году Конгресс США принял закон, который запрещает давать России новые займы до тех пор, пока она не перестанет выделять средства на финансирование базы в Лурдесе.

Марк Фалкофф:

Да, это заноза, но также символическая. По существу, это не имеет большого значения. Провести в Конгрессе законодательство, направленное против Кубы, в принципе не так уж и сложно. Лично я считаю, что Конгресс попросту тратит время, занимаясь этим вопросом.

Владимир Дубинский:

По мнению Марка Фалкхоффа, Куба по-прежнему заинтересована в том, чтобы Россия сохранила свое военное присутствие на этом острове, поскольку это вписывается в антиамериканскую политику режима Кастро, но особых симпатий кубинцы к российским специалистам не испытывают:

Марк Фалкофф:

На Кубе их называют "болос" - это не самое лестное прозвище по-испански. Кубинцы считают российских специалистов скучными и лишенными чувства юмора людьми. Может быть, это объясняется тем, насколько различными являются традиции и культура двух стран. С другой стороны, когда я был на Кубе, я заметил, что российские дипломаты и граждане, работающие там, с большой симпатией, я бы даже сказал, с некоторой ностальгией относятся к Кубе. Мне кажется, это объясняется тем, что в свое время Куба из всех стран бывшего социалистического блока была чуть ли не единственным государством, которое хотело быть в сфере советского влияния. Польша, Чехословакия, балтийские республики - все они хотели выйти из-под влияния СССР, а Куба - наоборот, была самой просоветской и всегда хотела быть как можно ближе к Москве. Может быть, поэтому те российские военные и дипломаты, которые склонны к национализму и ностальгируют по СССР, испытывают к Кубе нежную любовь. Должен заметить, что для российских граждан, там работающих, Куба - вовсе не плохое место. Там великолепная погода, хорошие пляжи, и так далее. Но надо сказать, что взаимностью эта любовь россиян на Кубе не пользуется. Когда я был на Кубе в феврале этого года, меня поразило, как открыто и часто кубинские официальные лица самого высокого ранга, включая даже министров, с неприязнью и даже презрением говорили о России. И мне подумалось, что это объясняется тем, что такого мнения придерживается теперь сам Фидель Кастро, что он сам так говорит о России на заседаниях своего кабинета - в противном случае его министры не позволили бы себе выступать с такими заявлениями о России.

XS
SM
MD
LG