Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Церковь, государство и общество в современной России


Дмитрий Волчек:

Церковь, государство и общество в современной России - соображениями на эту тему с журналистами поделился в четверг, незадолго до начала нового церковного года, председатель отдела внешних связей Московского патриархата митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл. Рассказывает Лиля Пальвелева:

Лиля Пальвелева:

Свой краткосрочный отпуск президент России Владимир Путин провел, посещая православные монастыри севера страны. Такого давно, пожалуй, с царских времен, в России не было. Вот комментарий митрополита Кирилла:

Митрополит Кирилл:

Это, конечно, его личное дело. Он может поехать на море купаться и путешествовать по рекам и озерам, и может посещать монастыри, как каждый из нас. Я как архиерей с большим энтузиазмом отношусь к такому именно выбору. В монастыри люди приезжают для того, чтобы укрепиться духовно. Человек действительно получают благодать Божию, посещая святые места, и дай Бог, чтобы силы нашего президента были восполнены Божественной благодатью.

Лиля Пальвелева:

Но только ли в поисках Божественной благодати дело? Стоит обратить внимание на то, что совсем недавно полпред президента Сергей Кириенко высказался за то чтобы создать в России новое министерство - министерство по культам. Митрополит Кирилл считает такое предложение как минимум преждевременным и напоминает:

Митрополит Кирилл:

Совет по делам религий в советское время был очень мощным и хорошо организованным государственным органом по управлению религиозной жизнью. Таким образом, как бы использовался религиозный ресурс для достижения каких-то государственных целей. Ну, вот я думаю, что власть поменялась, а те, кто, может быть, тогда пришел к власти, подумали - а может неплохо было бы теперь весь этот религиозный ресурс уже использовать для достижения своих политических целей. Церковь выступала против такого органа, потому что мы хотели, чтобы вот эти новые условия, условия свободы, в которые вошло наше отечество, были использованы для построения принципиально новой модели отношений церкви и государства. Потому что если создается министерство - это же орган исполнительной власти. Власти над кем? Над чем? Над религиозными организациями. Значит, следующий шаг - построение вертикали этой власти. Центр - субъекты Федерации - районы, и так далее. А ведь это же все проходили. Если выстраивается вертикаль власти, если назначаются чиновники, которые должны иметь возможность, так сказать, управлять процессом, то, естественно, начинается и сам процесс.

Лиля Пальвелева:

За последние 10 лет, считает митрополит Кирилл, новая модель отношений между церковью и государством в России фактически сложилась:

Митрополит Кирилл:

Со стороны церкви была принята Основа социальной концепции, мы знаем, что сейчас и государство идет по пути принятия концепции церковно-государственных отношений. Я думаю, что по принятии этого документа как бы завершится создание этой теории религиозно-государственных отношений.

Дмитрий Волчек:

Продолжит тему комментарий ведущего программы Радио Свобода "С христианской точки зрения" Якова Кротова:

Яков Кротов:

Нынешняя пресс-конференция митрополита Смоленского Кирилла была в своем роде уникальной, потому что она одновременно велась и для пользователей Интернета. Тем самым один из самых активных архиереев Русской Православной Церкви продемонстрировал еще раз, что христианство - это не только средневековые облачения и церковно-славянский язык, что можно веровать в чудо Воскресения и пользоваться новейшими достижениями техники, можно быть властителем архиереем и не бояться прямых вопросов. Вопрос в том, насколько современные технологии современны. Интернет, оказывается, вполне совместим со средневековыми представлениями о благодати, власти и собственности. Именно в средневековье сложилась традиция паломничать по монастырям. Еще святой Иоанн Златоуст говорил, что не нужно совершать паломничество ни в Иерусалим, ни куда либо далеко, когда есть возможность, необходимость накормить бедняка, нищего, который живет рядом с твоим домом. Благодать приходит не потому, что человек куда-то приехал, уехал, а потому, что он открывает свое сердце Богу.

В XVII веке цари ездили по монастырям на санях. В таких случаях вводился даже особый чин ухабничего. Теперь правитель страны за несколько дней облетает столько святынь, сколько Иван Грозный за всю жизнь не видел. И вместо ухабничего с ним едут кинооператоры, запечатлевающие для показа по телевидению набожные движения и речи президента. Но суть остается одна: светская власть никак не может научиться веровать для себя, а не для окружающих. Возможно, именно поэтому лидеры церкви так двусмысленно держатся по отношению к власти: с одной стороны, и Святейший Патриарх, и митрополит Кирилл выступили сейчас дружно за возвращение монастырям земель, конфискованных во время революции. С другой стороны, митрополит Кирилл еще раз высказался против организации какого-либо органа, надзирающего за отношениями религиозных конфессий и государства. Он сказал, что достаточно концепции церковно-государственных отношений. Этим летом два варианта подобной концепции были выработаны государственными чиновниками в Москве. И оба варианта сходятся в одном: православная церковь, точнее - Московская Патриархия - получает привилегии по сравнению с другими традиционными и нетрадиционными религиями. Государство жестко обязуется контролировать деятельность иностранных проповедников и всех, кто неугоден иерархам церкви. Таким образом оказывается, что члены Святейшего Синода выступает за выборочное восстановление дореволюционного порядка. За возвращение дореволюционных земель, за возвращение царских объездов по монастырям, но против восстановления института Обер-прокурора, который со стороны императорской власти надзирал за тем, как русская церковь до революции тратила деньги, которые получала от государства, как получает она их и теперь.

XS
SM
MD
LG