Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Три года после дефолта - извлекла ли Россия уроки?


Корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Юрий Жигалкин беседует с содиректором Центра российских исследований Гарвардского университета профессором Маршаллом Голдманом.

Ведущий программы "Liberty Live" Дмитрий Волчек:

Ровно через три года после финансового кризиса августа 1998-го года мировые финансовые рынки признали относительную стабильность России, придав ее государственным ценным бумагам один из наивысших среди стран с нарождающейся рыночной экономикой рейтингов. Означает ли это, что Москва извлекла для себя верные уроки из финансового потрясения трехлетней давности и ныне гарантирована от его повторения? Корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Юрий Жигалкин беседует с содиректором Центра российских исследований Гарвардского университета профессором Маршаллом Голдманом:

Юрий Жигалкин:

Несмотря на боль, причиненную множеству россиян девальвацией рубля и удар по имиджу Москвы, отказавшейся обслуживать свои обязательства, дефолт 1998-го года обернулся, тем не менее, как многие сейчас считают, вполне здоровыми последствиями. Как вы объясняете этот феномен?

Маршалл Голдман:

Быстрота, с которой Россия сумела преодолеть последствия кризиса, стала сюрпризом. Но его причины лежат в невероятно благоприятном для России стечении внешних обстоятельств. Прежде всего, это небывало высокий скачок цен на нефть, который позволил Москве безболезненно пополнить государственную казну. Помимо этого в условиях оживившейся экономической деятельности благодаря спросу на отечественные товары правительство смогло значительно повысить сбор налогов, и у него не было нужды прибегать к краткосрочным займам для того, чтобы свести концы с концами. Именно неспособность обслужить такие займы и была причиной дефолта. Однако, сейчас ситуация меняется. По мере того, как в США и Европе замедляется экономический рост, спрос на энергоносители будет падать, что сильно сократит российские валютные поступления. Вкупе с инфляцией, которая делает отечественные товары все более и более дорогими, и наносит удар по российскому производителю, это может сулить России серьезные трудности, хотя в данный момент ситуация в мире все еще благоприятна для нее.

Юрий Жигалкин:

Как вы считаете, извлекла ли Россия верные уроки из кризиса 1998-го года. Гарантирована ли она сейчас от повторения подобного катаклизма?

Маршалл Голдман:

Нет, этого сказать нельзя. Россияне извлекли некоторые уроки. Один из важнейших - необходимость аккуратного обслуживания долгов, поддержания имиджа ответственного должника. Очень важно, на мой взгляд, что российские власти решили производить в этом году выплаты по своим долгам, несмотря на заявления премьера Касьянова о том, что Россия не может себе этого позволить и не должна этого делать. В области законодательства Россия предприняла ряд важных шагов, проведя через Думу новые налоговые законы. Однако, в области предпринимательства, прав миноритарных и иностранных инвесторов, по большому счету, царит бесправие. И хотя в России растет осознание того, что оздоровление основ предпринимательства - важнейшее условие будущего успеха, эта убежденность еще не стала всеобщей. Итак, сейчас, через три года после финансового кризиса три проблемы представляют, на мой взгляд, основную опасность для России: падение цен на нефть, рост инфляции, и нежелание олигархов играть по ясным, понятным, принятым в международном обиходе правилам.

XS
SM
MD
LG