Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Это дело народа - какой принимать алфавит"... Татарский язык и латинская графика


Тему ведет Лиля Пальвелева. Участвуют: председатель Народно-демократической партии "Ватан" Мохаммэт Миначев, казанский журналист Дженадат Аминов и руководитель отдела Урало-алтайских языков Института языкознания Российской Академии Наук Эдхям Тенишев.

Ведущий итогового информационного часа Андрей Шарый:

Национальное движение тюркских народов "Ватан" выступило с обвинением в адрес Кремля в попытках русификации Татарстана. Поводом для такого заявления стало намерение администрации президента России организовать обращение татарской московской интеллигенции к депутатам Меджлиса с тем, чтобы те отменили решение о переводе национальной письменности на латинскую графику. Такое решение вслед за Азербайджаном, Туркменией и Узбекистаном руководство Татарстана приняло несколько лет назад, но дискуссия о целесообразности реформы продолжается до сих пор. Рассказывает Лиля Пальвелева:

Лиля Пальвелева:

Когда Мохаммэту Миначеву, председателю Народно-демократической партии "Ватан", что в переводе на русский означает "Отечество" или "Отчизна", стало известно, что администрация президента Путина распространяет среди татарской интеллигенции Москвы обращение к депутатам Госсовета Республики Татарстан с призывом отказаться от перехода к латинской графике, Мохаммэт Миначев написал открытое письмо, в котором говориться: "Для Кремля ввод латинской графики является серьезной помехой в русификации татар. Дорогие соотечественники, помните: российские власти никогда добра не делали татарам, и это обращение, состряпанное в недрах аппарата Путина, направлено против нас и нашего будущего". И вот комментарий Мохаммэта Миначева:

Мохаммэт Миначев:

Я считаю, что это наше внутреннее дело - на какой алфавит нам переходить или писать. Но когда вмешиваются власти, тем более вот с аппарата президента Российской Федерации - вот это как-то получается нехорошо... Но все это вдруг вмешивается. Сам факт возмутил меня.

Лиля Пальвелева:

Этот аргумент, что татарская нация может быть расколота из-за того, что население Татарстана перейдет на латинскую графику, а, скажем, жители Уфы - татары - не перейдут - вас это никак не настораживает?

Мохаммэт Миначев:

Нет. Я считаю, что это никак не расколет. Во-первых, этот переход в течение несколько лет, во-вторых, я думаю, что и татары в Башкортостане, и других местах постепенно перейдут на латиницу. А потом - сам переход не будет болезненным ни для кого, потому что эти буквы всем известны. Иностранные языки в школах изучают, так что там нет каких-либо сложностей.

Лиля Пальвелева:

Это что касается школьников, а вот, допустим, взрослый человек, скажем, лет 30 - 40, который уже выучил свой родной язык на графике-кириллице - как ему теперь быть?

Мохаммэт Миначев:

Тоже очень просто. Он тоже учился в вузе, изучал иностранные языки, так что тут проблемы никакой.

Лиля Пальвелева:

Чем, по вашему мнению, латинский шрифт больше подходит для отображения татарского языка, чем кириллица?

Мохаммэт Миначев:

Ну, во-первых, эта графика точнее подходит для выражения тех звуков, которые у нас в кириллице не получается передавать. Во-вторых, на компьютерный язык легче будет переходить на основе латиницы. Ну, компьютеризация - так или иначе, она проходит. Прогресс не остановить никому. Есть ведь еще, знаете, чисто психологическое невосприятие кириллицы, потому что эта кириллица насильственно нам была навязана. Конечно, это было сделано 60 с лишним лет тому назад, но, тем не менее, обида у народа осталась.

Лиля Пальвелева:

То есть, об этом помнят?

Мохаммэт Миначев:

Конечно, помнят. То есть, этот аспект нельзя сбрасывать со счетов. Вот, получается для того, чтобы перейти на латинскую графику, имеются достаточно обоснованные аргументы. Она более подходяща для выражения тех звуков, которые через кириллицу невозможно передать.

Лиля Пальвелева:

Вашу позицию в Москве многие татары разделяют?

Мохаммэт Миначев:

Да, конечно. Это большинство. Я не буду отрицать, есть в Москве люди, которым все равно - они не читают на татарском. Те, которые читают на татарском языке, читают и пишут - конечно, те за переход.

Лиля Пальвелева:

Ну а каковы настроения в Республике Татарстан? Вот что рассказывает казанский журналист Дженадат Аминов:

Дженадат Аминов:

В Татарстане из трех с половиной миллионов населения примерно половина, а точнее - 51 процент - татары. Иными словами говоря, из семи миллионов российских татар лишь полтора миллиона живет в республике. Причем село преимущественно татарское, а в Казани татары составляют меньшинство - около 400 тысяч человек в миллионном мегаполисе. Причем только около 40 процентов городских татар считают татарский язык родным, умеют на нем писать и читать. Это либо люди старшего возраста, либо те, кто недавно приехал из села. Верховный Совет Татарстана несколько лет назад принял постановление об отказе от кириллицы и переходе на латинский шрифт. Первого сентября в Татарстане должно было начаться обучение школьников в национальных школах на латинской графике. До начала учебного года осталось всего две недели, а процесс застопорился. Нет даже букварей для первоклассников - издан лишь пробный тираж.

Тем временем среди ученых развернулась бурная дискуссия. Они спорят, а так ли уж необходим переход. Дело в том, что это будет уже четвертая реформа языка за одно столетие. Много веков до революции 1917-го года татары писали арабской вязью. Потом, отказавшись от нее, ненадолго ввели адаптированную латиницу, в середине 30-х без объяснений причин перешли на кириллицу. На ней выросло, по меньшей мере, два поколения татар, и вот, они - татары, вновь на пороге реформ. Волнует ли это самих татар? Пожалуй, что не очень. В Казани читать и писать по-татарски могут лишь немногие, остальные окончательно обрусели. Их волнуют проблемы инфляции, то, что постоянно растет цена на хлеб, а до преимущественно татароязычного села проблема пока не дошла. Какой Интернет?! Какая глобализация и единое информационное пространство, когда не до каждой деревни дошел асфальт, а в некоторых районах близ Казани, таких, как Сармановский, колхозники уже 6 лет не получали зарплаты. И, тем не менее, кое что уже происходит. Недавно в центре Казани начали менять таблички с названиями улиц. "Uskin Urame" - можно теперь прочитать на латыни.

Лиля Пальвелева:

Мало кому известно, но переход татарского и ряда других тюркских языков на латинский шрифт в 30-е годы был лишь частью большого, но нереализованного проекта. Предполагалось, что латиницей будут пользоваться все народы Советского Союза. Был даже создан Всесоюзный центральный комитет нового алфавита. Но русские, а также народы Кавказа сохранили свои исторические письменности. В противном случае не только дореволюционные книги, но даже те, что были изданы в период с 1917-го до 1930-го года, сегодня могли бы читать лишь люди со специальной подготовкой. Говорит известный лингвист, руководитель отдела Урало-алтайских языков Института языкознания Российской Академии Наук Эдхям Тенишев:

Эдхям Тенишев:

Это, конечно, очень трудно. Ну, где, в какой стране еще каждые 15 лет меняется база алфавитная? Это же колоссальные расходы, и не успевает население овладевать новой системой, значит, остается неграмотное.

Лиля Пальвелева:

А ведь у вас самого был такой опыт, когда вам пришлось осваивать другую графику?

Эдхям Тенишев:

Я учился в школе в 1928-м году еще, в татарской школе Пензы - тогда еще действовала арабская графика. Мы немножко занимались арабскими буквами. А потом вдруг все прекратилось, латинская письменность - еще учебников не было, в результате учительница была в таком состоянии раздумья - что делать как дальше быть, мы тоже не знали, что делать, а потом постепенно что-то из Казани пришло, какие-то пособия, специально стали показывать нам эти латинские буквы новые. Не по учебникам каким-то стабильным, а просто самым обычным кустарным способом, путем писания на доске. Еще учительнице надо было предварительно выучить... Но это - критический момент.

Лиля Пальвелева:

Эдхям Рахимович, а вот кириллица, на которой до последнего времени писали - она не близка татарскому языку? Почему решили ее заменить?

Эдхям Тенишев:

Дело не в этом совсем, что близко - не близко татарскому языку. Да любой алфавит - он одинаково близок, одинаково далек. Вы что, думаете, английские именно, латинские буквы для западных языков только годятся, что ли? Нет, дело не в этом. Не в графике - а вот - как приспособить системы письма к звуковой системе языка. Орфографию хорошую составить - вот в чем дело. Та латиница тоже не все отражала. А пришлось добавлять, то же самое мы добавляли и в русскую кириллицу, раз заимствуем алфавит - он отличается от звуковой системы нашего языка. Либо букв там больше, как в арабском алфавите - было больше букв, пришлось многое удалять, или же их мало, так как было в латинице и кириллице - пришлось добавлять. А дело все в другой стороне - социальной, политической. Но, шрифты не сближают народы, но, скажем, любой национальный школьник, изучающий родной язык на кириллице - когда будет изучать русский язык - ему буквы будут уже знакомые. Вот это облегчит изучение русского языка. Я еще хочу добавить: это дело народа, какой принимать алфавит. Для этого нужен референдум. Для кого мы создаем письменность - не для правительства же, а для народа широкого, значит, надо у него спросить, что он хочет. Вот это нигде не было сделано, ни в Татарии, ни в Азербайджане, ни в Киргизии, нигде, а просто президент подписывал указ и все. Но это же неправомочно, так нельзя все-таки. Надо или частичный опрос какой-то, или референдум, и получить ответ.

XS
SM
MD
LG